Марго и карусель. История одного витка

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ ІІ. РУБИКОН. ГЛАВА 15. РУБИКОН

ЧАСТЬ ІІ. РУБИКОН

 

Дневники на основе черно-белых снов:

Главные герои моих черно-белых снов: Шарлотта, Орелия, Александр, Марк являются в моих видениях уже полгода. Образ Орелии - это копия Кристин, который показывает мне важность дружбы и совместного легкого, но эмоционально насыщенного времяпровождения. Марк символизирует Мартина и его способность быть верным и преданным. Александр — это воплощение Дэниела и всех захватывающих дыхание возможностей, появившихся в моей жизни после романа с ним.

Я привыкла к ним и радуюсь тому, что недостающие качества и способности приходят ко мне через образ Шарлотты. Я часто думаю о любовном повороте сюжета Шарлотты и Александра, о его зеркальности главных линий их романа с моей жизнью. Только проявляется эта зеркальность с точностью наоборот.

Несмотря на их духовную близость, было очевидно, что Шарлотта принебрегает отношениями с Александром, хотя ничего серьезнее и важнее не было в ее достаточно молодой жизни. Слава слепит ей глаза, и чем больше Александр заявляет о себе, о важности их связи, тем больше Шарлотте хочется убежать.

В отношениях Марго и Дэниела первую скрипку играет Дэниел. Он инициирует их встречи, принимает важные решения единолично, планирует их совместное будущее, а возможно, - его отсутствие.

 

 

 

ГЛАВА 15. РУБИКОН

 

Прошло уже больше месяца после Нового года, а меня не покидало чувство остановки времени. Все дни казались похожими один на другой, и мне не верилось, что моя огромная квартира, в которой привычно раздавались звенящие голоса и радостный смех друзей, сейчас находится в безмолвии и угнетающей пустоте.

Уже больше месяца каждое мое утро начиналось не раньше одиннадцати, когда я не торопясь поднималась, варила горячий крепкий кофе, и в сонном безмолвии пыталась понять, чем же мне заниматься дальше, куда двигаться от давящей неопределенности, мысли о которой я все больше и больше нагнетала в своей голове.

Единственным моим спасение было написание сценария. Несмотря на то, что эту идею я вынашивала уже больше трех месяцев, за серьезную работу я взялась только после нового года. И неудивительно: когда большинство твоих мыслей занято другими людьми, времени на творчество не остается.

Когда я осталась одна в звенящей тишине своей огромной квартиры, где еще надавно звучали голоса любимых людей, я думала что сойду с ума. Потому быстро стала заполнять внутреннюю пустоту тем, что было важно именно для меня, а не для Дэниела, Мартина или даже Кристин. Сначала я записалась на два онлайн-курса: один по истории моды, другой — по написанию сценариев. Позже досмотрела все фильмы из списка, который Кристин составила для меня еще в сентябре. Работа продвигалась неплохо, моих персонажей — Орелию, Шарлотту, Александра и Марка так легко было описывать с оглядки на произошедшие недавно события.

Без сомнения, с Кристин было бы легче переживать обоюдно несчастливый период, и я даже немного злилась на нее за то, что она меня бросила именно тогда, когда ее поддержка мне была особенно нужна. С другой стороны я ее отлично понимала – вместо того, чтобы предаваться грустным мыслям в серой и холодной Украине, ей нужно было развеяться во Франции, увидеться с друзьями и семьей.

В одно холодное январское утро я радовалась тому, что Кристин должна вернуться через пять дней, и это была самая чудесная новость после месяца безрадостного затишья. По сути, весь январь я находилась в состоянии неопределенности насчет ее приезда, так как работа над исследованием застопорилась еще два месяца назад, и решения этой проблемы она не видела.

Для меня отсутствие Кристин неожиданно и внезапно открыло творческий подъем. Я снова обратилась к своему утреннему ритуалу – заварила свежемолотый кофе, бодрящий аромат которого настраивал на рассудительный лад, и на бумаге оживляла, ставших мне родными, персонажей. Одно январское утро ничем не отличалось от остальных январских предшественников, но именно недавний творческий подъем заставил меня по-другому оценить ситуацию, обозначить и дать имя новому периоду своей жизни.

Рубикон. И пусть я еще не до конца осознавала этот факт, но начиная с нового года я находилась на другой территории. Впрочем, я никак не находила себя после прохождения Рубикона и не знала, что делать на новом берегу.

Красивый и насыщенный «карусельный» период начал свое движение пять месяцев назад в жаркий августовский день, когда я получила новость об увольнении с работы. В момент потери хорошего и перспективного места меньше всего думаешь о том, какие приятные сюрпризы приготовила для тебя судьба. Но именно прекратив деятельность, которая прочно подчинена жестким правилам, я вплотную подошла к раздорожью. Я выбрала следование по пути неясности и черно-белых снов и не пожалела: за все жизненные блага больше не приходилось бороться – они, словно приходили сами по себе, будь то деньги, ресурсы или любовь.

«Карусельный» период не был мгновенным решением или импульсом, я подходила к нему постепенно, шаг за шагом, расширяя круг интересов, заводя новых друзей в разных странах, путешествуя при каждой первой возможности, и даже начиная думать про семью и ее неизбежность в жизни женщины. Все эти семена были посеяны за год и более до знакомства с Кристин, и, как следствие, я собирала урожай в виде нового мировоззрения, более свободного, творческого и даже немного хаотичного. Я обрела свободу, а ее вкус нельзя сравнить ни с каким другим, более того, его практически невозможно заменить никаим суррогатом.



Елена Эсти

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться