Мир позвал тебя, Ведьма!

Размер шрифта: - +

Глава 7-2

Пока я умывалась и пыталась найти, чем расчесать волосы, несколько раз тихо открывалась и закрывалась дверь комнаты, скрипели дверцы шкафа, кто‑то шуршал тканью и бумагами.

Меня потревожили всего раз: перекинули одежду сверху на ширму:

— Пока есть только это, переодевайся, — по голосу узнала Максимилиана. Одежда, которую он мне подал, была не новой, но пахла чистотой, травами и, что самое главное, женской и всего на пару размеров больше, чем необходимо.

Широкие штаны травянисто‑зеленого цвета пришлось немного подкатать снизу, манжеты кремовой рубашки плотно облегали запястья, не позволяя рукавам съехать, а жилетка прямого кроя до середины бедер неплохо маскировала складки штанов на бедрах и попе. Всё же это лучше той формы, что я нашла в шкафу ректора.

Ещё бы обувь по размеру, и жизнь считай удалась. Когда закончила переодеваться и вышла из‑за ширмы, Макс подал мне сапоги, а вместо носков предложил плотную ткань.

— Я не умею наматывать портянки, — покрутила в руках и тряпки, и сапоги. Они оказались тоже больше, чем надо, но хорошо, что они вообще были и щеголять босиком мне не придется. Сама удивилась тому, насколько жалобно прозвучали мои слова. Хорошо, что не капризно, а то краснеть и краснеть за свое поведение придется. — Мне бы носочки.

— Купим носочки, когда до лавок доберемся, а пока придется потерпеть, — Макс забрал обратно сапоги, жестом предложил присесть на кровать, а сам опустился рядом на корточки и, ловко замотав ступни тканью, натянул на меня обувь. — Я немного не рассчитал размер, и в носках натрешь ноги.

В комнату вошел Кайсир с ворохом бумаг в руках, большой кожаной сумкой через плечо и торчащей из кармана расческой. На неё у меня зачесались руки, но попросить не решилась — личный предмет гигиены и всё такое.

Как оказалось, расческа предназначалась всё‑таки мне. Но в руки мне ее никто не дал: Кайсир сбросил сумку на входе, свалил бумаги на ближайшую постель и сам занялся моей прической. Время от времени он доставал из воздуха нити, свивал из них тонкие шнуры и вплетал их в мою шевелюру. Зеркала в комнате не наблюдалось, поэтому оценить, что получилось в итоге не получилось. Попробовала пощупать руками, но их отстранили от прически и погрозили пальцем, как маленькому ребенку.

Вообще мужчины вели себя со мной скорее, как с ребенком. Было не то чтобы сильно обидно, но неприятно — это да. Понимала, что сама виновата, но ведь я же и возраст свой называла и говорила им, что людьми руководила и решала многие вопросы самостоятельно. В общем, слишком много я вчера говорила, а ещё больше творила и вытворяла.

— Я не умею ездить на лошади, — я решила предупредить мужчин ещё раз, не хотелось бы опозориться самой, а заодно привлечь к себе ненужное сейчас внимание на выезде из Академии.

Тем временем блондин и рыжик (ну а как их мне ещё называть?) вытаскивали отовсюду одежду, бумаги и личные предметы (последних было на удивление мало), складывали их в огромные переметные сумки. Всё же вспомнила, что видела такие в интернете, и даже запомнила, как они выглядят и для чего используются.

Оба действовали быстро, слаженно и одновременно без суеты, словно не в первый раз им пришлось в срочном порядке куда‑то выезжать. Вещей же набралось совсем немного.

— Ничего сложного, научишься, — Кайсир надёргал из воздуха еще ниточек (их цвет я опять не рассмотрела), и развесил на моей одежде. Со стороны это выглядело нелепо, как будто он специально делал всё, чтобы я выглядела неопрятно. Спросить ничего не успела: меня сдернули с постели, на которой я сидела, Кир подхватил сумку возле дверей и ещё одну из тех, что собирали Макс и Рей. Макс взял меня на руки, усадив на сгиб локтя (как ребенка, ей‑богу!), Рей забрал оставшиеся сумки, и мы вышли в коридор.

 



Рина Полевая

Отредактировано: 19.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться