Моя манящая темнота

Размер шрифта: - +

Глава 3. Эдриан

 

Он с раздражением выключил телевизор.

Эта убитая вейма портила ему все планы. Он, Эдриан Конте, ксен Эдриан, если говорить точнее, визор уровня Ксенон, высшего из доступным пока визорам уровням власти, нервничал из-за того, что убили какую-то жалкую вейму. А не нравилось ему это потому, что, во-первых, он, глава департамента безопасности, не мог вмешаться, а во-вторых, ему нужна была на троне Элеветта Трокадо и никакая другая вейма не должна была её заменить.

— Серджио, — нажал он клавишу быстрого набора. — Подготовь мне двух бойцов понадёжнее.

— К утру будут готовы, ксен, — ответил его помощник. — Какие будут указания?

— Я отдам их лично.

Он отключился. Он знал, что к утру — это был минимальный срок, когда покрытого высохшей глиной воина разбудят и приведут в хорошую физическую форму.

Его терракотовая армия ещё не претендовала по количеству воинов на армию первого китайского императора династии Цинь, но он работал над этим. Две тысячи молодых крепких парней, отдавших жизни в горячих точках планеты за то, чтобы кто-то из слабых людишек имел больше земли, свободы или прав — как это глупо. Он давал им новую жизнь. Вторую жизнь. Короткую, но яркую. Жизнь настоящего солдата, не знающего сомнений и пощады.

Их называли деформеры. За то, что личность их была полностью деформирована. Человек, убитый визором и возвращённый к жизни веймой — недовизор. Уровень его власти был равен уровню убившего его визора, а уровень силы — уровню воскресившей его веймы. И недовеймер, если был убит веймой.

Деформер был практически непобедим, бесчувственен, безэмоционален и абсолютно предан тому, кто забрал его жизнь. Он был бы идеален, если бы не одно «но». Срок его жизни ограничивался биологическим возрастом в двадцать пять лет. И никакая сила, никакая магия не могла его продлить.

В их магическом мире создание деформеров было категорически запрещено. Смертная казнь ждала преступившую закон вейму или визора. Но, конечно, не ту, что официально и так была мертва.

Ксен Эдриан спустился в подземный уровень своего огромного замка, чтобы проведать вейму, что создавала для него эту незаконную армию.

— Чиэра, дорогая, — он прикоснулся губами к бледной и почти безжизненной руке девушки, сидящей в жёстком деревянном кресле при свете свечи. — Ты опять ничего не ела.

Она хмуро скользнула глазами по наполненному кровью кубку, к которому она действительно не прикоснулась.

— Я не вампир, чтобы питаться человеческой кровью.

— Относись к ней как к лекарству. Без неё ты умрёшь. Ты потратила столько сил, возвращая к жизни этих новых защитников отечества, что не сможешь восстановиться самостоятельно.

— Тогда поделись со мной своей силой, — сверкнула она агатовыми глазами.

В такие моменты она так была похожа на свою мать. Своим упрямством. Своим неповиновением.

— Ты же знаешь, я не могу. Ты мне как дочь, — он убрал руку, по которой она провела пальцами. — Но я знаю того, кто поможет тебе. Только выпей сначала эту кровь. Пожалей того, кто сдал её, чтобы у тебя были силы.

— Ивар? Его ты снова отдашь на растерзание коварной вейме? — она приподняла кубок, словно бокал с хорошим вином.

— Он же тебе нравится?

— Да, он хорош. Высок, широкоплеч, подтянут. Он умеет сделать мне приятно.

— Он красив, как все визоры. И хорош в постели, как все визоры. И бесконечно предан мне, как все визоры уровня Криптон.

— И ты никогда не позволишь стать ему Ксеноном, хотя он очень талантлив, правда, хер Эдриан?

— Ксен Эдриан, — поправил он, зная, что она намеренно исковеркала обращение xen, сокращённое от xenon.

Чиэра была слишком умна, чтобы не понять, что их связью с Иваром Эдриан не давал ей растерять свою силу, так нужную ему для создания «глиняной армии», а Ивару, самому токовому из его подчинённых — скопить её и сделать рывок вверх. Нет, ещё один визор уровня Хсенон не входил в  долгосрочные планы ксена Эдриана.

Эдриан мог бы призвать Ивара властью, но Чиэра была права, он берёг каждую крупицу своей энергии, потому что уровень Ксенон не был высшим. Эдриан стремился к невозможному — уровню Радон. И как бы его не привлекали женщины, тратить свою энергию на сомнительные удовольствия он не мог.

Он позвонил. Но, распрощавшись, спрятался в потайной комнате не для того, чтобы, глядя на их утехи, заняться рукоблудием. А для того, чтобы не пропустить и крупицы заговора между ними, чего ни один поставленный соглядатай мог не заметить.

— Чиэра! — кинулся Ивар обнимать девушку, едва вошёл.

— Ивар, — провела она рукой по его небритой щеке.

И парень не терял времени даром — полез руками в вырез её платья.

Ничего не значащий обмен любезностями. Эдриан ещё прислушивался, но рука невольно расстёгивала ширинку. Левый бы побрал эту смазливую брюнетку! Стройная, полногрудая, с округлыми бёдрами, она была настоящей веймой, и была обольстительно хороша.



Елена Лабрус

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться