Моя манящая темнота

Размер шрифта: - +

Пролог

 

На той стороне моста их ждало спасение.

Женщина знала это, прижимая к груди спящее дитя. Её шаги по крепким доскам звучали торопливо и глухо.

Тяжёлое янтарное солнце уже поднималось из-за деревьев, окрашивая обжигающими оттенками оранжевого и стальные перекрытия, и сетчатые ограждения, и стремящийся к горизонту лес.

Она с улыбкой отметила это. Пройдя весь город незамеченной, она смела надеяться, что эти несколько метров тоже пройдёт. И зря.

Тонкий, извивающийся как змея, огненный хлыст она сначала увидела, а потом только почувствовала. Запах горелой плоти. Тлеющая ткань. Глядя на расползающееся на блузке пятно с обугленными краями, она даже не сразу поняла, что это её тело только что прожгла брошенная Кровавая Плеть. Что это её сердце озвучило прощальный удар и встало.

Она сделала последнее движение вперёд, но в угасающее сознание ещё пробилось страшное видение — на груди младенца, завёрнутого в одеяльце, тоже дымилась байкой маленькая дырочка.

«Хорошо, что он не проснулся», — подумала она, падая. Но даже в этот крайний миг своей жизни, ещё берегла это крошечное создание, своего сына, и извернувшись, упала на спину.

Умерла и всё ещё обнимала ребёнка.

Неторопливые шаги мужчины по длинному сооружению прозвучали куда как тяжелей. Он остановился над женщиной, и подавил в себе желание её пнуть.

Посмотрел на кованые носки своих ботинок и пожалел портить их блеск. Обошёл тело, усмехнулся.

— Эту Плеть надо было назвать Бескровной, — пробубнил вполголоса. — Здесь не останется ни капли крови.

Руки, просунутые под шею и колени убитой, напряглись, поднимая небольшой, но всё же ощутимый вес. Мужчина поднёс свою ношу вплотную к перилам и, даже не нагибаясь, кинул в воду. Замер и, услышав негромкий всплеск, отряхнул перчатки.

— А день будет жаркий, — прищурился он на восход.

И равнодушное светило согласно моргнуло ему пролетавшей птицей.



Елена Лабрус

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться