Обнулись!

Размер шрифта: - +

Глава 5. А кто-то теряет...

На такси Роман доехал до дома Стефании, там забрал мотоцикл и направился в больницу. Необходимо было проведать Машку, раз пришла в себя. Наверняка она вспомнит, что именно принимала и почему.

Главное - что сейчас с ней все в порядке. Значит, и Лена Щербинина выкарабкается. Значит, не придется разбираться в химии и фармакологии, изучая записи бандитских ученых четырехлетней давности. Выходит Интеллект повышать пока что нет необходимости. А что тогда? Если его нашли старые знакомые наркоторговцы, то вполне вероятно - придется драться. Не подтянуть ли боевые характеристики?

Вопрос выживания никогда не бывает второстепенным. Может быть, в тир сходить? Вспомнить навыки владения стрелковым оружием, чуть подкачать их. Сколько лет он уже не держал в руках ствол? Скилл все-таки немного просел. Пластинин почувствовал неуверенность. Цифра навыка - это, конечно, хорошо, но тактильные ощущения от прикосновения к пистолету, от сопротивления спускового крючка, громыхание выстрела, запах пороха - ммм… как он по этому соскучился.

Пластинин подъезжал к больнице осторожно, медленно: не мог разобраться в собственных ощущениях и предчувствиях. Что-то новое тревожило его. Слишком много всего случилось, слишком он устал, слишком путались мысли от недосыпа.

Опасение оправдались - чуть в отдаленни от фонаря перед входом в приемный покой стоял полицейский УАЗик. То ли тот, на котором недавно катали Романа, то ли другой - он не запомнил номер, хотя рассмотреть его в темноте все равно бы не удалось.

Что они здесь делают? Ясно что - либо Машку допрашивают, либо из-за поступившей Лены приехали. Ведь в их первый сегодняшний визит пришлось сразу же возвращаться в отделение с Романом.

Встречаться с Беляевым или его сотрудниками не хотелось. Конечно, к Машке бы его скорее всего пропустили, но в этот раз играть с огнем не было желания. Кто знает, что случится в ближайшем будущем? Возможно, эту последнюю каплю ментовского терпения стоит отложить на более экстремальный случай?

Он скинул сообщение Стефании, что сегодня приехать не сможет. Отправился к дому. Поставил мотоцикл в гараж, вернулся к себе в квартиру. Перед тем, как войти - внимательно осмотрел дверь на предмет посторонних следов. Мало ли кто мог вломиться и поджидать внутри, пока он был в разъездах. Но старые лакированные досточки, которыми она была обшита, как и ржавеющая замочная скважина, повреждений не имели.

Зашел. Не раздеваясь и не включая свет плюхнулся в кресло, достал из-за пазухи сверток, который мечтал вскрыть уже очень давно...

В таком положении его и разбудил утром звонок в дверь.Продрав глаза, Роман минуту пытался сообразить, где он находится. Второй звонок, гораздо более настойчивый, чем первый, окончательно вывел его из состояния неопределенности, которому бы позавидовал сам Кот Шредингера.

На пороге стоял сосед. В руке держал запечатанную бутылку водки.

Роман порылся в кармане и протянул связку ключей от гаража и мотоцикла.

- Пока больше не нужны. Спасибо, выручил.

- Я войду, - предупредил сосед и сделал шаг внутрь квартиры Пластинина.

Роман посторонился, пропуская мужчину. Тот уверенным шагом прошел на кухню. Роман поплелся следом, пытаясь собраться с мыслями. Как говорила его школьная учительница: "Поднять - подняли, а разбудить забыли".

Сосед вытащил две кружки, отвинтил пробку на бутылке, щедро налил водки грамм по сто каждому.

- Не рано? - спросил Роман.

- Я сегодня выходной, а в выходные я начинаю пить с девяти.

- Уже девять? - удивился Роман. Достал телефон - батарея разряжена. Выругался. - Мне на работу надо.

- Ничего, я ненадолго.

Тон был безапелляционный. Но Пластинин, как Ланистеры, умел отдавать долги, а соседу он был должен. Уже дважды, за один только вчерашний день.

Кафе откроют и без него, пара часов в запасе есть, а судя по настроению гостя, бутылки им хватит минут на двадцать.

- Что-то случилось? - спросил Роман.

Сосед кивнул на кружки. Они выпили, залпом, без тостов и без закуски.

- Это ты мне скажи, Роман Павлович, - ответил сосед с запозданием.

Занятная проблема в коммуникации между ними крылась еще и в том, что Пластинин забыл, как зовут соседа. Первый раз, когда тот представился, имя просто вылетело у него из головы, а переспросить как-то все не представлялось случая. Потом они пили один раз вместе и этот вопрос удалось прояснить, но, как на зло, проспавшись, Роман опять не вспомнил, как зовут мужчину. Это угнетало. Не по-мужски вышло, не по-соседски.

- Что я тебе должен сказать? Ты уже наверняка узнал, что хотел, - пожал плечами Роман.

- Расскажи то, чего не знают менты. Почему ты настойчиво вмешиваешься в историю?

- Знакомая девочка пострадала. Хотел помочь.

- Помочь или отомстить?

- Пресечь. Оградить других.

- Плохо у тебя выходит.

Роман с вызовом посмотрел на соседа - еще не хватало алкашной критики. Спросил, подморозив тон, насколько мог:

- По существу есть что сказать или просто бухнуть не с кем?

- Ладно… - Глаза мужчины заблестели, то ли от водки, то ли от эмоций, - племянница моя, младшей сестры дочка... своих-то я не нажил...

Налил еще - водки в бутылке осталось на три пальца.

- Когда?

- Этой ночью... сидела за компьютером, а потом... хорошо мать проснулась в туалет, увидела, что Светланка на полу лежит, на раздражители не реагирует. Вызвала скорую, дальше догадываешься.

- Что за девочка? Какие у нее могут быть пересечения с... с моими барышнями?

- Пересечения? С Гамовой и Щербатовой?

- Щербининой.

- Да без разницы. Не знаю... я уже думал. Никогда не слышал, чтобы она с ними дружила.

- Много ты успел узнать за ночь, - заметил Роман.

Сосед ничего не ответил, ухмыльнувшись, посмотрел на Романа, потом выпил водку.



Александр Комаров

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: