Наездница для дракона

Глава двадцать вторая

 

Весь остаток дня Виррок потратил на то, чтобы придумать план. Идеи возникали в его голове одна за другой: одни он отбрасывал сразу, другими, обдумав, делился с Астрид. Но наездница отметала все, находя в них слабые стороны. У нее было свое мнение — надо идти напролом, стучаться в ворота и вызывать Сендру на поединок. Отважная дочь Скаридов будто не понимала, что этим заведомо обрекает себя на гибель — куда ей одной справиться с опытной наездницей и огромным зверем? Но, потеряв все, Астрид не желала отступать.

Их, конечно же, искали — над ущельем пару раз пролетал дракон. Но, то ли полуразрушенная, поросшая мхом и даже кое-где кустарником хижина оказалась совершенно незаметна, то ли никому и в голову не пришло, что в ней могут прятаться беглецы. Наверное, поверили Бердис, решили, что предатель уже отправился в Фэрнарское королевство... А сердце Виррока было привязано к упрямой рыжей Астрид.

Все это время они будто играли в семью, налаживая свой скромный быт в лесной хижине. Все это требовало определенных общих усилий: начиная от попыток разгрести в комнате мусор и заканчивая необходимостью выследить, поймать и приготовить еду. А потом сидеть друг перед другом, лакомится скромной трапезой совершенно молча... и чувствовать, как лед между ними постепенно тает.

- Завтра утром, - отрезала Астрид ближе к ночи, закутываясь в плащ и отворачиваясь от Виррока.

- Я так и не нашел лазейку... - начал он, прислушиваясь к завываниям разгулявшегося за скрипучими ставнями холодного ветра.

- Не важно. Можешь не идти, если боишься, - фыркнула наездница.

Виррок молча посмотрел на тугой сверток, из которого торчали рыжие косички. Астрид пыталась задеть ляфера, а ему хотелось обнять ее, крепче прижать к себе и уткнуться носом в макушку. «Никуда я тебя не отпущу, глупая, - твердо решил он, - придумаю способ».

 

Однако, придумывать ничего не пришлось. С самого раннего утра на остров обрушился настоящий ураган: ветер обезумел, гнул и ломал деревья, хлестал потоками колючего ливня, то и дело переходящего в град. Низкое серое небо нависало над взбесившимся стальным морем, яростно кидавшим свои воды на прибрежные скалы. Горная река в ущелье вышла из берегов, гудела, бугрилась грязно-желтыми волнами, но, к счастью, не достигала хижины — иначе разом бы ее смыла.

Внутри стало очень сыро и холодно: капало с крыши, затекало в щели под покосившимися рамами и дверью. Сухих дров почти не осталось, а те, что Виррок натаскал утром и разложил сушиться у огня, все равно оставались влажными. Астрид даже не выходила на охоту — в такую погоду все зверье попряталось, а она рисковала вымокнуть до нитки, едва шагнув за порог. Оставалось лишь сидеть в тишине и полумраке, прислушиваясь к тому, как беснуется за стенами стихия и скрипят доски хижины.

Молчание, дополненное голодом, постепенно становилось тягостным.

- А что, если сейчас — лучший момент? - вдруг встрепенулась Астрид. От вынужденного бездействия и затянувшегося ожидания она сидела, как на иголках. - Они не заметят в такую грозу...

- Сиди, - одернул ее Виррок, - ты же просто не дойдешь по лесу в такую погоду! Смоет, заблудишься, ветка упадет... А им что в каменном замке? Ворота такие же крепкие. А лететь я в такой ветер не смогу.

Астрид плотнее закуталась в плащ.

- Все-таки полетишь?

- Если ты снова не откажешься стать моей наездницей.

Астрид усмехнулась, опустив взгляд, добавила после короткого молчания.

- Как-то ты не похож на того самовлюбленного высокомерного дурака, что заявился к воротам школы.

- А ты не похожа на замызганную грязнулю, от которой пахло гарью, и которую я принял за бродяжку, - ответил любезностью на любезность Виррок.

- Да уж, - тем же тоном, уже невесело улыбаясь, продолжила Астрид, - теперь я предательница, позор рода, дрянь, попытавшаяся убить собственного дядю и сбежавшая с ляфером...

- Тебе есть дело до мнения чужих людей? Той же Сендры и Бердис? - перебил ее Виррок. И подумал, что зря упомянул свою бывшую наездницу.

Однако Астрид просто пожала плечами.

- Не знаю. Слухи быстро множатся, вскоре так будут думать все, а о коварстве Сендры никто не узнает. Но то, что я теперь совершенно бесполезна — наездница без дракона — это правда, которую не изменить.

Виррок опустил взгляд. Он понимал, что прошло еще слишком мало времени, чтобы она смогла хотя бы представить для себя другую пару. И даже не важно, что они с ней связаны — ведь оба сейчас не верили даже богам, только себе.

- Астрид... - начал Виррок тихо, потянувшись к ней... и в этот момент раздался оглушающий треск и грохот!

Хижина заходила ходуном, что-то попадало на голову — и беглецы быстро сообразили, что с крышей беда. Побросав плащи, они выскочили на улицу, под холодный ливень, и в густых вечерних сумерках различили, что это высохшее дерево, не выдержав порывов ветра, завалилось на их укрытие. К счастью, оно было высоким, но довольно тонким — вдвоем, сжав зубы, то и дело скользя ладонями по мокрому стволу, они кое-как смогли его отодвинуть, сбросить на землю у порога. Но крыша оказалась сильно повреждена — и дождь уже заливал их единственную комнатушку. Дыру следовало срочно заделать, но ни досок, ни гвоздей не нашлось.

Виррок оглянулся на застывшую в растерянности Астрид, которая уже даже не замечала потоков воды, стекающих по лицу и волосам, и тут его взгляд упал на ставни. Да, они старые, перекошенные, в них полно щелей и разбивать их на доски опасно — развалятся. Но это хоть какой-то выход!

Отодрав их с одного окна, Виррок, то и дело поскальзываясь на мокрой крыше, ругаясь сквозь зубы, полез наверх. Кое-как, используя остатки настила, смог закрепить ставни над проломленным местом, а щели накрепко забил растущим вокруг мхом. Конечно, это было временное решение, а с потолка в хижине продолжало капать — но только в одном месте, и Астрид ловко подставила туда котелок.



Яна Золотова, Энди Бо

Отредактировано: 21.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться