Непокорная. Во власти мага

Размер шрифта: - +

Глава 5

Вальдер закончил есть и поднялся из-за стола, отодвинув от края чашку с настойкой. Легкий дурман еще туманил голову. Ясмин переоценила свои силы и, когда попыталась подняться, почувствовала, как кружится пол.

– С вашего позволения, кириос, я хочу к себе.

Пожилой слуга предложил ей руку и довел до лестницы. Ясмин вцепилась в деревянные перила и оглянулась на замершего у перил Вальдера.

Он проговорил:

– Полагаю, этот вечер нам обоим стоит провести спокойно. Завтра к нам снизойдет ваша богиня жизни Теа и в своем земном воплощении соединит наши сердца. – Не улыбаясь, Вальдер, стоявший в тени под лестницей, пристально изучал ее лицо.

– Бросьте, Вальдер, вам это не идет, – презрительно поморщилась Ясмин.

– Я просто хочу убедиться, что вы точно поняли, что происходит.

– Что происходит?! – Ясмин шагнула обратно к нему и почти прошипела ему в лицо. – Вы шантажом и обманом заставляете меня стать вашей женой. Заставляете говорить то, что вам будет выгодно. Соврали про отца, лишь бы мои люди поверили вам и не устроили кровавую месть за вторжение. М? Что еще я поняла недостаточно точно?

Вальдер молча смотрел на нее, чуть приподняв брови, будто даже с толикой сочувствия. От непривычной для него жары он давно расстегнул ворот, и сейчас Ясмин видела, как на крепкой незагорелой шее едва заметно блестела влага.

– Может быть, то… что слова про вашего отца не были ложью, – проронил Вальдер.

– Вы лжец и подонок. Вы похитили отца, который пошел на переговоры. Я думала, что вы захотите выкуп. Но вы… вы решили забрать себе все! Еще и обставить так, будто мы о таком только мечтали. 

Вальдер молча засунул руку в карман брюк и вдруг вытащил оттуда что-то.

Бумага, сложенная во много раз, какая-то записка.

– Что это? – Ясмин почувствовала, как встал ком в горле.

– Взгляните сами. – Вальдер попросту протянул бумагу ей.

Ясмин торопливо вырвала ее из его рук и быстро развернула. Почерк ее отца, это он, без сомнений. Столько раз она сидела за его столом, совсем маленькая, и смотрела, как он бегло и с нажимом выводит непонятные тогда закорючки на желтоватой бумаге.

“Настоящим подтверждаю, что даю свое благословение на брак моей дочери, Ясмин ди Корса, с достопочтенным кириосом Вальдером ди Арстоном, чье положение в обществе и знатность рода не вызывают никаких сомнений…”

Что-то еще было дописано дальше, но Ясмин было уже все равно. Она со злостью скомкала бумагу и кинула ее на пол, точно хотела избавиться от гадюки.

– Вы заставили его написать это.

– Чем докажете, юная госпожа? – Вальдер насмешливо засунул руки в карманы и посмотрел на ее лицо, которое наверняка выдавало дикую злость.

– Отец не отдал бы свою плантацию ни за какие деньги и звания! Он сюда всю жизнь свою вложил. Здесь его душа, здесь похоронена моя мать и наши предки. 

Вальдер прошелся по опустевшей столовой зале, отпустил всех слуг. Обед затянулся, и солнце уже давно скрылось. За окнами ветер слабо колыхал узкие кипарисовые ветви.

Ясмин оглядела знакомую комнату, вскинула глаза к высокому темному потолку с длинной цепью лампы. Все здесь напоминало об отце. Портреты на стенах, до которых еще не дотянулись руки захватчиков, старый стол с ящиком, за которым отец раньше работал, а после его притащили сюда и складывали посуду. 

Казалось, что в любую минуту кошмар закончится, и отец привычно спустится со второго этажа, пройдет по лестнице, с силой опираясь на гладкие перила – пережитая однажды схватка с шакалами в джунглях напоминала о себе хромотой.

И пусть он не всегда был добр, а временами и оскорблял, иногда унижал окружающих, Ясмин не могла поверить, что его здесь больше не будет. Вместе с опасением она чувствовала от него силу и уверенность. Привыкла полагаться на него, такой всегда была ее жизнь. Все изменилось слишком резко!

Вальдер  повторил ее мысли:

– Жизнь идет, и это верно, моя дорогая Ясмин. Поверьте, он в трезвом уме взвесил все за и против и понял, что слишком стар, чтобы развивать эти земли по велению нового графа. Ему был нужен наследник, но увы, у него только вы. Достойная своего отца, – тут же вскинул ладони Вальдер, предупреждая возражения, – но, чтобы править, вам нужна сильная мужская рука. Вам не справиться здесь в одиночку.

Ясмин смотрела на мага. Никогда не понять, врёт он или нет. С него станется говорить только то, что удобно и выгодно самому. Но в голове закрутилась предательская мысль: “Отец предал ее? Предал и... продал, вот так, унизительно, без спроса. Чужакам, которые пообещали достойную старость или должность при дворе?”

– Я оставлю вас с этим наедине, Ясмин. И спокойной вам ночи.

Один из людей Вальдера, которые отныне, видимо, вечно будут торчать в доме призраками, сопроводил Ясмин в комнату.

Даже Ирты рядом не было, но Ясмин сейчас мало заботила судьба служанки. Она рухнула на кровать, но без конца ворочалась и долго не могла уйти в забытье. Мир перевернулся в этот день, всего за один день. Ясмин мучительно выгнулась на постели, до боли напрягая забитые погоней мышцы. Она больше не на свободе, она больше не хозяйка поместья и своей жизни. Теа, дай же сил и злости, чтобы сбросить ненавистные оковы!

Промучавшись на смятой простыни, Ясмин повернулась на бок, обхватила тонкое покрывало и мысленно заскользила по всей своей жизни, пытаясь понять, что же она все свои двадцать лет делает не так.

Её мать умерла давно, когда Ясмин исполнилось только семь, но Ясмин еще помнит ласковые руки и неповторимый голос, напевающий ей колыбельную джунглей. Ту самую, которая мама сочинила сама. И вдруг вспомнилась ссора родителей, когда отец грозился мать убить. Но сам же потом, после лихорадки и ее смерти, долго сходил с ума. У него были другие женщины – кто бы не польстился на богатого и знатного вдовца... Ясмин видела это, но никто не приходил в их дом надолго, и в конце концов отец будто решил отыграться за всё своё несчастье на Ясмин. Будто именно дочь виновата в прошлых грехах матери.



Евгения Александрова

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться