Monday

Глава 17.

Когда я вернулась домой, то меня ждал небольшой сюрприз от родителей и Адама. Они приготовили праздничный ужин в честь моих спортивных успехов, не смотря на усталость после долгого перелёта. У меня не было настроения, чтобы радоваться вместе с родными своему серебру и золоту на Чемпионате мира, так как мои мысли были забиты совершенно другими заботами, но я не хотела обидеть их грустью на своём лице и объяснять, что же произошло, поэтому мне пришлось натянуть улыбку и поделиться своими эмоциями и впечатлениями, когда я выступала и стояла на пьедестале.

Вечер прошёл замечательно, как и должен проходить в дружной и любящей семье, какой мы являлись. Адам даже позволил съесть мне небольшой кусок торта под предлогом, что я это заслужила, чем очень удивил меня, но я не стала есть больше двух ложек, потому что понимала, что это навредит не только моей фигуре, но и здоровью. А здоровье было главной составляющей моих эффективных тренировок.

После ужина я закрылась в своей комнате и долгое время провела в раздумьях о том, что же мне предстояло сделать дальше — избавиться от ребенка и продолжить тренировки, но зато попасть на олимпиаду и показать там свой максимум, или же родить, но навсегда попрощаться со спортом, потому что ещё четыре года тяжелой работы ради одного соревнования я бы не выдержала. Для меня было очень трудно просто думать об этом, не то чтобы принять какое-либо решение, так как оно требовало незамедлительных действий. 

Чтобы отвлечься, я немного размялась и начала делать различные комбинации на бревне. Возможно, это была глупая затея в моём-то положении, но я не могла что-либо поделать с собой, так как это успокаивало меня и придавало мне сил. К тому же, не смотря на своё положение, я не боялась делать те же сложные элементы на значительной высоте, может быть потому, что не хотела этого ребёнка и желала как можно быстрее избавиться от него, пока беременность не начала менять моё тело и мешать тренировкам, но я не хотела, чтобы это произошло благодаря намеренной операции, я была слишком слабой, чтобы решиться на такое.

Из-за этого смятения я не ходила в колледж на протяжении нескольких дней, заранее попросив Ханну присылать мне лекции, чтобы я не отстала по учёбе. Я так же отключила телефон, чтобы Стивен не смог дозвониться мне и спросить меня о том, что же происходило в моей жизни, потому что мне было стыдно смотреть ему в глаза и врать, зная, что он всегда был честен со мной. По этой же причине я не ходила в зал, а тренировалась дома, хоть мне и звонил тренер, чтобы сообщить, что он проверил оборудование, поэтому будет спокоен за меня, если я приду тренироваться. Я понимала, что Стивен наверняка мог дожидаться меня у спортивного комплекса, чтобы поговорить, так что мне пришлось абстрагироваться абсолютно от всего, что помогло бы мне увидеть того, кем я сильно дорожила.

Долго я сидеть дома не смогла бв, потому что в пятницу я должна была идти к врачу, чтобы акушер-гинеколог составил обменные карты и направил меня на анализы. Я ничего не спросила у женщины про аборт, а лишь внимательно слушала, в какой кабинет мне необходимо пройти и когда мне нужно будет придти, чтобы сделать УЗИ. В какой-то момент я умудрилась ляпнуть, что у меня несильно болел живот после того, как я падала на тренировке, после чего врач отчитала меня и запретила вообще тренироваться, когда узнала, что я занималась спортивной гимнастикой. Её слова оказали сильное воздействие на моё сознание, но я всё равно продолжила заниматься дома.

В какой-то степени мне повезло, потому что за то время, что у нас был заслуженный отдых, я могла бы привыкнуть к изменениям не только физическим, но и эмоциональным. Самым трудным было терпеть расслабление в мышцах, которое не позволяло сделать сложных элементов на брусьях и других снарядах. Мне приходилось не только растягиваться и тренировать рандомные комбинации, но и так же делать упражнения на укрепление мышечного скелета, чтобы не чувствовать мягкие мышцы, вместо напряжённых.

В раннее субботнее утро я проснулась с мыслью, что мне всё равно не удастся долгое время игнорировать Стивена, поскольку я обещала ему, что я приду к нему в гости в выходные. Я хотела позвонить ему после завтрака, потому что в то время, когда я проснулась, мне было очень плохо, и я чувствовала небольшую тошноту. Я надеялась, что после приёма пищи мне станет лучше, но когда я спустилась вниз по зову мамы, то была удивлена внезапному появлению Стивена в нашем доме, да к тому же в такой ранний час. 

— Доброе утро, дорогая, — мама улыбнулась мне, заканчивая приготовление завтрака, и мотнула головой в сторону, чтобы я направилась к столу.

— Да...доброе, — я улыбнулась в ответ маме, а так же и отцу, когда подошла к столу. 

Я заметила, как Стивен пристально наблюдал за мной, когда я села за стол, ожидая завтрака, и наши взгляды невольно пересеклись, от чего я смутилась и посмотрела в сторону, чтобы не позволять моему соблазну смотреть на Стивена, не отрывая от него взгляда.

— Эмми, ты сегодня такая бледная, случилось что? — я вздрогнула, когда услышала вопрос отца, и не понимала, что я могла бы ответить ему, так как некоторое время назад меня тошнило и по этой причине я выглядела вялой и уставшей. 

— Это, наверное, из-за того, что она в последнее время очень мало ест. Ей нужно набираться сил, а не голодать, — Адам ответил отцу вместо меня, потому что думал, что знает обо мне абсолютно всё. Если бы он всё знал, то не позволил бы нам со Стивеном даже находиться в одном помещении.

— Я, кажется, спросил Эмми, а не тебя, Адам, — отец вежливо заставил его помолчать, когда его не просили отвечать на вопрос, и устремил взгляд на меня. Я так же заметила, что и Стивен ждал моего ответа, так как хотел знать, по какой причине я пропускала занятия.

— Не знаю, может приболела немного, нет ни сил, ни аппетита, — я очень надеялась на то, что этот разговор не будет развиваться, потому что я не умела врать родителям.



tanya haze

Отредактировано: 10.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться