Марго и карусель. История одного витка

Размер шрифта: - +

21. ПЕРЕЛОМ

Дневники на основе черно-белых снов:

 

Когда у меня появились два молодых человека и одна французская подруга, я, несомненно отмечала у себя в голове, что вряд ли смогу конкурировать с ними в плане доходов. И даже если я буду работать усерднее, то не получу больше денег — такие реалии жизни в Украине. Я иногда нервничала, думая об этом, при этом спокойно принимая подарки Мартина и редкие проявления внимания Дэниела. Но вряд ли я мечтала о том, что всю последующую жизнь я буду финансово зависма от мужчины.

Сама я до некоторго времени никогда ли сталкивалась с проблемами классового неравенства. Но такие тревожные думы породили во мне именно романтические отношения с партнерами из других стран. Я не могла перестать думать о том, что неравенство будет порождать дискомфорт. Иногда в рассуждениях Дэниела проскальзывали мещанство и надменность: он сравнивал свою страну и Украину, и, конечно, сравнение получалось не в лучшем свете. Думаю, он пользовался привелегиями, но не понимал, что получил их, лишь родившись в богатой стране.

Все это напомнило мне Шарлотту и Александра, а именно то, как намеренно она злоупотребляла своей властью и не видела свое будущее с ним не только по причине семейного положения, но и по причине неравенства социального статуса.

 

ГЛАВА 21. ПЕРЕЛОМ

 

«Погружаясь на самое дно наслаждения,

мы добываем больше песка, чем жемчужин»

Бальзак.

 

 

Я пробовала спать, но в отсутствие Дэниела у меня этого не получилось. Я не понимала, почему его именно сейчас понесло за лекарствами, и почему его нет так долго. Наши встречи исчислялись считанными часами, глупо было их тратить так бездарно.

Когда Дэниел вернулся с лекарствами, чаем и медом, то у него был вид злой и удрученный одновременно.

Я подошла к нему с объятиями и поцелуями:

- Где ты был так долго?

- Давай я сначала куртку сниму, - достаточно грубо остановил мои нежности Дэниел, что я даже опешила, почти отскочив от него и усевшись на софу, как кот, наблюдая за его передвижениями.

Дэниел стал заваривать чай, мы пили его, не говоря ни слова. Позже Дэниел резко встал и направился в спальню. Я засуетилась, начала прибирать со стола, и даже хотела помыть чашку, на что услышала шипение из комнаты:

- Оставь все как есть!

Налицо был явное изменение поведения по сравнению с первой половиной проведенного дня, словно между ними произошел перелом. Настроение явно было испорчено у обоих, и вернуть предыдущую энергии радости встречи и обжигающей нежности не предоставлялось никакой возможности. Может, я себя и накрутила, но эти два окрика оставили смутный и пока неосознаваемый осадок в моей душе.

Когда уже было темно, я проснулась и спать больше не хотела. Дэниел же спал, как убитый, видимо, лекарство подействовало. Я покрыла поцелуями всю его щетинистую щеку, лоб, губы, такой любимый подбородок, но он не просыпался. Я продолжала, но реакции не было. Мне было ужасно душно, я поднялась и сделала себе кофе, села напротив и так и сидела, просто любуясь своим любимым.

Через несколько минут Дэниел проснулся, поманил меня к себе, мы снова долго обнимались и гладили друг друга, а позже он обессиленно заснул. Я же спать не могла, и в первый раз пожалала, что мы больные, ведь в таких условиях тратить столько драгоценных часов на сон было обидно.

Проснулись мы уже ближе к девяти. В голове стоял туман — мне никак не верилось, что вместе уже более двенадцати часов.

Наконец Дэниел поднялся и сел за компьютер:

- Я хочу посмотреть, что сегодня в кинотеатре.

- Но я не хочу идти в кинотеатр, - возмутилась я.

- Я думаю, что это хорошая идея, и мы должны пойти.

- Я выйду на улицу только ради того, чтобы поесть, - попыталась отговорить его я.

- Вот, - словно не слыша меня продолжал Дэниел, - фильм «Джанго», давно хотел посмотреть.

Я хоть и была рядом, чтоб сесть к нему ближе и видеть монитор, но вернулась назад к кровати и села на нее так сильно, что аж пружины заскрипели:

- Давай, не стесняйся, найди еще что-нибудь, что нравится только тебе, - не удержала я своего возмущения, плотно надув губы.

Дэниел на провокацию не поддался и продолжал читать анонсы киносеансов, я же со злости укусила его за большой палец ноги, которую он вытянул на кровать.

- О, у нас тут водятся хищники, - пошутил он, смягчаясь. - Иди ко мне.

Позже я сидела у него на коленях и мы мирно выбирали фильм, который смогли бы посмотреть завтра, такой компромисс я хотя бы могла стерпеть.

- Здесь недорогие кинотеатры, в Лондоне дороже.

- Последнее место, куда бы я пошла в Лондоне – это кинотеатр, - фыркнула я.

Позже мы сидели в небольшом кафе и ели «пероги», вареники, по-нашему. Ужинать совсем не хотелось, даже не смотря на то, я ничего и не ела с самого утра. Дэниел начал разговор о моей работе:

- Ты занимаешься продажами?

- Нет, не совсем… Когда-то давно занималась, - мне не хотелось об этом говорить, как и о том, что работы у меня сейчас нет.

- А как там Кристин, она вернулась из Франции? Как у нее дела? - продолжал Дэниел по накатанному курсу.

- Сейчас стала заниматься исследованием больше, чем до нового года. Честно говоря, хоть и живем вместе, общаться теперь удается не так часто.

- Она тебе платит арендную плату? - опять поднял денежную тему Дэниел.

- Да, кончно, - удивилась я вопросу.

- То есть, когда она уедет, у тебя больше не будет доходов и ты будешь искать работу? А как же наше летнее путешествие?



Елена Эсти

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться