Обнулись!

Размер шрифта: - +

Глава 14. Без Романа

Маша рассматривала цветастую рубашку Сергея Александровича, раскинувшегося перед ней в глубоком кожаном кресле у окна. Ее до сих пор трясло от осознания, как легко похитители расправились с Валерием Сергеевичем. Конечно, после того, как он украл ее из больницы и передал в руки этим странным людям, у нее не осталось к доктору никакой симпатии, но и смерти она ему не желала.

Сколько же времени она провела в этом доме? Едва ли больше пары часов. Ее покормили – еду она приняла не без опаски, но решила, что вряд ли логично похищать и увозить ее так далеко, чтобы затем отравить, – разрешили сходить в туалет, а теперь привели в просторную комнату, оформленную в антураже Прованса. Славик забился на стуле в угол и сосредоточено крутил в руках кубик Рубика. Из других обитателей дома она встретила еще двух малопримечательных молчаливых мужчин и уставшую полную женщину лет пятидесяти, отвечающую за приготовление пищи для всех.

- Очень рад тебя здесь видеть, Маша, - медленно выговорил Сергей Александрович, смакуя каждое слово. – Мы очень переживали за тебя.

- Вам не кажется, что это слегка, ну странно что ли? Я знаю, почему оказалась в больнице. Из-за вас, между прочим.

- Да, сейчас – самое время поблагодарить нас.

- Издеваетесь? Вы меня чуть не убили! – девушка с трудом сдерживала эмоции. Страх сменялся яростью, голос дрожал и срывался то на хрип, то улетал в высокие тональности.

- Не надо так волноваться. Будешь умничкой, тогда поймешь, что мы подарили тебе огромные возможности. Такие, о которых обычные люди могут только мечтать.

- А я вас просила? – Маша подтянула ноги в широких домашних штанах к груди и обхватила их руками. Так казалось безопаснее.

- Ты очень сообразительная девочка, но еще очень маленькая. Ты не можешь прошарить ценности случившегося с тобой. А ведь на твое место претендовали многие. Ты их знаешь. Твоя подруга, например, Ленка.

- Щербинина?

Мужчина кивнул.

- А что с ней не так? Почему вам нужна я, а не она?

- Уверен, ты можешь допереть сама.

Маша действительно всегда считала себя умнее, талантливее подруг, особенно волховских. Это не была гордыня, заставляющая смотреть на окружающих с презрением, нет, она просто осознавала объективный факт. Ведь в институт она поступила единственная из компании. Некоторые друзья-приятели были способными, но по совокупности факторов не решались действовать смело, амбициозно. Боялись выйти из зоны комфорта, уехать из дома в незнакомый Петербург.

Маша жалела их, помогала по мере сил. Пыталась мотивировать, но выходило не очень. Как же она обрадовалась, когда, вернувшись домой на летние каникулы, увидела, что ребята увлеклись занятиями в молодежном клубе. Казалось, что вот она – панацея против серости глубинки! Но оказалось совсем иначе.

- Мало ли до чего я могу… допереть, - фыркнула она. – Мы же не ребусы здесь разгадываем?

- Видишь, я не ошибся. У тебя деловой подход. Какому-нибудь невнимательному человеку может даже показаться, что ты почти не боишься. Но я вижу, как все внутри тебя сжимается, - оскалился Сергей Александрович.

- Вы же понимаете, что меня будут искать? – спросила Маша, в очередной раз с содроганием подумав о маме и ее переживаниях.

Сергей Александрович вновь улыбнулся некрасивой улыбкой, сквозящей похотью.

- Не забивай себе голову пустыми надеждами. Рассчитывай только на себя. Если ты примешь мое… наше предложение, то останешься только в плюсе и рано или поздно сможешь связаться с матерью. В благоприятном для всех нас исходе мы не собираемся сильно ограничивать твою свободу. У тебя самой естественным образом изменятся ориентиры, стремления, ценности.

Усиленно вращающий в руках кубик Рубика Славик хмыкнул, то ли реагируя на слова босса, то ли на собственные успехи. Маша непроизвольно бросила на него взгляд и отметила, что хоть он и вращал головоломку с бешеной скоростью, но та все никак не хотела складываться до монотонных граней.

- А что за предложение-то? – вновь задала Маша вопрос Сергею Александровичу.

Тот потянулся к стоящему рядом круглому столику на изогнутых деревянных ножках: там в графине переливался на солнце янтарный напиток. Мужчина до краев наполнил стакан и сделал два внушительных глотка.

- Не желаешь? – он кивнул в сторону напитка.

- Я… за здоровый образ... Вы же сами учили…

Сергей Александрович в который раз ухмыльнулся: было отчетливо заметно, что ситуация доставляет ему безграничное удовольствие. В молодежном клубе он сдерживался, не показывая, как упивается положением и некоторой властью над молодежью, но здесь, скинув личину просветителя, он обнажил настоящего себя. Или это было очередное притворство?

- Забудь условности. Для нас – но пока не для тебя – не существует привычных преград. Мы научились обманывать жизнь, мы можем вновь и вновь кидать кости, пока не выпадет приемлемый результат.

Маша нахмурилась. Несмотря на всю тревожность ситуации, у нее складывалось впечатление, что она попала в дешевый фильм, сцены которого изобилуют штампами, а герои картонные, как муляжи голливудских звезд в коридорах кинотеатров.

- Ладно, - развел руками Сергей Александрович. – Не хочешь, мне больше достанется. – И сделал еще один глоток.

Маша, утомленная затянувшейся недосказанностью, набралась дерзости и наехала:

- Не тяните! Что вам от меня надо? Или это такая пытка, да? Измучить пленника бессмысленной пафосной болтовней?

На этот раз мужчина посмотрел без улыбки: глаза блестели, взгляд ощупывал ее, свернувшуюся в комочек, точно пытаясь найти слабое место, куда можно надавить и добиться своего.



Александр Комаров

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: