Не твоя роль

Размер шрифта: - +

Часть 15. Таня

Асфальт бил по ступням при каждом шаге. Тяжелое дыхание хрипами заглушало все звуки. Гудели ноги. В груди зрело напряжение, перерастающее в боль. И Таня сдалась: перешла с бега на шаг, а потом и вовсе встала, уперев руки в колени, и попыталась отдышаться.

Рядом остановился Павел. В отличие от нее, он если и запыхался, то совсем чуть-чуть. Остатками сил Таня позавидовала ему.

- Давай немного пройдем.

Таня кивнула, и они зашагали по дорожке через парк. Павел изредка косился на женщину. Оставляя ее дома одну в первый раз, он нервничал, не застанет ли дома остывающий труп, но обошлось. Когда он вернулся, она сидела на диване, подвернув под себя ноги, и смотрела телевизор. Его Кристи сидела иначе. Павел так и эдак старался разбудить в ней воспоминания, рассказывал разные случаи из жизни, но бестолку. Ставшая чужой женщина слушала с отсутствующим видом, кивала, но оставалась глуха.

У новой Кристины оказалась прямо болезненная реакция на полноту. Павлу большого труда стоило убедить ее не голодать, и перенаправить усилия на тренировки. Он много слышал, что физические нагрузки помогают бороться с депрессией, поэтому всячески поддержал Кристину, когда она решила побегать. Немного опасался, что она переусердствует, но похоже так далеко упрямство девушки не распространялось.

Пес возник словно из воздуха. Только что дорога была свободна, и вот уже к ним мчится стальной поджарый кобель. Прежде, чем Павел успел вмешаться, пес затормозил в паре метров от них и зашевелил нелепыми ушами: не стоячими, и не висячими, а согнутыми в середине под прямым углом.

- Привет, песик, - умилилась Кристина. - Ути, какой мы краси-ивый! А где твой хозяин? Хочешь познакомиться? Ну, иди ко мне.

Пес, мотнув пару раз обрубком хвоста, рысью подбежал к ней и побнюхал протянутую руку. После чего закружил вокруг, подставляя под ладони то спину, то голову.  При этом радостно скалился, и Павел передернулся, глядя на огромную зубастую пасть.

- Отошла бы ты от него. Это ж бойцовская порода.

- Глупости. Да? - она села на корточки и потрепала собачью морду, за что была немедленно вылизана. - Ну брось, брось целоваться!

Она смеялась. Впервые после болезни.

- У соседей был амстаф, - пояснила женщина с незнакомым смехом Павлу, который неподвижно стоял рядом и боялся пошевелиться. Не то, чтобы он боялся собак, но… опасался. Тем более незнакомых, с недоброй молвой, таких активных и без намордника. - Такой же зая.

- Крокодил.

Она опять рассмеялась.

- Грей, ко мне!

Грей, лизнув новую знакомую на прощание, сорвался с места и побежал на зов хозяина. Павел проводил его настороженным взглядом, а когда повернулся к Кристине, радость на ее лице снова сменилась унынием.

- Что-то не так?

- Всегда хотела собаку, но папа не разрешал. Как он там?

- А что с ним случилось? - осторожно спросил Павел. - Ты говорила, что он бросил тебя.

- Да, - за резким голосом чувствовалась жестокая обида . - Бросил. Ушел из дома на пару дней, и я месяц его не видела.

- В полицию не заявила? Вдруг с ним случилось что?

- Ты что? Так стыдно…

- Почему?

- Ну как ты не понимаешь. Он самый близкий мне человек. И бросил. Это уже предательства парня.

Павел и правда не понимал. Логика новой Кристины ускользала от него с завидным постояством.

- Так может не хотел бросать, сама говорила, на пару дней ушел всего.

- Он письмо оставил. И на эти пару дней ведь ушел сам, хоть на неделю, но ушел. Это - самое главное. Оставил одну.

Она отвернулась, пряча слезы, и пошла по дорожке. А потом побежала. Вздохнув, Павел нагнал ее и побежал рядом.



Катерина Высотская

Отредактировано: 04.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться