Наследники полуночного царства. Часть 3

Часть III. Глава 3

С наступлением утра чары сонного зелья, насланные на нерадивых стражников рассеялись. Нужно было видеть их обескураженные, заспанные, растерянные лица, когда они толпой прибежали к дверям моей темницы в панической спешке. Я изобразила самое невинное выражение лица, на которое только была способна, и пожелала им доброго утра. Готова поспорить, что вздох облегчения, раздавшийся посреди суматохи, мне не послышался. Потеряй королевская стража принцессу-политическую заключенную, госпожа Дюбуа самолично бы изничтожила всю королевскую охрану. 

В заточении я провела ещё несколько часов, прежде чем меня препроводили к совету для оглашения вердикта по поводу моей дальнейшей судьбы. Хотя я искренне не понимала, по какому праву сборище древних глупцов судит наследную принцессу, сочла за лучшее держать своё мнение при себе и подчиняться. По крайней мере, на данном этапе. К тому же мои провожатые молчали, игнорирую все мои вопросы. Значит они получили предельно чёткие указания, как вести себя с «нарушительницей порядка». 

Когда мы вошли в зал, спор был в самом разгаре. Мне даже показалось, что никто не заметил моего присутствия, от чего мне стало спокойнее. Но радовалась я рано, так как вскоре поймала на себе очень недобрый взгляд графа Ринальди. Он умел точно передавать  им все оттенки эмоций без слов, чем часто пользовался. Ему не нужно было даже повышать голоса, чтобы заставить оппонента чувствовать дискомфорт. Хватало одного лишь выразительного взгляда гипнотических глаз, что и было наглядно продемонстрировано мне в очередной раз. 

Я сделала вид, что не поняла намёка. Но вместо того, чтобы позволить мне и дальше изображать наивную дурочку, Кристиан направился ко мне. Двигался он плавно и расслабленно, но я то знала лучше, что впечатление было обманчивым, а меня ждал неприятный разговор. Правда, я не могла понять причин злости графа, так как не видела ничего зазорного в утреннем побеге. В конце концов я пыталась спасти его драгоценную тушку. 

— Когда-нибудь ты дождёшься, что я привяжу тебя к кровати, — без лишнего обмена любезностями высказался Кристиан, как только оказался подле меня.

— Придержите интимные подробности наших отношений до лучших времён, господин граф. Вы же не хотите, чтобы окружающие вас не правильно поняли, — произнесла я, похлопывая парня по плечу в покровительственном жесте.

Крис сомкнул веки, сделал медленный вдох — готова поспорить, что в этот момент он медитировал, представляя, как нежненько меня душит — и вновь распахнул недобро полыхавшие глаза.

— Ариана, иногда я не понимаю, что творится в твоей голове. Что ты пытаешься доказать своим безрассудством, выдаваемым за геройство? 

Терпение Кристиана было на пределе, поэтому я вновь стала серьёзной.

— Конкретно тебе я ничего доказать не пытаюсь. Мне кажется, вчера мы договорились, что каждый из нас действует сам по себе.

— Да. И это значит, что ты не должна была возвращаться в темницу, чтобы выгородить меня. Мне не нужны от тебя одолжения, — холодно заявил Кристиан.

— А ты значит должен был навлечь на себя проблемы, чтобы вызволить меня? — таким же тоном прошипела я. 

Кристиан запустил руку в волосы и отвернулся от меня, всем своим видом демонстрируя, как устал от нашей полемики. Мне тоже не хотелось продолжать дискуссию. С очередной волной холодности графа Ринальди я разберусь позже, поэтому всё моё внимание сосредоточилось на членах совета. Вовремя.

— Тишина, господа, — призвала к порядку маркиза Дюбуа.

В моём представлении ей только судейского молоточка не хватало. Голоса стихли, все лица были направлены на маркизу, высокомерно взирающую на публику с высоты трибуны. На несколько секунд наши глаза встретились. Очевидно, что ничего хорошего от речи ждать мне не стоит. Я приготовилась в буквальном смысле слова ко всему. Кончилось время, когда я была предоставлена самой себе. Как только я появилась на пороге коронационной залы, моя жизнь стала чем-то вроде национального достояния, равно как и возможность распоряжаться ею.

— Вам всем известно, какая серьёзная проблема стоит на повестке дня, — маркиза выдержала драматическую паузу, во время которой я лишь устало закатила глаза, не понимая, с каких пор стала проблемой. — От нашего решения зависит судьба всего королевства. Я как ответственное перед народом лицо собираюсь огласить вердикт совета. Мы действительно не можем игнорировать тот факт, что Ариана Энгельгардт имеет право на наследование престола. Но в то же время мы не можем передать бразды правления незнакомке, последнее десятилетие проживавшей среди чуждого нам народа. Она юна, неопытна и не имеет ни малейшего представления о том, как управлять огромным королевством. После долгих дискуссий было решено официально признать Ариану Энгельгардт наследной принцессой. Разумеется, при условии, что она вступит в брак с графом Кристианом Ринальди, как это и предусмотрено в договоре. А также назначить регента для осуществления полномочий королевы до девятнадцатилетия принцессы. Таким образом регент будет курировать процесс обучения Арианы Энгельгардт, возьмёт на себе все заботы, связанные с её адаптацией при дворе. И главное — обязуется предотвращать и ликвидировать последствия её неподобающего поведения, если таковое будет иметь место быть, в чём я не сомневаюсь, так как принцесса абсолютно не подготовлена к роли будущей королевы. 



Софи Ефименко

Отредактировано: 15.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться