Мне снится дождь

Размер шрифта: - +

Глава 5. Кафе «Старая Прага».

 

 

Поздним вечером Шнобель пошел в ту комнату в монастыре, в которой переодевались монахи, когда по делам выходили в Город. Там он облачился в абсолютно чёрный строгий костюм с чёрной же рубашкой и нацепил на карман пиджака свежесорванную красную розу. Но бутсы одел совсем не элегантные: бронебойные, прочные, с плотной рифлёной подошвой. Затем Пещерник распустил свои длинные волосы, которые собирал обыкновенно в хвост, и завил их в локоны. А после, сделал на них напыление черным лаком. После этого, он обвел глаза черной тушью, набелил лицо до мертвой бледности и накрасил губы черной помадой.

- Эх, жалко, нет у вас тут накладных клыков, как у вурдалака, - посетовал он одному из тех молодых монашков, что наблюдали за его манипуляциями.

- Это - почему же? Имеются, - ответил тот.

- Да, интересные, однако, бывают в монастырях порядки, - захохотал Шнобель.

Он подошел к шкафчику, указанному монашком. Этот маленький шкафчик стоял в углу комнаты.

- В верхнем ящике, - указал монашек.

Пещерник выдвинул ящик и выбрал подходящие вставные клыки. Потом, недолго думая, он взял также массивное кольцо с зеленым камнем, которое подошло ему на средний палец руки.

Принарядившись таким образом, он вышел к ожидавшему его в гостевой комнате Генриху. Там он зачем-то взял со стола и засунул в небольшую сумку с длинной ручкой маленькую пластиковую бутылку с газировкой. Порывшись в ящике стола, он также извлек оттуда несколько пакетиков концентрированного вишневого сока. Потом, пошарив в своих вещах, извлек газовый пистолет и зарядил "Ромашкой - 4". И прихватил с собой.

- М-да...Ну ты и оделся! Теперь - понятно, почему ты не хочешь заходить в церковь... Вернее - выходить из нее. Действительно, ни к чему лишний раз народ шокировать. И куда мы едем? - спросил только что вошедший Генрих.

- В ночной клуб "Старая Прага". Ты повезешь меня?

- Да. И через определенное время буду ждать в условленном месте. На стоянке. Встретимся в три, и поедем обратно. Только постарайся не опаздывать.

- Постараюсь, но это отчасти не от меня зависит. Поэтому, давай на всякий случай назначим еще и второй, утренний срок.

 

Было уже совсем темно. Поэтому никто бы не заметил в темноте, как машина с выключенными фарами, заворачивая за угол, лихо подскочила и исчезла в воздухе. "Материализовалась" она уже ближе к центру Ростова… И, включив через некоторое время фары, въехала на скотч-фло и поднялась на второй ярус, где понеслась с лихой скоростью. В нужном и обговоренном заранее месте Генрих остановился и высадил Шнобеля. Неподалеку был спуск на пешеходную зону. Шнобель, закрыв двери машины, вставил накладные клыки и бодро зашагал к эскалатору, спускающему пассажиров на граундфло.

Ростов мигал всей своей многоцветной мишурой огней. Ночной клуб "Старая Прага" был известным для граундфлошного тусняка местом, где собирались так называемые "вампиры". У Шнобеля был один знакомый, которого он знал просто как Гошу, и который тарился у него на мюзик-точке исключительно убойной "готикой". С этим Гошей он был в контакте и несколько раз посещал «Старую Прагу» по его рекомендации, для приобретения новых клиентов-покупателей, что интересовались подобной музыкой. Гоша, как по случайности знал Шнобель, работал именно в институте клонирования.

На входе в "Старую Прагу", сияющую ослепительными огнями, стоял швейцар в ливрее, который осуществлял фейс-контроль, и вышибала. Швейцар был плюгавым лысоватым человечком с острым взглядом и тонким носом. Вставленные им клыки были очень длинными. Вышибала был здоровенным детиной в чёрном костюме без излишеств, коротко стриженный. Веки его глаз до бровей были накрашены чёрной краской.

 

Мимо Шнобеля пролетела на флайерах девушка, одетая ведьмой. Она лихо развернулась у самого носа швейцара и притормозила невдалеке. Подойдя к швейцару, она представилась:

- Леди Старз!

- Проходите! Вас уже давно ждут! - сказал швейцар заученно. Эту фразу он повторял всем.

Подошел и Шнобель, пробормотав первое, что пришло в голову:

- Сумрачный Гость!

- Проходите! Вас уже давно ждут! - ответил швейцар с теми же интонациями. Это означало, что и Шнобель фейс-контроль прошел.

В фойе он расплатился и взял совершенно жутко оформленный проходной билет.

Внутри царил полумрак. За столиками вдоль окон собралась только респектабельная публика. На шорах красовались великолепные виды старой Праги. В бокалах у многих была налита красная жидкость цвета крови - коктейль "Кровавая Мэри", от которого напрочь улетала крыша. При заказе официанту надо было заказывать "стакан крови" – и тогда он подавал этот коктейль. Затем было принято тянуть эту бурду через специальную соломинку.

Как знал Шнобель, публика попроще или танцевала под музыку в самом центре зала, или "отвисала" слева, у стены, за барными стойками. Он тоже приблизился к ближайшей от выхода стойке и стал, почти упёршись спиной в стенку. Пещерник осторожно, не привлекая внимания, придвинул к себе чужой пустой стакан из-под "Кровавой Мэри" с торчащей из него соломинкой. Затем незаметно спустил его под стол и налил туда газировки из бутылки, захваченной с собой. И высыпал туда же пару пакетов растворимого вишневого сока. Размешав содержимое соломинкой, он поставил стакан на стол. И теперь делал вид, что посасывает напиток и потихоньку «прибалдевает». При этом взгляд его плавно скользил по окружающей публике.



Манскова Ольга

Отредактировано: 09.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться