Monday

Глава 41.

Я не знала, сколько времени я проспала в палате после операции, но когда я открыла глаза, я вновь увидела капельницу и мед персонал рядом со мной. Для меня это стало довольно привычной картиной за последние дни, потому что ничего другого я не могла увидеть.

Мне хотелось как можно скорее покинуть эту палату, потому что она напоминала мне о том, как я одновременно лишилась и ребёнка, и самого дорогого для меня человека. Я думала об этом всё время, пока была в сознании, потому что для моей души это была единственная надежда на счастливое будущее, где нет изнурительных тренеровок, следования диетам, а есть лишь радость, счастье и самое главное жизнь. Теперь же я лишилась всего, и даже спорта, поскольку было неизвестным то, смогу ли я вернуться обратно к тренировкам. Я думала о нём лишь потому, что это помогло бы мне отвлечься от проблем и одиночества, если Стивен не простит меня. Но во мне всё ещё жила малейшая надежда на лучшее, и пока она жила во мне, я чувствовала себя живой.

Мне постоянно снились сны, где я гуляю с дочкой возле их дома, как мы сидим на берегу озера и строим замки из песка, а Стивен нам помогает. Они были настолько реалистичными, что я не хотела просыпаться. Я была готова навсегда остаться в этих снах, где не произошло ничего страшного, что могло бы сильно отдалить нас со Стивеном друг от друга. Но эти сны никогда не заканчивались хорошим концом, в отличие от сказок. В этих иллюзиях я всегда теряла свою дочь, иногда она просто пропадала, и я не могла её найти, но в последний раз было всё иначе.

В этот раз мы не играли с песком, а пошли плавать. Я всегда держала её за руку и боялась отпускать, потому что знала, что тогда я её вновь потеряю, как и всегда. Она была такой милой и наивной девочкой, со светлыми волосами и голубыми большими глазами, которые смотрели на меня с надеждой, что всё будет хорошо, что я всегда буду с ней и никогда её не покину. Я не могла смотреть в эти детские глаза, осознавая то, что этого никогда не случится. Лишь я знала, что всё это было нереально, как бы сильно я не хотела этого.

Именно в этот момент она отпустила меня и решила показать, как она умеет плавать, но что-то стало тянуть её вниз, из-за чего она начала тонуть. У меня не получалось подбежать к ней, несмотря на то, что я находилась всего в паре метров от неё, она была настолько близко от меня, из-за чего мне становилось тяжелее на душе за свою беспомощность.

— Мамочка, помоги мне, я тону! — мои ноги словно окаменели и не двигались, когда моя дочь у меня на глазах погибала и просила помочь ей. — Мамочка, почему ты не помогаешь мне? Ты не любишь меня?

— Люблю, доченька! Что ты такое говоришь? — она опустилась под воду, и мои ноги сразу же стали подвижные, но было слишком поздно.

Через мгновение все вокруг меня стихло, и я уже не слышала каких-либо звуков, как будто здесь никого и не было. Я искала свою дочку, звала её, кричала, опускалась под воду, но её нигде не было, словно она и не существовала никогда. Моё сознание не хотело верить в это, оно продолжало создавать для меня иллюзии того, что всё хорошо, что я её найду, что она ещё жива. Но это была неправда, я никогда больше не встречусь с ней, она никогда не назовёт меня мамой.

— Ты убила её, — я услышала голос Стивена за своей спиной и увидела в его глазах отвращение, когда повернулась к нему лицом.

— Нет, нет, нет, я не делала этого, правда! — мои слова не могли убедить его в обратном, он лишь стал отходить от меня назад, чтобы вновь покинуть меня.

— Ты убила её.

— Я не могла убить нашу дочь, Стивен, я её любила!

— Ты убила нашу малышку!

— Прошу тебя, поверь мне! Я не убивала нашу дочку!

— А это тогда что? — он указал на мои руки.

Я опустила голову и ужаснулась, увидев на своих руках нашу дочку в окровавленной одежде. В моих глазах появились слезы, которые лились на неё, и я упала на землю, обнимая её тело настолько крепко, насколько это было возможно. Рядом с нами теперь никого не было, даже Стивена, который исчез так же неожиданно, как и моя дочь, когда тонула в озере. Я не могла поверить в то, что я могла с ней что-то сделать, я только повторяла, запинаясь, что я её не убивала, не убивала, не убивала...

— Я её не убивала! — я закричала, приподнявшись на своей койке и посмотрев на свои руки, которые были абсолютно чистыми и больше не держали в руках ребёнка, и глубоко выдохнула.

— Снова плохой сон? — медсестра с сочувствием улыбнулась мне и помогла опуститься обратно на подушку, чтобы я снова не чувствовала боль в грудной клетке.

— Да...наверное, они будут преследовать меня постоянно.

— Может быть, тебе поговорить с психологом? Вам станет легче, а то ты ничего не ешь и чаще всего молчишь, закрывшись в себе.

— Меня всё равно не поймут, лучше воздержусь.

В последнее время меньше всего я думала о еде или общении, мне хотелось быть одной, наедине со своими мыслями, но мой лечащий врач так не думал, поэтому в моей палате всегда находилась медсестра на случай, если я вновь захочу выбежать из палаты с криками. Он не знал о том, насколько для меня был важен Стивен, и что если бы я не побежала за ним, то это означало бы, что я его не люблю и не дорожу им. Тогда я не хотела, чтобы между нами создалась пропасть, а сейчас, ожидая от него хотя бы сообщение или звонок, я осознавала, что она была между нами всегда.

Конечно, я могла выйти из палаты уже через пару дней, когда стала чувствовать себя лучше, но меня всегда сопровождала медсестра, чтобы я не перенапрягалась и операции не прошли зря. Я с нетерпением ждала момента, когда полностью поправлюсь и смогу делать что-либо без посторонней помощи, а так же находиться одна.

Мне приходилось большую часть времени находиться в палате и лежать на больничной койке под присмотром, из-за этого я не могла избегать мысли о своём возможном будущем, которого я лишилась своими руками и расмышлять над снами которые мне снились. Я постоянно видела перед собой свою нерожденную дочь и уход Стивена, потому что это причиняло мне особую боль. Как бы я не хотела от неё избавиться, она настигала меня каждый день, ведь я отчасти была виновата в том, что произошло, но я не хотела признавать этого, я боялась осознать, что это я убила свою дочь и наши со Стивеном отношения.



tanya haze

Отредактировано: 10.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться