Обнулись!

Размер шрифта: - +

Глава 19. Тушите свет

Менгеле сидел за кухонным столом напротив Андрея Козлова, Стефанию они только что заперли в ванной и теперь можно было обсудить все спокойно и без лишних ушей. Хотя уши Стефании их мало волновали. Просто не хотелось отвлекаться и следить за тем, чтобы отчаявшаяся женщина не выкинула очередной номер.

За окном уже смеркалось и теперь мужчин освещали многочисленные, встроенные в натяжной потолок, лампочки.

- Пластинин тебя кинет, - сказал Козлов, похрустывая суставами пальцев.

- У меня его женщина, думаешь, он захочет рискнуть?

- Он скорее тебя пристрелит, чем совершит обмен заложниками. Ты же знаешь его историю и желание отомстить.

Менгеле кивнул и спросил:

- Почему ты не предупредил меня раньше? Почему не сказал, кто он такой?

- Артем Андреич, у тебя свои заботы, у меня - свои. Я в твои охранники не нанимался.

Менгеле оскалился. Удивительно, но несколько лет назад, когда Роман Пластинин был внедрен в их организацию, он ни разу не пересекался с ним по делу, а даже если и видел мельком, то не запомнил. Пластинин не высовывался, занимался мелкими поручениями, а Менгеле разрабатывал О5!25 и мало кого замечал вокруг. И вот теперь приходится расплачиваться за это. Но ведь и Козлов хорош - говорящая фамилия! Еще и учит, как поступить. Решил проявить заботу сейчас, когда едва ли остались шансы. Но ничего, Менгеле поборется! Просто так не дастся. Но уходить надо одному. Не нужны ему эти перекачанные олигофрены из коттеджа, которые целой бригадой не смогли справиться с жалким бывшим капитаном ФСБ Пластининым! Не нужен ему и Козлов. А Стефания - подавно!

Жалко только он не увидит глаза Романа, когда тот найдет ее труп.

- Чего на сухую думать: чай или, может быть, коньяка? - предложил Менгеле, улыбнувшись.

- Ты что, дебил? Жизнь висит на нитке, а ты думаешь о бухле? - скривился Козлов.

- Чуть-чуть, сосуды расширить, - Менгеле мотнул головой в сторону кухонного шкафа.

- Кофе мне сделай, - Козлов посмотрел исподлобья, вытащил пистолет из кобуры, положил на стол перед собой.

- Это лишнее, мы в одной лодке, - Менгеле встал и подошел к самому крайнему из многочисленных шкафчиков, под пристальным взглядом достал чашки, поставил к кофеварке, из ящика под ней вытащил две капсулы и поочередно сварил из них кофе.

- Тебе с сахаром?

- Да мне пофиг!

Менгеле демонстративно пожал плечами и подал на стол чашки.

- Что-то ты спокойный, - процедил Козлов и попробовал кофе.

- Кто понял жизнь - тот не нервничает, - ухмыльнулся Менгеле. - Может тебе печенье?

В ответ получил зарифмованный мат.

- Че ты лыбишься, звони давай по своим каналам! По нашим, по вашим. Узнавай, как нам теперь ноги делать, коль скоро я все-таки спас твою шкуру. Надеюсь, ты это понимаешь?! - Козлов с каждой минутой нервничал все больше и больше. Словно желая хоть чем-то себя отвлечь от пугающих мыслей, он пил кофе частыми глотками.

А Менгеле понимал другое - именно Козлов довел ситуацию до критического градуса. Поэтому заплатит. Единственный, о ком Менгеле будет сожалеть - это кот. Никак не получится взять с собой. Ну ничего, он оставит ему поесть. Не корм в миске, конечно, но жить захочет - обглодает и людей.

- Ладно, дай пожрать что-нибудь. Дорога долгая, а от твоего кофя живот крутит. Моча Киргиза какая-то, - Козлов покраснел, вытер со лба обильно выступивший пот.

Менгеле встал и направился к холодильнику, потом остановился и сказал:

- Сейчас, кота только из комнаты притащу. Пусть тоже пожрет напоследок.

Козлов нахмурился, тяжело вздохнул два раза и пробубнил себе под нос:

- Форточку открыть надо, не продохнуть, - последние слова он прохрипел, как сломанный динамик. Затем его глаза округлились, он схватил пистолет, попытался встать с табуретки, но шлепнулся обратно.

- Ссссууу… - губы, голосовые связки, все тело слушалось с трудом.

Из последних сил Андрей Козлов развернулся к стене, за которой в комнате искал кота Менгеле, снял пистолет с предохранителя и выпустил в нее всю обойму. После чего замертво повалился на кафельный пол, тут же испачкав его пенящейся слюной.

 

Стефания не находила себе места. Заточенная в просторной ванной комнате, она с трудом могла дышать. Никогда в жизни ей не было так тесно. И жарко. Она включила холодную воду, умылась, едва сдерживаясь, чтобы не расплакаться. Сколько времени у нее осталось? Что можно сделать? Вещи у нее отобрали, в карманах пусто. Она ринулась к шкафчику, висящему над раковиной: щетки, пасты, электрическая бритва - даже ни одного станка нет - зубная нить, мочалка. На соседних полках фен, порошки, запас мыла, гели для душа, шампуни, опять мочалки. На змеевике висят полотенца. Что это все дает? Какие возможности? Пожалуй, химикатов бы хватило, чтобы убить себя, но вряд ли Менгеле будет спокойно стоять, пока она заливает ему в глотку средство для прочистки канализационных труб или бьет по голове ершиком для унитаза.

Думай, Стеша, думай!

Был бы здесь хотя бы набор для маникюра, можно было воткнуть в шею пилку или ножницы… при определенной удаче, конечно же. Но то ли маньяк не следил за ногтями, то ли делал это в другом месте.

Стефания наткнулась взглядом на дезодорант, но под рукой не было зажигалки, а так попробовала бы трюк из фильмов. Что же еще предпринять?

Глаза скакали в орбитах, как мячики в пинг-понге, она раз за разом осматривала помещение, но ничего не могла придумать. Решила попробовать отодрать вентиляционную решетку, правда сама еще не поняла - зачем. Чтобы Козлов с Менгеле не услышали, включила воду в ванной.

Сломав три ногтя и одну зубную щетку, металлическую решетку удалось снять - она была не привинчена, а держалась на клее. За ней было заросшее пылью отверстие, куда не пролезла бы и голова ребенка. Зачем нужно было ее отковыривать?



Александр Комаров

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: