Наследница. Война. Книга 3

Размер шрифта: - +

Глава 20

Еще не успел рассвет окрасить черное небо в серые краски, Женя уже сидела в кабинете и перечитывала письма лордов – отчеты о подготовке к войне под недовольным взглядом Хранителя. Женя иногда поглядывала на него поверх писем, но делала вид, что не замечает гневного блеска в его глазах. Когда она вышла из спальни, обнаружила Руфуса спящим на кресле. Скорее дремавшим, потому что от тихого шороха он тут же проснулся. Должно быть, сторожил ее, опасаясь рецидивов. Потом долго ворчал, что ей нужен отдых, но Женя, несмотря на короткий сон, чувствовала себя отдохнувшей.

- Сегодня мы получим ответ с Острова, - проговорила она, не отвлекаясь от чтения. Краем глаза заметила, как Хранитель сцепил пальцы в замок, что говорило о его раздражении. Он, как и Арей и Александр, не поддерживал ее решение отправить ведьму и барона в логово ведьм, но ему хватало терпения не высказывать вслух. Однако, всем своим видом давал это понять. Жене было выгодно не замечать. Она сама понимала, что рискует чужими жизнями, но оправдывала себя тем, что на войне погибнут многие. Погибнут все, если они не найдут себе сильных союзников. Увидеть на поле боя ведьм будет неожиданностью для светлых. Тот самый козырь, который поможет Сайтару выстоять. Козырь, который может обернуться полным провалом. 

Женя долго продумывала условия, которые могли бы в равной степени удовлетворить ведьм и обезопасить  империю. Однако, не было никакой гарантии, что они не нарушат условия договора. И что тогда? 

- Как мне заставить их играть честно? – пробормотала Женя вслух, задумавшись.

- Проще заставить Стража станцевать вальс,  - огрызнулся Руфус. Женя бросила в его сторону осуждающий взгляд. Хранитель вздохнул. – У ведьм нет понятия чести, нет правил, каких-то моральных принципов. Я не знаю, на что ты рассчитываешь. Клясться перед тобой они не будут, а если и будут, то не верь – нет такой клятвы, которую нельзя нарушить. 

Императрица кивнула, отложила письмо и взялась за следующую. Мельком взглянув на печать, тут же разломала, разворачивая. Содержание каждого послания были примерно одинаковыми: воины во главе с командующими держат путь к столице. Замки готовы к осаде, жители деревень скрылись за стенами, провизия надежно защищена. Кое-кто из лордов сообщал о том, что лично приведет людей, кто-то извинялся, оправляя старших сыновей или лучших воинов, но суть оставалась неизменной: империя готовится к войне. Несмотря на неоднозначное отношение к императрице, лорды ее поддерживали сейчас, что ни сколько удивляло, сколько заставляло досадливо морщиться. 

Женя отложила очередной свиток и потянулась к следующему.

Они готовы примириться с ней, лишь потому, что хуже своего плохого правителя – чужой, насколько бы хорош он ни был. 

Перебрав все письма, Женя нашла взглядом чистые пергаменты, и вид их вызвал легкое раздражение. Огненный волк в груди недовольно заурчал, чуть пошевелился. Императрица выдохнула, оттарабанила пальцами по столешнице, метнув взгляд в сторону Хранителя.

- Господин советник, скоро прибудут солдаты. Где мы всех разместим?

- Разобьем палаточный городок под стенами столицы, - тут же ответил Руфус. – Все уже готово. Провизия запасена. Увеличился штат поваров, подготовлены оруженосцы, оружейники, кузнецы. Лордов и командующих разместим во дворце. Мы готовы.  Последний день декады объявлен последним днем сбора. Вечером организуем торжественное приветствие, - отчитался советник, заглядывая в писчую книгу, которую почти всегда носил с собой. На последнюю фразу Женя удивленно приподняла бровь. – Бал, прием, званый ужин, - перечислил Руфус. Императрица негодующе фыркнула, откинувшись на спинку кресла.

- Бал? Пир во время чумы, - пробормотала она. – Исключено. Максимум – это торжественное приветствие императрицы – кстати, напиши мне пафосную речь, и скромный ужин. Довольно с них. Никаких умопомрачительных пиршеств, чтобы упиться вусмерть. Мы на военном положении.

- Казна позволяет устраивать балы и приемы хоть каждый день. Что и делалось, хочу заметить, пока ты не заняла место своего отца. Ты лишила столицу культурного отдыха. 

Женя хотела возразить, но вдруг не нашла слов для оправдания. Руфус прав. Она слишком углубилась в жесткую политику, забыв при этом, что многие вопросы чаще всего решаются в неформальной обстановке. Жизнь в мрачном дворце она сделала такой же мрачной.

- Хорошо. Бал. Горожанам тоже устройте праздник.

- Людям нужен повод для гуляний, Джейн. Какой-то большой праздник или событие. К примеру, свадьба. Свадьбу императора гуляют несколько дней. Конечно, в условиях войны, сократить гуляние до одного дня вполне реально. 

Женя замерла, не сводя взгляда со светлого. Он смотрел на нее совершенно серьезно, даже глаза не смеялись. Захотелось схватить лампу со стола, поднести к его лицу, чтобы убедиться в этом. 

- И ты туда же? – растягивая слова, проговорила девушка, аккуратно ступая по минному полю. В холодных глазах Руфуса не отразилась ни одна эмоция. – И кто, по твоему мнению, достоин называться императором? 

Руфус закрыл свою книгу, отложил ее в сторону и тоже откинулся на спинку дивана. Пожалуй, на самых серьезных собраниях и совещаниях он чувствовал себя куда более уверенным и спокойным. Сейчас – одна тактическая ошибка и все будет зря.



Надежда Салихова

Отредактировано: 06.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться