Обретая надежду

Размер шрифта: - +

Пролог + Глава 1-3

Пролог

Много женщин, поверьте – не бывает.

Но есть одна, которую он выделяет.

Та ворвалась к нему, как лучик света,

Который освещает всю планету.

Она бывала холодна, бывала страстна,

И он не знал, что это было так опасно.

Она оставила его внезапно,

уйдя к другому безвозвратно.

Как сил найти, чтоб вычеркнуть ее из мыслей?

И так же сильно и она на них зависла,

Та девушка, которую он встретил –

Хотела стать звездою на его планете.

Он полюбил ее, но только как подругу.

Казалось бы, она была не из его круга.

Он очертил ей путь длиною в вечность.

Она же не желала ждать его беспечно.

Ее искра в глазах давно погасла.

Его надежда так была напрасна.

Ее желанье было – научиться верить.

Его желанье – все вернуть обратно, без сомнений.

 

 

 

Я знал, что она не придет. Нет, вернее будет сказать: Я знал, но я надеялся. Надежда – это так мало и в то же время, это все, что у меня было в тот день. Я ждал несколько часов, лежал на диване, уставившись в потолок, ходил из угла в угол, время текло невообразимо медленно, так же медленно, как я сходил с ума. Я пытался спать – не получалось, я пытался есть – это было омерзительно, когда твой желудок пытается достучаться до тебя, сказать, что тебе нужна гребаная еда, но при этом в горло кусок не лез. Двое суток, я чувствовал себя жалким, никчемным, даже в какой-то степени униженным, униженным самим собой, я утопал в море угасающей надежды и чувства потери. Двое суток, четыре стены, диван, телевизор, пиво и я. Двое суток, я, моя голова, мои мысли, мои гребаные мысли, заполненные ею. Это было жалко. Я не знаю, как за такое короткое время эта девушка смогла так сильно перевернуть мой внутренний мир. Мне не хватало ее, как воздуха. Первые два дня были отвратительными, я не выползал из своего логова, я делал вид, что все еще жду ее, но знал, что уже не ждал, это было напрасно. Я видел пропущенные от матери, от Бира. Я пил и смеялся над самим собой.

Ради нее я избавился от татуировки, которая значила для меня больше, чем вся моя жизнь, это был символ, я будто вырвал часть своей души и поместил его под сердцем ввиде тату. Я бы сделал это снова, я не жалею, я бы сделал это снова, лишь бы это смогло вернуть ее. Я не был так безумен со времен похорон Алисы, я словно вернулся в те дни. Я знал, что Женя в порядке, с ней все хорошо и возможно она счастлива, но это не делало меня счастливым, это делало меня психом, собственником, эгоистом. Она была нужна мне, а я ей нет, от этого мне хотелось задушить ее или себя, я не знаю. Я думал о том, что говорил ей, я сам выкинул ее из своей жизни, я черт возьми сплавил ее прямиком к Биру, и я рассчитывал, что меня примут снова. Потому что Женя, она такая, грустная, скучающая девушка из группы поддержки. Я считал, что у нее кроме меня нет никого в этом городе, она цеплялась за меня, как за последнюю частичку надежды в ее жизни. Я знал, что с ней не все в порядке, но я наслаждался тем, что заставлял ее хоть иногда улыбаться.

Прошло некоторое время с тех пор, как я перестал напиваться, драться по поводу и без, и за это время я всего лишь понял, что мною пользуются. Бир дрессировал меня, как свою личную собачку, и я был только рад набить кому-то морду, пусть по просьбе Бира или по собственному желанию. Два раза я попал в полицию, отец отмазал меня, но мне пришлось вернуться, не поверите, в гребаную группу поддержки. Меня ничего там не держало, раньше я ходил, наблюдал за девушкой с рыжими волосами, в вязаной толстовке и фальшивыми, как я потом узнал, очками в красной оправе. Конечно, я повелся на образ, они с Алисой так были похожи, что казалось, будто я спятил. Все в Жене напоминало мне мою погибшую девушку, до тех пор, пока она не заговорила. Я долго наблюдал за молчаливым ангелом, сидящем почти напротив меня, каждую нашу встречу, я видел то, что хотел видеть, до тех пор пока не понял, что мои глаза врут. Я помню тот день, когда впервые заговорил с Женей, это был первый раз, когда я действительно понял, что наблюдаю не за Алисой. Женя груба, остра на язык, она не боялась говорить правду глядя в глаза, она не была ангелом, главное, она не стремилась им быть, она не боялась. Я был уверен, что она чувствует ко мне то же, что и я к ней, я видел ее слезы, мои поступки причиняли ей боль, я знал, но это не делало меня добрее, не делало меня кем-то другим, я не относился к ней лучше, чем должен был бы.

Время шло, я приходил в себя. Девчонки не стали меня интересовать меньше, чем раньше, за последние четыре месяца я трахнул около тридцати телочек, я спал с женщиной, которая в два раза старше меня. Она была ничего, а я, должно быть был лучшим сексом в ее жизни. Ни одна телочка не кричала и не извивалась подо мной так, как она, это вдохновляло, хотелось отыметь еще больше цыпочек. С этим проблем не было, Бир поставлял мне их одну за одной, это выглядело, как благодарность, за мои выслуги перед ним. Я пришел в себя, стал кем я был всегда. Я был уголовником, почти уголовником ( если бы не мои родители), в городе я был подозреваемым номер один в любых разбойных ситуациях. Моя одежда и байк тоже многое обо мне могли сказать. Они говорили «Эй, я не добряк, со мной лучше не связываться.». Кстати, о байке, мои снова отжали его у меня за плохое поведение. Взамен мне достался каличный «Форд» синего цвета. Я был на машине, а не на байке, но это не меняло моей сущности. Я был зол, бессердечен, холоден, но я не забыл о ней.. о девушке с рыжими волосами и бойким характером.

Глава 1

Я знал о ее дне рождения, который был в понедельник. Не мог заставить себя не думать об этом, даже если я был погружен в любое дерьмо, которым я привык заниматься, я хоть на одну, даже на одну секунду мог уловить себя на мысли, что хочу поздравить ее. Я думал о том, как куплю ей подарок, который, дерьмо.. Я никогда никому не покупал подарки. Я бы даже просто поздравил ее на словах. Да к черту, я просто хотел увидеть ее, услышать ее голос, просто, мать вашу, напомнить ей о себе. Вы подумаете: «Бро, да ты мог бы позвонить ей, это легко», а кто-то подумает также, как Бир «Шли все нахрен». Номера телефона у меня нет. Но, нет это не отговорка. На самом деле, я бы мог откопать его, я же узнал про ее день рождения, это легко. Я боялся, да я ссал, как гребаный вонючий, обмочившийся в штаны школьник.



Юлия Динэра

Отредактировано: 26.04.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться