Обнулись!

Размер шрифта: - +

Глава 20. Эпилог

Прошло два месяца.

“Дочь Александра, Роман, Георгий. Вы знаете, что всю жизнь я был твердым человеком, знающим, чего хочу и как этого добиться. Ни перед чем не останавливался ради цели.

Так вот, сейчас настало время извиниться за те неприятности, которые я вам доставил. А их было много.

Дочь, Александра, конечно, я предъявлял к тебе завышенные требования, но только так из соплячки можно сделать человека. И ты им стала.

Роман, мне жаль твоего отца. Ты знаешь, мы дружили с ним много лет. В девяностых обстоятельства сложились таким образом, что нужно было действовать решительно. В нашем ведомстве был раскол. Твой отец мыслил по-старому, не хотел меняться, не чувствовал этот долбанный ветер перемен. Я не хотел его смерти, но все эти годы чувствую вину, что не смог его убедить, что настроил коллег против. Его сердце не выдержало.

Мне жаль, Роман, что история повторилась и с тобой. В своем желании засадить наркопроизводителей, ты не видел очевидного. Не видел выгод, которые они могут принести нам, обществу. Я намекал, но ты не слушал. И я спрятал тебя, пока ты не сделал непоправимое. Тюрьма - не самое плохое место. Думаю, она многое тебе дала.

Вещество, которое разрабатывал Менгеле, позволило бы нам создать идеальных сотрудников, офицеров, защитников Родины и борцов с преступностью, терроризмом. Теперь у каждого появился бы шанс послужить отечеству. Не важно, как ты тратил очки характеристик в молодости, у тебя есть шанс обнулиться и начать все заново. Мы бы ковали прекрасные кадры, обошли бы и заткнули за пояс треклятых американцев. Но куда вам до мыслей о стране. Вы не видите дальше носа. Здесь мне нечего больше сказать, поэтому перехожу к последнему адресату письма.

Гоша, твою же мать, сукин ты сын! Я ведь был на твоих похоронах! Ты женился на моей дочери, пользовался моим покровительством в ведомстве и так со мной поступил? Все эти годы копал под меня? Не важно, что дальше будет со мной, но тебе жизни не будет, я это обещаю! В начале письма я извинился перед всеми. Так вот, в твоем случае я заранее извиняюсь за то, что тебя ждет в ближайшем будущем!

Что касается моей судьбы, то, как только я узнал, что вы взяли Менгеле - а этот червяк непременно меня сдаст - я принял решение. Бежать перед лицом опасности не позволяет честь мундира, а она для меня, чтобы вы ни думали, многое значит. Поэтому, когда меня найдут, это буду уже не совсем я. Пускай я потерпел поражение, но война не проиграна!

Генерал Алмазов.”

 

Роман, Стефания, Саня и Гоша сидели за столиком кафе “Волхов” в полупустом зале. Бармен Колян протирал пустые бокалы за стойкой, официантка Лена, расположившись в углу за спиной начальницы, украдкой играла в игры на телефоне.

- Какие новости от папы? - спросил Пластинин.

- А какие от него могут быть новости? Лежит себе, слюни пускает. Думаешь в тюремной больничке с ним кто-то нянчится на тему восстановления характеристик? Обнулился и обнулился, никому особо дела нет. Я, конечно, планирую этим заняться, а то получается, что слишком он легко отделался. Вместо того, чтобы осознанно срок мотать, закрылся в бессознательности и кайфует, - Саня меланхолично крутила в руках бокал вина.

- Мда, мы чуть-чуть не успели. Опередил нас бравый генерал, - Гоша ухмыльнулся. Как только с бандой было покончено, он подстригся, побрился и теперь выглядел молодо и свежо.

- Гоша, давно хотела вас спросить, - заговорила Стефания. - А что вы делали все то время, что вас считали мертвым?

- Немного отдохнул, что тут скрывать, - улыбнулся Гоша, обнажая белоснежные зубы. - После внедрения и постоянного общения с уродами, после стресса, когда понял, что меня вот-вот раскроют и грохнут - необходимо было прийти в себя. А потом анализировал всю собранную информацию, готовил доказательную базу, планировал следующие шаги.

- Ой, да лентяйничал ты! - перебила Саня. - Пласт куда больше сделал за куда меньший срок!

- Ну что ты опять начинаешь, а? - Гоша наигранно нахмурился и надул губы.

- Да ладно, просто так сложились обстоятельства, - Роман посмотрел на Стефанию и взял ее за руку. - Я ведь тоже скрыться от всего этого хотел. Новую жизнь начать,  но старая сама меня нашла.

- Зато сейчас гештальт закрыт, - философски заметил Гоша.

- Рубинчик ушел, - выругался Роман.

- Да и забей, - Гоша сделал глоток из стакана с пивом, - в международный розыск мы его подали. Теперь или найдут, или нет.

- Друг, кто из нас действующий офицер? Я или ты? - Роман с укоризной посмотрел на Гошу.

Тот развел руками.

- А что тут сделать? Я его вообще за все время у них только один раз видел вживую, да и то издалека. У меня была теория, что он вообще вымышленная подставная личность. Менгеле на него сейчас всех собак вешает. А ты, Пласт, хорошо с ним знаком?

- Про него всегда много говорили, тоже видел его несколько раз, общался даже мимоходом. Думаешь, он не так сильно во всем этом участвовал? А настоящим главарем был Менгеле?

- Не знаю. По нашим базам он никак не пробивается. Шифруется хорошо. Если и управляет всем, то удаленно, через ставленников. Вполне возможно, это не единственный его проект.

- Что же он по-твоему венчурный инвестор в криминальные стартапы? - съязвил Роман.

- Может быть и так, - Гоша опять приложился к пиву.

- Хватит фантазировать, - вышла из задумчивости Саня. - Не будем о грустном. Все-таки завершили дело, которое столько лет было в разработке и стоило нам всем, - она обвела глазами собравшихся, остановилась на Стефании, кивнула ей, - так много.

Не сговариваясь все чокнулись.

- Как у Маши дела? - спросила Саня.

- Слава Богу, все хорошо. Вернулась в университет, учится. Проходит регулярные осмотры у врача, вдруг будут какие-то последствия употребления того треклятого вещества, - ответила Стефания.



Александр Комаров

Отредактировано: 05.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: