Обратная сторона Земли

Размер шрифта: - +

Глава 15. Навстречу бездне

"Ловкость рук и никакого мошенства"

к/ф "Путевка в жизнь"

 

Выписка из медицинского дневника четвертого автономного корпуса.

 

День 6:

Сегодня утром бои продвинулись вглубь территории противника. Нам удалось забрать раненых. Многим, к сожалению, или к счастью самих пострадавших, не помочь. Санитары вели под руки не молодых воинов своей родины, а глубоких старцев. Страшное оружие. Создателю этой адской машины будут судом победы в наших грядущий битвах.

Сегодня утром бои продвинулись вглубь территории противника. Нам удалось забрать раненых. Многим, к сожалению, или к счастью самих пострадавших, не помочь. Санитары вели под руки не молодых воинов своей родины, а глубоких старцев. Страшное оружие.

Искалеченные временными минами и ловушками солдаты не осознавали, что с ними произошло. Психологический барьер, установленный организмом, защищал некогда юных парней и девушек. И пускай их тела были стары и немощны, - они все еще рвались в бой.

День 14:

Прошла неделя с того момента, как наша группировка удерживала позиции, захваченные в первые дни наступления. Победный рубеж постепенно удалялся от нас: молниеносная война постепенно перерастала в затяжной конфликт, и счет был не в нашу пользу.

Исследования, проведанные в лаборатории, показали, что из первого эшелона атаки не выживет никто. Тахионная радиация завершает начатое - старики умирают. С каждым днем санитары выносят из медгородка десятки тел.

Среди личного состава начинаются разговоры о дезертирстве. Что скрывать, даже в моей голове зреют подобные мысли. Мы не продвинулись ни на шаг. Строгая линия фронта тянулась на десятки километров.

День 16:

От командования поступила директива: атаковать противника всеми возможными средствами. Даже нам, медикам, выдали импульсные винтовки и пистолеты. Мне - медику с огромным стажем, казалось дикостью убийство себе подобных, но сержант, приписанный к нашей пятерке, кулаком в челюсть показал, как нужно любить свою родину. Сейчас любой боец на счету, пусть такой и неумелый, как я.

День 18:

Два крайних дня кроме медицины в моем расписании появились занятия по стрельбе и рукопашному бою. Стрелять я уже практически научился, мишень, закрепленная за мной, получила значительные повреждения, попадания мимо составляли всего десять процентов, но это уже успехи. Ротный так не считал, и каждый промах заставлял нас бегать вокруг лагеря.

Боевые искусства также не были моим коньком. Все мои схватки заканчивались на лопатках. Как говорил наш тренер: "У вас есть только один противник - это вы сами".

День 19:

Сегодняшнее утро принесло много сюрпризов. Во-первых, я впервые попал по мишени на утренней тренировке. Пускай это была не моя мишень, а моего соседа, - мне все равно приятно осознавать, что здесь я тоже был на что-то годен.

Во-вторых, в лазарет был доставлен труп молодого человека, погибшего от взрыва очередной тахионной мины. Устройство сработало прямо у него под ногами, но видимых повреждений не нанесло. Взрывотехник разводит руками - с таким эффектом он впервые сталкивается. Забрав покойного несколько пробирок крови - ему она уже ни к чему, я отправился совершенствовать свои навыки уничтожения последствий тахионных лучей и радиации.

День 24:

Вакцина, созданная на основе красных кровяных телец, лишь временно избавляет от последствий тахионной радиации. Регенерация поврежденных клеток лишь на время повышается, восстанавливается первоначальная структура и наступает период восстановления функций. При снижении концентрации препарата в поврежденных тканях многократно усиливается распад клеточной структуры. Деградация атомных связей и последующая смерть в ста процентах случаев.

День 37:

Простые лекарства уже не в состоянии сдерживать натиск последствий облучения. Пациенты гибнут один за другим. Медициной некогда заниматься, приоритетным заданием является оборона ключевых точек. Раненых перевязывают на месте ранения и отправляют снова в бой. Они и сами понимают, что сдавать этот рубеж нельзя.

Каждую минуту думаю о том, что будет с нами после этой войны, оправится ли народ от нанесенных ему тяжелых ран? Я думаю об этом даже сейчас, когда очередной сгусток плазмы, врываясь из нагнетателя частиц, врезается и разрывает броню очередного мятежника. Я позабыл клятву, данную во время присяги - "не убивать". Я отправил на тот свет несколько десятков людей и нисколько об этом не жалею. Ведь за моей спиной находятся миллионы жителей городов и общин, которых я спасаю каждым выстрелом из своего пистолета.

* * *

- Положение настолько шаткое? - я отключил проектор и пригубил чашку кофе, которую принес мне официант. Легат сделал и без того невозмутимое лицо еще более серьезным.

- Ты не представляешь, каких трудов мне стоило пробраться сюда. Они заблокировали почти все потоки, по которым мы перемещаемся. Противостояние науки и технологии переросло в настоящую мясорубку, каждый день десятки тысяч погибших. Восстановить прежний порядок до встречи с Легро будет стоить больших усилий. Нескоро по газонам и лужайкам наших городов будут бегать дети, - Саргал достал пакет и предал его мне. - И даже не прочтешь? - произнес он, когда конверт переместился ко мне в карман.

- А зачем читать то, о чем заранее известно? - я развел руками и, сцепив ладони в замок, откинулся на кресло, - очередное повествование твоих разведчиков о моих передвижениях по городу.

- Это не слежка, а лишь наблюдение. Тем более что эта "слежка", как ты ее называешь, помогла разыскать тебя на прошлой неделе. Вот расскажи мне, зачем тебе нужно было устраивать такое представление? Твое новое увлечение пиротехникой озадачило моих парней. Они же ведь не знали, что этот финт с взрывом и изъятием из воронки содержимого всего лишь для отвода глаз. Да и я не сразу догадался. Эти выкладки по составу твоей взрывчатки с первого взгляда меня заставили задуматься о твоем психическом состоянии. Смешать все самое бесполезное, находящееся под рукой, и устроить красивый фейерверк.



Максим Халяпин

Отредактировано: 27.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться