Обратная сторона Земли

Размер шрифта: - +

Глава 10. Пелена

Удивительно  - иногда встречаешь людей, о которых через пять минут знакомства думаешь, что знал их всю свою жизнь.

Астрид Линдгрен «Кати в Италии»

Как же надоели эти бесконечные заседания! В который раз планёрка несколько затянулась, и почти все сотрудники не находили себе места. То и дело на весь зал скрежетали ножки стульев о пол. Кто-то пытался комфортно устроиться на уже надоевшем за эти часы сиденье, которое скрипело при малейшем движении. Другие, предусмотрев долгое рандеву, принесли с собой маленькие подушки, на которых они восседали как вельможи. В те моменты, когда на привилегированных особ соскальзывали взгляды простых смертных, звук скрипящих сидений и ёрзающих людей прокатывался громкой волной по помещению. В углу зала стоял Степан. С нескрываемым пренебрежением он слушал этот ужасный доклад. Вот скажите, как можно было допустить, чтобы дублирующая группа – по определению, отстающая в науке и технике, - смогла покорить четвёртое измерение – время?! Тем более, естественный экран планеты был настолько прочен, что не пропускал никаких сигналов. До момента прорыва оболочки мало кто среди исследователей мог предположить о существовании этого слоя реальности.

  Докладчиком был приглашенный профессор одной из лабораторий. На своих схемах и графиках он пытался разъяснить далёким от науки собравшимся преимущества нового направления разработок. Научные термины притупляли интерес к докладу. Степан, не скрывая своё глубокое безразличие к рассказчику, смачно зевнул. Чем привлёк к себе внимание доброй половины слушателей.

Профессор, заметив, что никто не внимает его словам, поспешно решил закончить научные изыскания и перешёл к более весомым аргументам. На экране появилась фотография с места первого контакта. Овальный кокон. Тысячи щупалец, норовящих зацепиться за всё, что приближается в зону их досягаемости. Зал затих лишь на мгновение. Появившийся шёпот мгновенно перерос в гвалт. Теперь толпа готова была выслушать учёного и согласиться с любыми теориями и гипотезами. Степан усмехнулся; очередная утка правления и Совета. Он лично присутствовал на этой «встрече» или же, точнее сказать, на месте первого межмирового убийства.

* * *

  Совсем как в книгах, то утро не предвещало никаких бед. Тихое, спокойное, синее небо и ни признака надвигающейся бури. Станция отслеживания дальних рубежей работала в обычном ритме. Раз в несколько часов запускали радары и сканировали местность на наличие потенциального врага. Кого могла опасаться самая могущественная организация континента?

В годы, когда зарождались первые теории о путешествии во времени, сотрудники Корпорации уже чуть ли не каждый день отправлялись исследовать исторические события. Вскоре после первых переходов и удачных возвращений с путешественниками стали происходить странные вещи. Их мысли путались, слово другие личности занимали их тело. Каждый, кто побывал в прошлом, хотел вернуться туда, будто там, за гранью, осталась часть его души. Некоторые особо настойчивые личности даже пытались докричаться до второго я, уговаривали себя не совершать те или иные поступки. И порой это приводило к печальным последствиям. Самоубийства, как массовые, так и одиночные стали происходить на всей планете.

  Прибавилось работы психологам, но и научные лаборатории не сидели сложа руки. Работы по перемещению во времени и пространстве пришлось прекратить. Были остановлены тахионные реакторы, они производили энергию в десятикратном размере, чем получили мгновенное распространение по дочерним структурам. Поначалу везде и всюду закрывались атомные электростанции, сокращалось число ядерных реакторов и добыча полезных ископаемых. Тахионная энергия была дешевле, но вот последствия работы этих реакторов были исследованы не столь тщательно. Именно до конца неисследованные последствия излучения и приводили к странным видениям.

  Резкий вывод новых реакторов из обихода привёл к энергетическому кризису. «Десятилетие каменного века» - именно так назвали этот период в истории Корпорации. Прошли годы, прежде чем вновь начались испытания генераторов времени. Пришлось построить несколько станций слежения, которые выявляли напряжения в пространственных слоях.

  «Разрыв пространства третьей категории!» - верещал сигнал оповещения. Сотрудники станции, впервые за время наблюдения за границами реальности, наблюдали спонтанный прорыв. Взбесившиеся графики, энергетические всплески, повышенный радиационный фон. На место предполагаемого появления аномалии был отправлен отряд дежуривших солдат.

  В группе из восьми человек, наряду с военными, состояло двое ученых. В тот день только что назначенный сотрудник лаборатории времени Амалия Каронс оказалась без своего напарника. Товарищ после плановой попойки был не в состоянии передвигаться и взял за свой счет один выходной день. Именно в этот момент угораздило случиться данному происшествию.

  Степан прибыл на место через пятнадцать минут после вызова. Жена уже занималась установкой оборудования рядом с предполагаемой точной разрыва. Видеонаблюдение, расстановка по периметру охраны – это заняло еще пару десятков минут.

  Прошло несколько часов, прежде чем что-то стало происходить. Легкие возмущения фона и ничего... никаких пиков активности пространственного слоя. Амалия уже доложила на станцию, что активной отклонений не наблюдается, когда радиация внезапно стала повышаться. Свечение в невидимом диапазоне показывало нарушение границ реальности. Будто из ниоткуда появился размытый силуэт овальной формы, сверкающий всеми цветами радуги. «Зеркало» – первое, что всплыло в голове у молодого ученого. На этом совпадения с формами стеклянной поверхности закончились. Тонкие, чуть видимые силовые линии начали тянуться к окружающим предметам. Они цеплялись за всё, что встречалось на пути. Оборудование плавилось, превращалось в лужи металла или, тут же состариваясь, становилось невесомой пылью.



Максим Халяпин

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться