Monday

Глава 38 (часть 1).

Через некоторое время мы со Стивеном отправились на склон. Хоть он и переживал за то, что я могла неудачно упасть, что-то повредить или же плохо себя почувствовать из-за нагрузки, он не был на этот раз чересчур категоричен и не слишком зацикливался на мне. Он получал удовольствие от катания, когда отпустил контроль над ситуацией и позволил всему идти своим чередом. Я считала, что для него это было особенно важно, ведь если бы он следил только за мной, то у него не получилось бы выполнять элементы на трамплине и выступах. Стивен делал их настолько легко, что я была поражена тому, как он мог делать что-то сложное без каких-либо трудностей. Это давало мне мотивацию двигаться вперёд, ведь если он мог, то и я могла создать что-то невероятно сложное и обыграть всех своих соперниц.

Мы провели так всю оставшуюся неделю: катались на склоне, отдыхали в кафе и даже иногда ходили на каток. В первые дни пребывания на горнолыжном курорте я не увидела, что здесь можно было кататься на коньках, а остальные дни я сидела в гостиничном домике, поэтому я была рада, что мы порой на час или два могли сменить род деятельности и поразвлекаться. Я хоть и не была профессиональной фигуристкой, как Ханна, но зато умела кататься на коньках по кругу арены без падений, поэтому теперь я учила Стивена, а не он меня.

Я не замечала, как пролетало время и с каждым днём конец нашего отдыха приближался. Мы наслаждались присутствием друг друга, общались, находились в полной тишине по вечерам и делились чем-то важным. Мы обсуждали наше будущее, планы на ближайший месяц, мои программы, но ничего для меня не было настолько важным, как признания в любви. Больше всего, мне нравилось, как Стивен вспоминал наши первые встречи, как мы гуляли в лесу и болтали у реки, эти воспоминания были приятны мне, поэтому я была готова разговаривать об этом хоть весь день.

В последний день нашего пребывания здесь мы никуда не пошли. Нам хотелось побыть вдвоём весь день в объятиях друг друга, потому что мы не знали, когда ещё будет у нас такая возможность. Я не хотела думать о том, как будут проходить мои будни, когда я вернусь домой, потому что я знала, что я буду долго привыкать к тренировкам и восстанавливать режим. Я осознавала, что у меня совершенно не будет времени на частые встречи со Стивеном, поэтому я старалась запомнить нежность его рук и вкус его поцелуев, чтобы прокручивать эти моменты в своей памяти, когда мне будет не хватать человека, которого я любила.

— Эмми, ты так часто говоришь о том, как ты будешь тренировать свои программы для чемпионата страны, — Стивен начал издалека, и я понимала, что сейчас зайдёт речь о том, что нужно перестать заниматься гимнастикой.

— Что в этом такого? Я просто волнуюсь перед предстоящими соревнованиями, как никак нужно подтверждать то, что я достойна того, чтобы стоять на пьедестале, — я посмотрела на него, и моя мимика оживилась, потому что когда я говорила о своём любимом деле, я могла говорить часами и довольно радостно.

—Да, я понимаю тебя, но...

— Что?

— Тебе не кажется, что нужно на время прекратить тренировки. С твоим положением на них лучше не ходить, ведь обычный гимнаст подтвергает себя опасности, тренируя привычные комбинации, а в твоём положении риск увеличивается в несколько раз.

— Но ведь живота ещё не видно, я могу ещё успеть выступить на нескольких соревнованиях, почему всё прекращать нужно именно сейчас?

— Потому что ты беременна, Эмми. Ты должна понимать, что гимнастика и беременность не совместимы.

— Но ведь Лариса Латынина выиграла аж чемпионат мира, будучи на пятом месяце беременности, и ничего, родила здорового ребёнка! — я упрямилась, но понимала, что Стивен так же будет стоять на своём.

— Так это было лет так семьдесят назад, тогда и гимнастика не была настолько сложной, как сейчас. Конечно на перекладинах были свои риски, но в целом тогда можно было без страха тренироваться и выступать в положении. А сейчас, если не так приземлился или потерял равновесие, то есть риск сломать то ногу, то руку, а то и позвоночник.

— Не будь так категоричен, прошу, я же столько раз падала на тренировках перед чемпионатом мира, и ничего не случилось.

— Тебе просто повезло, что ничего не произошло. Я против тренировок, я не хочу потерять сразу двух дорогих мне людей, если ты неудачно приземлишься, — Стивен обнял меня крепко, дав понять, что он говорил всё это на полном серьёзе.

Я понимала, что он дорожил мной и не хотел, чтобы я делала что-то необдуманное, но мне хотелось продолжить свои тренировки, получать этот азарт и желание развиваться. Если бы я прекратила тренироваться задолго до родов я неприменно набрала бы лишний вес, и к своей идеальной форме я возвращалась бы довольно долго. А так тренировки могли бы поддерживать моё здоровье и держать меня на плаву. Без своего спорта я не чувствовала себя живой, я боялась и думать о том, что будет, если я действительно не смогу вернуться и навсегда забуду о гимнастике. Я просто не хотела даже это представлять. Это был мой ночной кошмар.

— Я понимаю, что ты волнуешься, но я не смогу жить без тренировок. Да и мои родители это не одобрили бы, — его было не переубедить, поэтому я просто сдалась доказывать ему что-либо.

— Кстати, о родителях. Ты говорила своим родителям о беременности? Нам нужно с ними столько всего обсудить.

— Нет, я боюсь им рассказывать, они болезненно отреагируют на эту новость.

— Ну, мы можем с тобой вместе об этом сообщить. Как раз после нашего возвращения домой.

— Нет, не нужно! Я...хочу сама с ним поговорить наедине, ладно? И никому пока об этом не говори, я тебя умоляю, — я не хотела, чтобы эту новость кто-либо услышал не из моих уст, а из уст Стивена. Для родителей это могло быть предательством, ведь они узнали бы об этом последними.

— Хорошо, как скажешь. Я никому не расскажу, обещаю. Мой рот на замке, — он изобразил, как закрывает рот невидимыми ключами и выбрасывает его в сторону, что означало, что я могла верить ему.



tanya haze

Отредактировано: 10.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться