Мертвая петля.

Размер шрифта: - +

глава9

  Однако в парк Нина сразу не пошла. Ребята стайкой сидели в беседке, и она подошла. Почему-то потянуло к ним, переброситься парой слов, согреться, что ли. Дворовая команда подобралась на удивление позитивная. Девчонки ее макияж оценили:

- Ух ты, Нинка, тебе так здорово! Чего раньше не красилась?

  Действительно...

  Потом перешли на оживленное обсуждение, как провести завтрашний день, и Нина задумалась. А ведь и правда, завтра последний звонок.

  Последний учебный день в школе. А она совершенно забыла об этом, как и обо всем остальном, эта ситуация с Артемом сузила ее мир в какую-то точку. 

  Немного поболтала с ребятами, даже будто дышать легче стало. Теперь можно идти в парк, во всяком случае, она не чувствовала себя такой опустошенной.

  Черный ждал у входа. Нина скользнула взглядом по нему, парень был хорош. Красивая одежда черного цвета, как всегда. Волосы в легком артистическом беспорядке, непослушная прядка свисает на лоб. Темные очки. Ей вдруг стало немного смешно, но она сделала каменное лицо.

  Когда Нина подошла поближе, Черный сделал шаг навстречу и царственным жестом пригласил ее войти. Он тоже с интересом ее оглядывал, сегодня девочка выглядела иначе. И дело даже не в том, что она была накрашена, хотя ей шло. Глаза стали такими большими и выразительными... Но дело было не в этом. В ней словно пружина скрученная чувствовалась. И какая-то сила. И злость.

  Сначала прошлись по аллеям, потом посидели на скамейке, потом он кормил ее мороженым. Все это время они говорили. Мысли Нины время от времени некстати сползали на воспоминания, и в эти моменты, она оживлялась еще больше. А Черный оказался не такой уж тупой, пошловатый, правда. Артем интереснее собеседник, больше в музыке разбирается... Стоп, стоп... Какой к чертям Артем?! Забыть.

  Потихоньку начало темнеть. У Черного были свои планы. Целомудренная болтовня и прогулки, взявшись за руки, очень хорошо, но он уже староват для этого. А потому он незаметно сворачивал в сторону менее освещенной части парка.

  Нельзя сказать, чтобы она не поняла его маневров. Ей просто было все равно. Да и лучшее средство забыть то, что она хотела забыть, попробовать что-то новое. Так что, когда парень решил, что настало время решительных действий, она позволила себя целовать. Было неплохо, довольно приятно. Ничего общего с тем наплывом эмоций, который вызывал у нее Артем. Стоп! Какой Артем?! Забыть.

- Ты чего? – спросил Черный, почувствовав, что она отстраняется.

- Домой пора.

- Брось, - он собирался вернуться к прерванному занятию, тем более, что ей понравилось, как ему показалось.

  Однако девочка решительно отстранилась и, сказав:

- Пора, - пошла на выход.

  Черный разочарованно поплелся за ней. И тут Нина обернулась и спросила:

- Что завтра делаешь?

  Он удивленно уставился на нее.

- Ну, завтра же последний звонок.

  Андрей Ковальчук по кличке Черный был достаточно опытным в делах фарцовки и чуточку приблатненным малым, но это не мешало ему оставаться выпускником средней школы, и не лишало мизерной доли юношеской наивности. Он просто пожал плечами, как и любой другой школьник и пробубнил:

- Как что? Пойду на линейку, - он хмыкнул, - С цветами.

- А потом?

  Хмммм...

- А что, есть идеи?

- Ну... – протянула Нина.

  Она осознавала, что сейчас к ней вернулась ее забытая привычка манипулировать парнями. О, да, это была хорошая привычка, жаль, что она никогда не применяла ее к Артему!

  Стоп!!! Какой к чертям Артем?! Забыть.

  Парень подошел к ней поближе, встал вплотную:

- Так чё там с идеями?

- Приходи после линейки, - она кокетливо улыбнулась и отошла.

- Я приду к тебе завтра.

- Не забудь белую рубашку одеть, - и взгляд такой многозначительный и многообещающий.

   Девчонка ушла, а Черный смотрел ей вслед. Он и не заметил, как проглотил наживку, и сейчас чувствовал вполне предсказуемое юношеское волнение и предвкушение новой встречи.

  Кокетство страшная сила.

  По мере того, как Нина удалялась от парка, точнее от Черного, который, смотрел ей вслед (она это знала, а потому шла легкой танцующей походкой, выпрямив спину и задрав подбородок), тем больше на нее наваливалось горькое душевное смятение. А как свернула за угол, так ее накрыло. Пришлось даже остановиться, чтобы справиться с собой, чтобы набраться сил и двигаться дальше.

  А дома Нину ждал неприятный разговор с матерью.

  Вид у  матери был встревоженный и напряженный:

- Где была?

- Гуляла.

- Гуляла? Так уже ночь на дворе!

- Какая ночь, мама?! Пока только девять часов, - устало пробормотала Нина.

- А глаза чего накрасила как продажная девка? – мать не унималась, - Может, уже пора к гинекологу идти?

- Мама! – взорвалась Нина, - Прекрати!

- А что я должна думать?

  Нине даже показалось, что мама ее обнюхивает. Это было последней каплей.

- Мама! Прекрати! Прекрати немедленно!

  Она забилась в ванную, трясясь от обиды и возмущения. Прекрасное дополнение к ее отвратительному состоянию, как будто того, что ее бросил Артем, было мало! Но постепенно слезы помогли расслабиться, слезы смыли обиду, тем более, что мать все стояла под дверью и причитала:

- Ниночка, девочка моя, ну не плачь, не плачь... Прости меня, я же о тебе переживаю...

  Выплакавшись, Нина умылась и вышла прямо в объятия матери, чтобы там поплакать еще, только теперь они плакали вдвоем. Мать все твердила:

- Ниночка, я хочу для тебя лучшей доли, чем была у меня, дочка. Я... Я глупая была... А ты... ты сильная, умная, девочка моя, ты должна многого добиться в жизни. Понимаешь, Нинка? А не стать... Нинка...



Екатерина Кариди

Отредактировано: 09.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться