Моя манящая темнота

Размер шрифта: - +

Глава 16. Марсель

 

Крис с Верленом ушли вместе.

От прощального поцелуя девушки осталось такое неоднозначное ощущение, что едва дверь за парочкой закрылась, Марсель вытер губы. До сегодняшнего дня он словно ничего не знал ни о своих друзьях, ни о своей девушке.

Погибший Трей жив, прямодушный Верлен скрывал, что он веймер, а Крис… Марс ведь, действительно, почти ничего о ней не знал. Только то, что она сама рассказывала, но о себе говорить она не любила. Кто её родители? Где она раньше жила? Что за история случилась, когда она потеряла силу? Всё это теперь представлялось Марсу таинственным и тёмным.

Остался ещё Гектор. Но этот политик всегда отличался скрытностью. Если окажется, что он тоже знал про Верлена, то у Марса больше нет друзей.

Он попытался улечься, засунул руки под подушку и наткнулся на что-то твёрдое. Блок сигарет перекочевал внутрь тумбочки, а чёрный камень с жёлтыми разводами Марсель зажал в руке. Сейчас он казался ему подарком Элеветты, а не Крис. Он хотел прикоснуться к его гладкой поверхности губами, но не сделал этого. Раньше камень казался ему живым, а теперь словно умер. А он так хотел бы получить ожог, удар током, что угодно, что внесло бы в его путающиеся мысли ясность, но, увы. Он покрутил его в пальцах и снова спрятал под подушку.

Мягкий свет из ночников по бокам от изголовья вспыхнул сам — за окном сгущались сумерки. Вместе с ним, словно материализовавшись из воздуха, у двери появился Цезарь.

— Прошу прощения за поздний визит, — церемонно раскланялся он.

— Я переживал, что охрана тебя не пропустит, — обрадовался Марсель. — К сожалению, не знаю твою фамилию, поэтому внёс только имя.

— У входа есть охрана? — мужчина выглянул в щель двери и тут же дверь плотно прикрыл. — Действительно, стоит какой-то увалень в наушниках с телефоном.

— Рад тебя видеть, Цезарь, — махнул Марсель на кресло, так и оставшееся стоять у кровати после ухода Верлена.

— Видимо, и вам есть чем меня порадовать, Марсель? — улыбнулся тот и сел. И Марсель заметил то, что не увидел с первого раза — его болезненную худобу и бледность.

— Да, держи, — Марсель выхватил из тумбочки блок сигарет и протянул гостю.

— Спасибо, — неуверенно посмотрел на него мужчина, принимая подарок. — Весь?

— Мы же не на базаре, — махнул рукой Марсель. — Я всё равно не курю.

— Понял. Покорнейше благодарю. Очень выручили, господин капитан, — он открыл коробку и стал распихивать пачки по карманам своей странной то ли больничной, то ли монашеской одежды. — Как идёт ваше выздоровление?

— Спасибо, хорошо, — хотел было отшутиться Марсель, но неожиданно отметил, что так безболезненно стал наклоняться к тумбочке, хотя раньше и кашлянуть не смог.

Он намеренно потянулся, потом снова нагнулся. Два поворота из стороны в сторону тоже не принесли особых страданий.

— Быстро, да? — усмехнулся Цезарь, вминая освободившуюся картонку в мусорную корзину.

— Цезарь, ты что-то об этом знаешь?

— А что сказали ваши многоуважаемые врачи?

— Что магия вейм и визоров в моём теле нейтрализовала друг друга, — Марсель пытался заглянуть под повязку на груди, которая его больше не беспокоила, но он был спелёнут туго, как новорождённый ребёнок.

— Каким же образом тогда она обнаружилась? И уровень её даже меняется? Её же тогда в принципе не должно быть.

— Да? — почесал Марсель затылок. — Значит, всё брехня? Мне сама королева сказала.

— О, мисс Элеветту будут водить за нос ещё активнее, чем вас. Иначе она начнёт задавать вопросы, на которые нет ответов. А будущей королеве нельзя не отвечать. Поэтому эта версия будет основной и в её поддержку найдут сотни аргументов.

— Но у тебя есть возражения? — отвалился на подушки Марсель.

— Ещё какие. И первое из них: уровни силы вейм и визоров не совпадают. Поэтому нейтрализовать они друг друга не могли. Они в принципе не могут совпасть, так как магия у них разная. Шесть уровней у визоров и тринадцать у вейм. И равны у них только низший и высший, да и то, теоретически.

— Ладно, я понял, это ложь. Что же тогда со мной случилось на самом деле? Почему я выжил?

— "Почему я всегда выживаю?" Вы ведь именно так хотели спросить, господин капитан? — улыбнулся Цезарь белозубо.

— Да, почему? — посмотрел на него Марсель в упор.

— Потому, что вас бережёт щит. Очень мощный магический щит, — Цезарь потёр ладони и выставил их перед собой. — И я его чувствую. Чувствую его магию.

Его соломенные брови сдвинулись к переносице, словно ему что-то не понравилось. Ладони ещё раз зашуршали друг об друга и снова вытянулись в направлении Марселя. Мужчина закрыл глаза и нахмурился ещё больше.



Елена Лабрус

Отредактировано: 08.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться