Обнулись!

Размер шрифта: - +

Глава 8. Иди сзади, если ссышь

- Светланка умерла ночью. - Сосед узнал об этом час назад, вернувшись к себе от Пластинина. Теперь он обдумывал, что может сделать убийцам.

Он не знал, кому именно следует мстить, но желание было выше него. Стремление наказать виновных заставляло действовать, а не ждать милости от тех, кому по званию положено наказывать зло.

- Так бывает во время комы, - попытался успокоить его Роман.

- Нет, ее убили, - не останавливая работы сказал сосед.

- Да с чего ты взял?

Сосед посмотрел на него стеклянными глазами.

- Ведь остальные девчонки живы, а Светланка попала в больницу последней. Я уверен, это все из-за ее работы. Они ее убрали.

- Братан, - сказал Пластинин. - Есть мысли, как найти нужного человека. Только сейчас я занят, важная встреча. Дождись меня, я тебе клянусь, вечером поедем вместе и все порешаем.

Роману было очень обидно за Светлану. Он готов был сорваться: рвать и метать вместе с соседом прямо сейчас, но он когда-то был капитаном ФСБ. Сперва следовало думать, а потом - делать, а не как он порой действовал в последнее время. Он понимал - оставлять соседа одного не стоило, к тому же, ему бы помогла дополнительная пара глаз при слежке. Он решил рискнуть, оставить его в квартире до вечера, а самому поехать на разговор с питерским доктором.

Немного подумав, сосед согласился.

- Хорошо, дождусь, - сказал он, - Не кинь только.

-Какие вопросы? - парировал Роман. Затем прошел в прихожую, без труда нашел ключи, висящие на гвоздике и запер дверь в квартиру снаружи. Обещание - дело хорошее. Но безопасность - превыше всего.

Он набрал Стефанию.

- Как там ваш доктор, приехал? - спросил он в трубку.

- Да, Роман Павлович. Доктор уже здесь, пообщался с Машей, мне кажется, есть шансы. Артем Андреевич - просто чудо. Приезжайте!

Пластинин вызвал такси и поехал в больницу, наплевав на запрет не показываться рядом с пострадавшими девушками. Что ему могут сделать днем, в конце-то концов посещения разрешены.

Уже привычно миновав регистратуру, пропустил очередное замечание насчет бахил. Поднялся на второй этаж и в коридоре столкнулся со Стефанией и высоким статным мужчиной с пушистыми усами.

Стефания, одетая в светлое платье чуть ниже колена,  улыбнулась и протянула Роману руку. Он нежно пожал ее.

Затем представился усатый, в черном деловом костюме:

- Артем Андреевич!

- Что с Машей? - не стал тратить время на любезности Роман.

- Присядем? - у доктора был глубокий, располагающий к себе бас.

Они заняли металлические стулья в коридоре.

- Это действительно очень любопытный случай, - продолжил доктор. - Печальный, я бы сказал. Хорошо, что вы обратились ко мне. - Дальше он посмотрел на Стефанию и не стесняясь спросил: - Ему можно доверять?

Стефания кивнула.

- Это очень любопытный случай… - повторил мужчина. - Первый раз что-то похожее я встретил четыре года назад. Хотя, вряд ли вам интересны подробности.

Как только Пластинин услышал про четыре года, его словно в воздух подбросило.

- Интересны! - воскликнула Стефания.

Артем Андреевич вскинул брови, пожевал губу и продолжил:

- Да, несколько лет назад, я уже встречался с похожим случаем...

Роман затаил дыхание, мужчина почему-то казался ему опытным, знающим. Как ни странно, пах он карамелью, как детские врачи, дающие конфеты маленьким пациентам.

- Это было в Петербурге, ко мне обратилась одна женщина… с ее мужем приключилось несчастье. Как и ваша Машенька, он неожиданно впал в кому, причем тогда врачи вообще не смогли понять, что послужило причиной. Анализы крови у него были в порядке. Вскоре он очнулся, правда, начал вести себя крайне странно. Как младенец. Признаться, сперва я растерялся, но решил действовать по ситуации. Ведь если человек ведет себя, как младенец, то это само по себе намекает на путь его возможной реабилитации. Мало по малу мы начали с ним заниматься. Постепенно он научился самостоятельно питаться, потом мы стали учиться ходить, причем он демонстрировал необычайный прогресс в этом направлении, мышечная масса росла, как на дрожжах. Конечно, усилился аппетит. Однако оставались трудности с речью. Тогда я сделал упор на интеллектуальные упражнения. Опущу детали, в итоге нам удалось добиться определенного прогресса…

Роман заметил, как загорелись глаза Стефании, ее руки с силой сжимали сумочку.

- К сожалению, мне не удалось довести лечение до конца, - вздохнул Артем Андреевич.

Пластинин напрягся, следовало перебить доктора, не дать рассказать ему о смерти пациента, ведь именно это и должно было случиться, судя по записям, обнаруженным Романом. Но доктор опередил его, выпалив:

- Его увезли родственники. В штаты долечиваться. Что с ним стало дальше - мне не известно. Как-то потом я закрутился, завертелся. Кафедра, больница… А вот сейчас, когда Стефания Леонидовна со мной связалась, этот случай сразу вспомнился.

Роман выдохнул с облегчением. Не хотелось бы перечеркивать только что возникшую надежду. Все-таки это было четыре года назад. Кто знает, что случится сейчас. Может быть все обойдется.

- Хорошо, - слегка хлопнул в ладоши Роман, - а что вы думаете насчет Маши? С ней нужно начать такую же терапию?

- Да, сегодня же начнем, - Артем Андреевич вытер рукой вспотевший лоб. - Предлагаю не делать упор на какой-то конкретный аспект развития личности, будем бить во всех направлениях сразу. И развития физических кондиций, и интеллектуальных.

- А в чем по-вашему причина такой резкой деградации? - продолжил Пластинин.

- Знаете… сложно сказать. Такое ощущение, будто все ее качества, характеристики, перки… заблокированы. Организм не понимает себя, не чувствует.

Роману хотелось напрямую спросить про обнуление характеристик, но несмотря на подсознательное доверие доктору, сделать это он не рискнул.



Александр Комаров

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: