Оксюморон. Часть 2. Искушение

Размер шрифта: - +

Глава 6

-Когда-то давно повелителями второго мира, мира Оксюморон, были не ведьмы, - мы все внимательно слушали Торговца, сидя на скамейках. - А кальдильеры. Это народ великих магов. Они могли видеть прошлое, воспоминания людей, могли переживать их сами, словно во сне. Могли видеть настоящее, а иногда даже будущее…
-Так вот кто был похоронен в той церкви! - вдруг вставил Богдан, и все резко уставились на него. - Мы нашли склеп, очень древний, и там было написано: "Здесь похоронена раса, что может предугадывать прошлое, настоящее и будущее"… И бла-бла… Так ведь, Лео?
-Ага, - парень кивнул, но все-таки решил повторить дословно. - "Здесь покоятся останки расы, имеющей силу предугадывать прошлое, настоящее и будущее, расы, что была истреблена рукой могущественного короля, когда их сменили королевы".
-Вы когда-нибудь научитесь не перебивать старших?! - воскликнул Торговец, подскочив на месте. - Два оболтуса! Я тут им великие тайны раскрываю, а они! Ух! Сил моих нет!
-Торговец, - Юнера положила руку ему на плечо. - Не обращайте внимания, сядьте…
-Уф, - он плюхнулся обратно на скамейку. - Открываешь им тайны мира, а они "бла-бла"…
При этом старик сложил руки уточкой, чтобы спародировать Богдана.
-Прости, - усмехнулся парень. - Я просто вспомнил.
-Ага, вспомнил он, - Торговец тяжело выдохнул и сосредоточился на своем рассказе. - В общем, кальдильеры - провидцы, их еще так называют, - правили неканами много тысяч лет назад. Помимо способности видеть будущее, они также обладали и магией. Но это была магия, не похожая на ту, что используют ведьмы. Ведьмы, как бы вам это объяснить, - он обвел нас взглядом. - Они используют уже существующее, магию природы, все это уже есть… Они просто способны преобразовать природные объекты, но не могут воссоздавать что-то из ниоткуда. А вот кальдильеры создавали магию, именно создавали…
-Хм… Прямо как Колдун, - вновь перебил Богдан.
-Он и был кальдильером, идиот! - зло прокричал Торговец.
-Что?! Колдун был кальдильером?! - удивилась уже я. - Но как же?!..
-То есть то, что он видел будущее и, например, Адриану рассказал о его смерти, тебя до сих пор не смущало, Волчица!
Резко повисла тишина. То, что Колдун был тем самым древним провидцем, просто не укладывалось ни у кого в голове. Все знали, что его сила невероятна. Но на протяжении долгого времени все были уверены, что он просто был создан Колей, одной из королев, был чем-то неестественным; точно так же, как и его способности были чем-то противоречащим природе… И вдруг оказывается, что Колей вовсе не создавала его, а приходилась женой; что никто Колдуна не создавал и что он с такой силой родился, и был, значит, потомком величайшей расы, что могла видеть практически все на свете!..
-Но почему он проиграл? - вдруг спросила Юнера, и мы снова сосредоточились на рассказе Торговца.
-Я же сказал, кальдильеры редко видели будущее, чаще всего их взору открывалось настоящее, просто происходящее не рядом с ними. Или же прошлое, воспоминания. Колдун не мог предсказать всего. Все-таки будущее обманчиво, и иногда собственные видения вводили его в заблуждение, обманывали его…
-Но где все остальные? - спросил Лео, очень заинтересовавшись темой нашей дискуссии. - Кроме Колдуна есть еще кальдильеры?
-Дайте сначала договорить. А потом я отвечу на твой вопрос, - пробурчал старик и, когда Лео послушно кивнул, продолжил. - Так вот, кальдильеры правили - все остальные подчинялись. И однажды ведьмы высказали свое недовольство, стали жаждать власти… Они решили свергнуть кальдильеров и призвали для этого себе на помощь первый мир. Тогда люди были в подчинении оксюморонцев, а ведьмы пообещали им независимость после своего прихода к власти…
Лео хотел было что-то добавить, но, заметив злобный взгляд старика, снова закрыл рот. Наверное, он хотел сказать, что есть легенда об этом. Легенда о войне между двумя мирами… А ведь в ней и правда упоминаются великие маги. Получается, это и есть кальдильеры? Я всегда была уверена, что эта часть - всего лишь вымысел. В конце концов, легендам свойственно наличие красивых декораций…
-Началась война. Она длилась многие годы. Битвы никак не прекращались. Кальдильеров было немного, так что они вряд ли могли дать должный отпор силам врага, в итоге один за другим они погибали, ведя следом за собой и неканов. После того как раса пум предала кальдильеров, они стали проигрывать. В конце концов, верными кальдильерам остались лишь медведи… Затем умер король. На трон взошел его сын. Закончить войну и сдаться или вести свой народ на погибель? У него был этот выбор. Увы, отчаяние взяло верх над ним. И сгубило. Оно не дало ему ясно мыслить... Новый правитель решил продолжать сражения, - Торговец прервался на секунду, пристально вглядываясь в наши лица. - Они проиграли. И кальдильеров осталось лишь пятеро. Сам король со своей женой и его сестра с мужем и маленьким сыном. Все остальные погибли. Эти потери тяжким грузом легли на плечи правителя, потерявшего буквально все. Он не смог сохранить свое положение, он не смог защитить свой народ. Но народ защитил его. Он и его семья выжили. Они долго скрывались. Несколько лет уж точно, хотя точно и неизвестно. Давно это было… Их без конца продолжали преследовать. Люди же, осознав свое могущество, пировали, опускались все ниже в своем упоении, из великих воинов превращались в свиней и воров, оправдываясь своей кровавой победой. Люди невероятно алчны… И тогда король кальдильеров, по-прежнему преследуемый своими врагами, сделал то последнее, что мог ради своего народа, который предал его. Чтобы защитить неканов от разрухи, которую породило человечество, он со своей семьей создал Дейтерий и с его помощью оградил Оксюморон от безумия людей. И… - он посмотрел на Юнеру. - Есть еще кое-что, что вам нужно знать. Дабы следить за порядком в Оксюмороне король и его жена остались во втором мире. Колдун как раз потомок этой ветви. Кальдильеры могли скрещиваться с неканами и, так сказать, очищать их кровь. Если у Кальдильера рождался ребенок от нечистокровной волчицы, например, то дитя было уже чистокровным волком. В общем-то, Колдун был чистокровным медведем, хотя его мать была наполовину человеком, - он сделал паузу, чтобы перевести дух. - А вот сестра короля с мужем и сыном отправились в человеческий мир, за стену, следить за порядком там. Связь с ними была утеряна, они затерялись среди людей. И вот, - Торговец снова посмотрел на Юнеру своими желтыми глазами. - Я отвечаю на вопрос, Лео. Ты спрашивал, где другие кальдильеры, так смотри же, Одиночка, - он указал ему на девушку. - Потомок сестры короля кальдильеров…
-Я?! - то ли вопросительно, то ли утвердительно воскликнула Юнера; хотя я заметила, что, слушая весь этот рассказ, она почему-то все больше погружалась в себя. - Но я же… Не обладаю какой-то такой силой… А дежавю у всех бывает!..
-Насколько мне известно, - спокойно проговорил Торговец. - Только король считался могущественным магом. Твой же дар, скорее всего, перешел тебе от его сестры, и больше развиты видения.
-Но…
Юнера опустила голову. Это было слишком неожиданным открытием для всех нас и, конечно же, в первую очередь для нее. Ни я, ни Лео, ни Богдан совсем не знали о существовании кальдильеров. Юнера совсем недавно узнала и о существовании неканов и ведьм. И тут мы узнаем о том, что один из нас, а именно моя подруга, является потомком этой древнейшей расы!
Тысячи мыслей проносились в этот момент в голове Юнеры. Она верила словам Торговца, но одновременно отрицала их. В памяти раз за разом всплывали похожие случаи - видения, которые казались простыми снами, но не были таковыми. Дежавю, как назвала их Юнера, не раз оказывались впоследствии отрывком из реальной жизни, но это либо умалчивалось, забывалось, либо становилось предметом шуток, забавных историй, обсуждений в узком кругу друзей. Девушка и сама не верила в свои видения, что уж говорить о других. Видя в очередной раз сновидения, она не придавала им значений. Они были мимолетны и практически развеивались с наступлением рассвета…
"Твои подруги не люди". В моей голове всплыли слова Николая. Значит, он знал. Знал, что Юнера кальдильер. А Танита? Она разве тоже? Может быть, именно поэтому? Из-за их способности видеть будущее за ними охотились? Они были ключом к победам! Но была ли Танита кальдильером, или мои предположения насчет того, что просто ее предки неканы, все-таки верны?..
-Ты, - тихонько начал Торговец. - Никогда не ощущала ничего необычного? Не чувствовала, что видишь то, чего нет?
-Возможно… Иногда, - пробормотала Юнера. - Но я считала это самым обычным дежавю. В конце концов, многие рассказывали в классе схожие истории о том, как их сны сбываются… Но в то же время эти самые видения… Когда сны сбывались, они, как правило, были нечеткими какими-то, размытыми… - девушка не сводила глаз со своих рук, словно боясь оглянуться вокруг и осознать, что все вокруг совсем не так, как раньше. - Часто они и вовсе забывались, когда я просыпалась утром, но…
-Но? - переспросил Торговец.
-В Оксюмороне, здесь… Видения, - она запнулась, произнося последнее слово. - Они стали другими. Они стали четкими и… Реалистичными. Я видела, как Лео накидывается на Богдана, как множество осколков разлетается вокруг... - глаза Юнеры стали стеклянными, словно она видела перед собой совсем не то, что видели мы, а вновь окунулась в омут пророческих сновидений. - Я буквально слышала каждый шорох… - девушка моргнула и, встряхнув головой, посмотрела на нас. - Да и другое здесь видела по-новому…
-Другое? - Лео внимательно посмотрел на нее. - Значит, ты видела что-то и до этого?
-Да… - девушка нахмурилась. - Я видела сон, точнее… Реальность. Когда мы ночевали в амбаре на полях по пути в Элемби, ты пришел позвать Богдана на охоту, а он спал в обнимку с Кай…
-Что?! - я, распахнув глаза, уставилась на Богдана и сжала кулаки. - Ты спал со мной в обнимку?!
-Спокойно, - парень беспомощно вскинул руки. - Я это машинально во сне. Не нарочно.
-Значит, ты это видела… - протянул Лео, не обращая внимания на нашу немую войну с Богданом, и Юнера кивнула ему в ответ.
-То было настоящим, хотя ты и спала. Но ты словно находилась там, словно наблюдала все со стороны, сидя неподалеку… То, что ты увидела недавно, было, хоть и ближайшим, но будущим. И его мы избежали, к счастью, - задумчиво произнес Торговец.
-Значит, мы можем менять то будущее, которое видит Юнера? - спросила я.
-Да, - улыбнулся старик. - Это была одна из шуток Колдуна. Он любил говорить всем, что судьба у каждого своя и что, если захотеть, ее можно изменить…
-И… Я еще кое-что видела. Это было весьма странно, - вдруг подала голос Юнера и внимательно посмотрела на нас. - Я видела, как Таниту похищали.
-Что?! - я сжала кулаки, сердце вдруг упало в пятки.
-Точнее, видела, как ее куда-то везли… Я словно была ей, - девушка тут же пояснила. - То есть и тот случай с охотой, и с ссорой - их я как бы наблюдала со стороны, была собой… А в этом видении то была на месте Таниты, то снова становилась просто сторонним наблюдателем… Это было странно. Все было такими урывками… Но я видела, как ее увезли. Потом усадили в машину… Они еще долго так ехали. А потом… - она посмотрела на меня, словно проверяя, внимательно ли я слушаю. - Они вышли к каким-то другим вратам в Оксюморон и тут же оказались в каких-то горах…
-Вратам, говоришь… - задумчиво повторил Торговец, представив мысленно карту Оксюморона. - Скорее всего, это секретные врата. И, если, как ты говоришь, они сразу же очутились в горах… Что ж, есть три варианта! - все неотрывно смотрели на старика, ожидая продолжения. - Либо эти врата где-то на гряде, откуда берет свой путь Гремучий Водопад, либо за перевалом на территории орлов, либо эти же горы, но со стороны главных врат.
-Это слишком большой разброс, - заключил Лео.
-Да уж, - согласился Торговец и виновато посмотрел на нас всех. - К тому же, я вам честно признаюсь, ни об одних из этих секретных врат я ни разу не слышал, - он поспешил добавить. - Нет, были одни. За перевалом. Но их вы с Льюисом закрыли этой зимой. Точнее, сопровождавшая вас Валиэр закрыла.
-Да, - кивнула я. - Этой зимой мы там врата закрывали.
-Ну, вот и все, - Торговец развел руками. - След преступников вновь простыл. Раз Юнере не удалось их разглядеть, то все, капут…
-Да, не удалось, - перебила Юнера, кажется, уже даже не вслушиваясь в слова Торговца, а пытаясь вспомнить еще хоть какие-нибудь детали из своего видения. - Я видела одного мужчину… Я его не знаю, но узнаю, как только увижу. Хотя он явно не был командиром… А еще я слышала голос девушки…
-Это могли быть те, кого мы убили с Кай, - перебил теперь Богдан.
-Возможно, но… - девушка запнулась, подпирая слова. - В общем, в тот момент я уже находилась как бы в стороне, за спиной похитителей. И тогда Таниту толкнули в комнату. Когда она обернулась, за ней следом вошел кто-то, и она сказала ему: "Это ты, тварь". Но дальше я проснулась…
-Так и сказала? - усмехнулся Лео. - Это в ее стиле!
-Да не в этом суть, - Юнера покачала головой. - Суть в том, что Танита узнала этого человека!
Мы переглянулись. Кого мы успели повстречать за все время нашего с Танитой путешествия?.. Да мы старались избегать встречи с кем бы то ни было! Не вспоминать же каждого мимо проходящего человека!..
-Да, и тогда получается… - произнесла я вслух. - Мы вполне могли встречать раньше этого похитителя…
-Оп! - Торговец поднялся и убил комара, который все это время жужжал перед его носом. - Значит, круг людей сужается. За похищением стоит тот, кого знала ваша Танита.
-Да… Но таких людей немного. А это еще хуже.
-Почему? - не понял меня старик.
-Танита знала очень мало людей. Она практически ни с кем не общалась, проводя строгую черту между теми, кого она желает знать и кого нет. А раз она кого-то узнала, значит, это либо кто-то из близких и, может быть, даже он находится среди нас; либо это кто-то, с кем когда-то Танита могла случайно столкнуться, в очередной раз ища приключений на одно место… В первом случае плохо то, что кто-то, кому мы доверяли может оказаться предателем. Во втором - то, что случайным встречным может оказаться кто угодно, и нам в жизни не угадать… Тот, кто вошел следом за ней, - я обернулась к Юнере. - Парень это был или девушка?
-Не знаю, - девушка опустила голову. - Я не смогла разглядеть тех, кто стоял в дверях.
-Фигово, - озвучил мои мысли Лео. - Значит, мы имеем дело с тем, кого знала Танита, но кто либо нам очень хорошо знаком (но я не представляю, кто это может быть), либо совсем нам незнаком. Вопрос еще и в том, зачем похитителю это. Что этот гад, кем бы он ни был, задумал? - парень устало провел рукой по волосам. - Он похитил Таниту. Сейчас охотится за Юнерой. У него определенно есть какая-то цель, - он посмотрел на Юнеру, которая испуганно смотрела то на меня, то на Лео, то на Богдана с Торговцем. - Раз ты можешь видеть будущее, хоть его и можно в какой-то степени изменить, ты можешь стать ключом к победе в новой войне…

Мы бы так и продолжали разговор и, наверное, проговорили бы еще весь день, но нужно было двигаться дальше. Дождь продолжал накрапывать. Небо затянули бело-серые облака, солнце пряталось где-то за ними. Я не могла определить, который сейчас час, и просто продолжала молча идти, погруженная, как и все, в свои мысли. Каждый обдумывал услышанное, строил догадки, но боялся произносить их вслух, словно слова могли претворить в реальность то, что выражалось ими. Весел оставался один лишь Торговец. Старик был поражен, удивлен, увлечен новыми открытиями. Он поведал нам то, что когда-то рассказал ему сам Колдун: этот старый маг не хотел умирать, но после смерти Колей он понимал, что не оставит потомство и род кальдильеров в этом мире прервется. Хотя бы легенда должна была уцелеть, и он передал эти знания Торговцу. Теперь в эту тайну посвящены были и мы: я, Лео, Богдан и Юнера…
Анот отметил, что все это было известно лишь ему до сих пор и должно оставаться в тайне и впредь. Ответил он и на вопрос Юнеры о том, был ли кто-то из ее родителей тоже кальдильером: кровь кальдильеров так же, как и кровь нечистокровных неканов, может проявляться через поколения. К тому же, насколько мы могли судить по тем сведениям, что имелись у нас, в человеческом мире магия Юнеры проявлялась крайне редко и слабо. Похоже, именно Оксюморон пробудил ее…
Меня не покидала еще одна страшная догадка: если Танита тоже кальдильер и ее поймали, значит, наши враги могли использовать ее способности, чтобы приманить Юнеру, чтобы предсказать наши дальнейшие действия, помешать нам… Но если их целью по-прежнему оставалась Юнера, значило ли это, что Танита все же не была кальдильером, что они не могли узнать наши планы? Но зачем им тогда нужна была Танита? И ведь Николай сказал тогда, что именно "они" не люди, то есть не только Юнера не человек. Да и сам Николай охотился за обеими моими подругами, пытался схватить и ту, и другую. В его руках оказалась тогда Юнера, и он говорил, что пытается ее спасти, защитить и что только для этого он преследовал и ее, и Таниту. А от кого он пытался защитить их? Кто тоже знал, что они не люди? Кто был настолько опасен? Кто мог задумать нечто ужасное?.. Я была почти уверена до сих пор, что кроме разведки и ведьм, наших королев, у Николая не было врагов. Я ошибалась?..
Магия Юнеры не была велика. Девушка смогла увидеть лишь небольшой отрывок. Но и то не могла управлять своими видениями. Попробовала она использовать и магию, которой Колдун уничтожил пять королев во время войны. Ничего не произошло. А вдруг ее магия выродилась за несколько десятков поколений? Ведь кровь неканов спустя пять поколений вырождается (хоть это бывает редко, но все же). Если, например, нечистокровная пума и ее потомки пять поколений подряд остаются пумами, то шестое поколение можно уже считать чистокровным. Следы чужой крови полностью стираются. Наверное, только поэтому в Оксюмороне до сих пор так много чистокровных…
Мы поседлали лошадей и продолжили свой путь в Темптат. Все как-то поникли. Мелкий дождь, медленно, но верно пропитывающий нашу одежду влагой, лишь нагонял еще большую тоску. Холодный ветер вызывал дрожь. Лошади шли, лениво опустив шеи. Даже мой Хемп был как никогда спокоен и медленно шел вслед за остальными. Замыкал нашу смену нагруженный конь Торговца. Это был гигантский рыжей масти шайр с лавровой гривой. Его шаги даже по мокрой земле громким эхом отдавались внутри меня.
Лео на Якобе ехал впереди и был особенно мрачен. Я не понимала, отчего он вдруг стал таким. То ли оттого, что он дал слабину и ощутил на себе магию пум и сейчас продолжал вспоминать об этом, то ли оттого, что Юнера вдруг сообщила ему, что он чуть не убил своего друга в порыве гнева. Кстати Богдан моментально забыл об этом. Ничего страшного же не случилось, так что чего голову ломать! А вот Лео помнил. Долго еще помнил и не мог себе этого простить. Да уж, не хватало еще корить себя за то, что не успел даже сделать! Я держалась рядом с Юнерой. Девушка совсем не следила за дорогой, и Бенчика часто вело в сторону. Мне приходилось самой одергивать его повод. Она вела себя тише обычного, почти не улыбалась. Еще бы! Она вдруг узнала, что обладает силой, которая может помочь в поисках Таниты, а она совсем не знает, как ей управлять!..

Юнера не различала дорогу перед собой. Она чувствовала, как Бенчик под ней лениво плетется по дороге, как холодные капли дождя приземляются на лицо. Краем глаза ловила моменты, когда Кай вдруг хватала поводья и тянула их в сторону, выравнивая коня. Она хотела сделать это и сама, но руки все так же недвижно оставались на месте, все так же беспомощно цеплялись за гриву Бенчика. Раз за разом она обвиняла себя в своей бесполезности, неумелости. Как же обидно знать способ найти дорогую подругу и не уметь применить его! Спасение казалось таким близким и одновременно недосягаемо далеким! Душу Юнеры жгла несправедливость того положения, в котором она оказалась. Дать человеку надежду и вдруг отобрать ее. Распахнуть появившиеся у тебя крылья и вдруг осознать, что ты в клетке… Судьба казалась слишком жестокой.

Дожди продолжались несколько дней. Мы ехали, почти не останавливаясь, два дня, и дождь то усиливался, то вдруг стихал. Но небо не прояснялось. Землю размыло, и нам часто приходилось возвращаться в леса, чтобы найти укрытие. Да и по дорогам ехать было сложно. Лошади постоянно поскальзывались. Конь Торговца однажды и вовсе повалился. К счастью, не повредив себе ничего.
На третий день пути мы вышли, наконец, к людям. Вновь нас встречали засеянные, но уже сильно размытые поля и амбары со своими коричневыми крышами. Жители королевства пум стали встречаться довольно часто, несмотря на нескончаемые потоки воды с неба. К тому времени я уже свыклась с тем, что одежда на мне не высыхает. Похоже, мы все привыкли. Для всех нас, кроме Юнеры, такие переходы хоть в дождь, хоть в жару были привычным делом. Хотя и девушка стойко выдерживала непогоду. Какое-то время. К вечеру третьего дня, когда до Темптата оставалось два-три дня пути, она вдруг зашмыгала носом, и это заметил Богдан.
-Давайте остановимся на ночь в одном из домов? - крикнул он всем нам, и мы остановили коней.
Лошади шли каждая по-своему, довольно далеко друг от друга, так что, чтобы услышали все, приходилось кричать громко.
-Боюсь, нам надо спешить… - Торговец, отстававший больше всех, пришпорил Бельгуша (так звали его шайра) и догнал нас на рыси (мы тем временем уже съехались вместе).
-…дожди идут довольно сильные. Если так продолжится, то река, что отделяет Темптат от "большой земли", разольется, и в город будет не въехать.
-Он прав, в Темптат одна дорога, - поддержал старика Лео, чьи мокрые волосы липли к лицу. - Если мост зальет, не переплывем.
-А обойти в другом месте? - предположила Юнера, хотя совсем не желала задерживать остальных.
-Нет, - выдохнула я. - Со всех сторон Темптат окружен горами, лишь с одной течет река, через которую перекинут мост. Если реку разольет, к городу действительно будет не подъехать.
-Мы и так задерживаемся, - продолжил Торговец. - На рыси ехать сложно, дороги скользкие.
-Может, дождь закончится, - буркнул Богдан. - Мы этого не знаем, - и, не дав никому вставить ни слова, заявил. - Но я точно знаю, что если мы нормально не отдохнем, впервые за эти три дня, наш любимый кальдильер подхватит какую-нибудь простуду!
-Я в порядке, - Юнера попыталась улыбнуться, но улыбка вышла слабой. - Едем уже.
-Он прав, - вдруг сказал Лео. - Ты неважно выглядишь.
-Отдохнем до рассвета, - заключил Богдан. - А потом поскачем аккуратненько!
Так и решили. Однако с местом для отдыха возникли проблемы.
Богдан постучался в дверь большого поместья, что стояло на краю поля, но ему сообщили, что в доме очень много гостей и комнат совсем нет. Парень действительно расстроился. Однако все же сумел договориться об остановке в длинном сарае, где располагались животные. Это было даже несколько забавно. Пахло сеном и навозом, вокруг блеяли овцы, в углу мычала корова. Периодически ржали две хозяйские лошади. К нам часто подкрадывалась коза, которая без труда выбиралась из своего небольшого загона. Однако стоило только за ней погнаться, как она ныряла под перегородку и оборачивалась к тебе с таким видом, словно говорила, что она все это время была на месте, что ты беспокоишь ее…
Под потолком горел яркий свет. Было тепло, а главное, сухо. Мы быстро переоделись и развесили мокрую одежду по всевозможным балкам. Наши кони жевали сено и вместе с нами радовались тому, что сверху ничего не льется. Двери закрывались на замок, так что бояться было нечего и мы спокойно могли провести эту ночь, а завтра с новыми силами двигаться дальше. Торговец выдвинул нам условие, что если дождь прекратится ночью, то мы тут же едем, однако он не прекращался и, наоборот, становился только сильнее.
Лео разлегся на сене, пожевывая травинку. Почему-то это выглядело смешно, и я не могла согнать улыбку с лица. Богдан все продолжал ухаживать за Юнерой: приносил ей горячий чай из дома, не давал ей вставать, чтобы не тратить зря силы… Хотя уже через два часа девушка чувствовала себя лучше и не могла усидеть на месте. Все-таки тепло и сухая одежда сделали свое дело. Торговец, похрапывая, спал на своем пледе около беспокойно бегающей козы. Ей, похоже, понравился старик, и она периодически ложилась рядом с ним, поджимая под тело длинные тоненькие ножки.
Вдруг из поместья, что было совсем недалеко от нашего сарайчика, донеслись громкие звуки музыки. Богдан вдруг снова подскочил и с широкой улыбкой на лице вернулся к Юнере, которая сидела рядом со мной, сдувая пар с кружки чая, чтобы он быстрее остыл.
-Ты умеешь танцевать? - спросил он, в его глазах блеснул веселый огонек.
Хотя вопрос и не был адресован мне, я вопросительно вскинула брови. Какой наглый мишка!
-Ну, только лунный танец и еще парочку вальсов, - Юнера поставила кружку на сколоченный деревянный ящик и с усталой улыбкой посмотрела на парня.
Мы толком не спали двое суток, и теперь тепло и ощущение безопасности убаюкивали. Мне нравилось сидеть и наслаждаться этим покоем. Единственный, кто не терял времени даром, это Торговец. Лео тоже пристраивался. Но, судя по тому, как он внимательно рассматривает травинку, что у него в руках, ему спать тоже не очень-то хочется.
-Хочешь, научу тебя карнавальному вальсу?
-А что в этом танце особенного? - Юнера приняла его руку, и они вместе вышли в центр сарая.
-Это танец пум, его часто на ярмарках танцуют…
-А еще жених с невестой, - усмехнулся Лео. - В общем, этот танец у пум на все случаи жизни, только ритм мелодии меняется.
-Прямо как в лунном вальсе волков, - поддержала я, наблюдая за тем, как Богдан осторожно кладет ладонь на талию Юнеры, а другой берет ее руку.
-Смотри, - Богдан опустил голову и посмотрел на ноги. - Раз, два, три. Раз, два, три. В сторону. Поворачивайся, вот так… - он крутанул Юнеру. - Потом сюда…
Вдруг музыка затихла.
-Блин, без музыки не показать! - не на шутку расстроился Богдан.
-Ничего, в другой раз. А пока объясни движения, - Юнера ободряюще улыбнулась парню, и гризли растаял.
-Обязательно!..
Они еще несколько раз повторили движения. Сон с Юнеры как рукой сняло! Девушка хотела петь и плясать, только вот музыка молчала. Природа тоже, кажется, не хотела скидывать с себя мрачную пелену. Было слышно лишь, как по крыше стучит дождь.
Я задремала, когда из дома вдруг хлынул новый поток музыки. На этот раз лунный вальс, который мы еще совсем недавно вспоминали. Юнера оживилась и, оставив Богдана, подскочила к Лео, который, растянувшись на сене, наблюдал за происходящим в полглаза.
-Станцуй со мной!
-Что? - Лео недоуменно посмотрел на внезапно оказавшуюся перед ним девушку, он был уверен, что ему послышалось.
-Станцуй! Это лунный вальс! - бодро повторила Юнера.
-Нет, Юнер. Богдан тоже его, наверное, неплохо знает.
-Вообще-то не очень, - буркнул позади Юнеры мишка. - Не печаль нашего кальдильера!
-А ты не ори об этом на всю улицу, - рыкнул на него Лео, поднимаясь. - Вдруг у этих животный есть уши!
-Кстати не мудрено, - вдруг поддержал Торговец (и когда только старик успел проснуться). - Ведь был один бонус такой от Колдуна - подчинять себе животных. Я вроде даже встречал того, у кого он был.
Он сказал это тихо, но даже если бы и громче, то никто бы все равно не обратил внимания. Я смотрела на Лео и Юнеру, которые становились в центр, ожидая нового куплета. Юнера просто светилась, ее глаза сверкали, а на губах играла широкая улыбка. Веселье девушки оказалось заразным. Лео, совсем недавно еще державшийся в стороне с хмурой физиономией, вдруг почему-то тоже улыбнулся. На душе вдруг стало невероятно легко. Девушка пригласила его на танец! И это было лучшее, что произошло с ним за эти несколько дней. Воспоминания сковывали, тяжким грузом давили на плечи, мучила совесть, душа изнывала. Сейчас Одиночка не мог вспомнить, почему так было. Почему он беспокоился все это время так сильно?.. Парень держал руки Юнеры в своих. Он смотрел в ее сверкающие счастьем карие глаза, видел ее жизнерадостную улыбку, ее искреннее любопытство… Лео в мгновение забыл о той тьме, что преследовала его ежечасно. Он просто вспоминал движения танца, просто ловил момент, вслушиваясь в мелодичные ноты вальса, просто наслаждался тем интересом, который проявляла его партнерша к новым шагам и поворотам… Раз, два, три. Вправо. Раз, два, три. Поворот…
Грянул новый аккорд. Пара закружилась по помещению сарая. Несмотря на то, что глаза слипались, я все-таки не могла отвести от них глаз. Богдан присел на место Лео и тоже не сводил глаз с танцующих. Но в его глазах не было радости. Он стал, как прежде, серьезен и груб. Эта грубость проступала у него на лице: кожа морщилась, а белесый шрам от уха до подбородка наливался белым, сильно выделяясь на фоне смуглой кожи. Он что, ревновал?..
Я не знаю, чем все это закончилось, потому что заснула. Это был крепкий сон без сновидений; такой, каким спят маленькие дети после насыщенного дня. Мне казалось, что никаких проблем нет, что я избавлена от бесконечных поисков, дум, что я могу быть свободной от всего на свете… Сон словно смерть. Он дает спасительное умиротворение, которое я так долго искала в жизни. Со мной действительно многое произошло. Я боролась. Побеждала и проигрывала. Я сражалась сама с собой, чтобы… Чтобы что? Оказаться здесь? Лежать сейчас в амбаре и думать о поисках Таниты? Я ведь хотела быть с Льюисом. Хотела любить его. Это могло бы быть так просто. Проще, чем многие другие варианты. Но я снова поддалась на неуловимые приманки. Снова последовала за неясными очертаниями, хотела поймать их, узнать, что это… Чтобы выяснить потом, что все они просто иллюзия, очередной обман. Моя душа никак не хотела мириться с теплом, который дарил мне покой. Я все потеряла. Снова.

Утром, когда мы выезжали, дождя не было, но, увы, к полудню он пошел снова и все усиливался. Мы ехали целый день в надежде, что природа смилуется, но нет, она продолжала так же осложнять нам путь. Ночью мы даже наткнулись на разлившуюся реку, что держала свой путь с гор. Значит, река Темптата сейчас находится в таком же состоянии. Ведь она течет из океана, да еще и собирает воды всех горных речушек.
К счастью, Торговец нашел место для переправы, так что долго нам на этой реке задерживаться не пришлось. Никто не хотел купаться, мы и так были мокрые, как мыши. Мы намочили даже те вещи, что были сухими и лежали в сумках. Переправившись, мы двинулись дальше. Теперь до Темптата оставался день пути. Если повезет, мы прибудем в город к ночи.
Сильный дождь и порывистый ветер, что начал налетать часа в три дня, заставили нас искать укрытие. Небо резко потемнело, и нас накрыла буря. Молнии сверкали, и мой Хемп шугался и подпрыгивал при каждом ударе грома, который эхом разносился по небу, отдавался в земле и в душах каждого из нас. Все вздрагивало. Земля дрожала в такие моменты… Мы отыскали заброшенный сарай в чаще леса. Он чем-то напоминал тот, в котором мы останавливались пару дней назад, но явно был больше и крепче. На нем даже был замок, который мы, правда, легко сняли. Внутри ничего не оказалось. Бетонный пол, наскоро сколоченные доски, через которые гулял ветер, - это все, что мы застали там. Мы завели лошадей под навес, а сами разместились рядом с ними, пытаясь согреться.
Одежда была влажной и липла к телу. Спасал лишь огонь, который мы развели, разложив мокрые ветки на бетоне. Это, конечно, было небольшой ошибкой, потому что дым, который буквально сразу заполнил все помещение, несмотря на щели, не давал дышать и щипал глаза. Но вскоре дерево подсохло, и огонь схватился, позволяя нам согреться и даря свет. Юнера устала сильнее, чем обычно. Видимо, простуда не отступила насовсем. Девушку знобило. Богдан и Лео порыскали по темному помещению и нашли несколько сухих досок, которые мы тут же кинули в огонь. Лошади устало склонили головы, отыскивая голодными глазами хоть щепотку сена, которого здесь и не могло быть. Мы же сидели и надеялись, что все-таки сможем попасть в Темптат, который по-прежнему оставался нашей единственной толковой зацепкой в наших поисках.
Буря усиливалась, и наш огонь задувал порывистый ветер. Спать не хотелось, однако усталость сковала все тело. Я сидела возле открытой двери (которая без замка не закрывалась, а его мы срезали неудачно) и смотрела на белые вспышки молний, что озаряли небо, резали его на неравные части. Передо мной раскинулся мелкий лес. Пара могучих сосен склонялась к земле и жутко скрипела, завывал ветер.
-Ты как?
Ко мне подошел Лео. Впервые за несколько дней он решился со мной заговорить.
-Все хорошо, просто устала, - отмахнулась я.
-О чем думаешь?
-А о чем бы ты думал в такой ситуации? - я взглянула на него в тот момент, когда сверкнула молния, поэтому смогла хорошо разглядеть его лицо, мокрые волосы и зеленые глаза.
-О том, кого могла узнать Танита?
-Именно, - я выдохнула и обняла руками колени.
-Что ж, мы можем ткнуть хоть сейчас пальцем в небо. Вдруг повезет, - он попытался улыбнуться, но безуспешно. - У тебя уже есть кто на примете, ведь так?
-Нет, - я покачала головой. - Ведь это кто-то, кто знаком Таните. А я вроде знала всех, кого знает она. Из человеческого мира пятеро… Но я почему-то абсолютно уверена, что они тут ни при чем… И из Оксюморона…
-Дай угадаю, - вдруг сказал Лео мрачно. - Ты подозреваешь меня?
-Я подозреваю всех, Лео, - я угрюмо взглянула на него. - Ты, Адена, Вэльтен… Да даже Блэр с Силин!..
Лео растянулся в улыбке.
-А Льюиса? - спросил он. - Его Танита ведь хорошо знала.
Я вздрогнула. Имя Льюиса всплывало в моей памяти первым, когда я начинала гадать, кто предатель. Ведь он был тем, кто на такое способен. Все-таки Льюис был принцем, имел много власти, денег и мог провернуть подобное хотя бы чисто с физической точки зрения. Но не с моральной. И от этого сердце мое успокаивалось. Я верила в Льюиса так, как ни в кого другого. Я пыталась не сомневаться в нем, несмотря ни на что…
-И его тоже, - проговорила я, закрывая глаза. - Я запуталась. Я не знаю, кому доверять. Я всего стала бояться, прямо как раньше. Как будто я вновь беспомощная нечистокровная волчица, запертая случайно в этом мире во время войны. Я не знаю, кому верить и что делать. Я боюсь.
-Самое страшное, Кай, - после минуты тишины пробормотал Лео. - Это когда ты один. Один в толпе. Вот что страшно.
-Я оказалась в таком же положении, - пожала плечами я. - Я могу сейчас доверять только себе. Ведь все могут оказаться предателями, любой из вас.
-Да, каждый из нас боится предательства других. В итоге никто никому не доверяет. Это замкнутый круг! - Лео развел руками. - Научись доверять, Кай. Тогда станет легче. Ты ведь… Ну не думаешь же ты, что тебя может предать Юнера! Или я, в конце концов!
-Ты меня уже предал однажды, - тихо прошептала я и обернулась, никто не слышал наш разговор, все сидели у огня и грелись.
-И ты помнишь только это? - Лео разочарованно усмехнулся и проследил за моим взглядом. - Ты помнишь только это, предательство и ничего больше?
Я отвернулась от него. Мне не хотелось вспоминать то, на что намекал Лео. Но вдруг его пальцы схватили мой подбородок и развернули к себе.
-Неужели ты все это решила забыть?
-Да, - почти простонала я, не в силах выносить прикосновений его пальцев к своему лицу.
-Врешь, Кай, - он смотрел мне прямо в глаза. - Ты очень хорошо врешь, особенно самой себе!
Он слегка приблизился, и я почувствовала, как все внутри меня сжалось. Это было неподвластное мне искушение. Он знал, что я все прекрасно помнила, что не один раз я вспоминала, как душа томилась от боли, как сердце болело от невозможной любви…
-Не надо, - прошептала я, когда его губы приблизились к моим.
Мне показалось, что время остановилось и что не было никого, кроме нас двоих. Мы сидели рядом, а природа как будто нарочно все сильнее и сильнее бушевала. Что свело нас с Лео вместе вновь? Судьба? Обстоятельства? Или же это я сама пришла к нему?..
-Эй!
Наш поцелуй прервал голос Богдана, а ведь казалось, еще чуть-чуть и его губы коснутся моих! Обернувшись, я поняла, что парень совсем не обратил на нас внимания, а значит, не видел, как близко друг к другу мы находились мгновение назад.
-Волчица, тебя Торговец хочет попытать!
Я собиралась промолчать, но Лео уже отстранился от меня, поэтому я пришла в себя и повернулась в сторону огня.
-Что?
-Ну, потренировать магию пум, - уточнил мишка, и я тяжело вздохнула.
-Ага, Волчица, - старик поднялся со своего места. - Скоро будем в Темптате. Нужно еще немного потренироваться, чтобы ты хотя бы средние потоки выдерживала.
-Угу, - я взглянула на Лео, но он вновь окунулся в свои мысли и даже не взглянул в мою сторону. - Иду.
Я встала и подошла к огню. Рядом Богдан поставил ведро дождевой воды и доску. Я испуганно на нее покосилась.
-Ну, у нас тут только маленькое ведерко, - раскрыл свой коварный план мишка. - Вдруг не сработает.
-Если ударишь меня этим по голове, я тебя убью, - процедила я сквозь зубы со злой усмешкой на лице.
Торговец рассмеялся, и только сейчас я заметила, что Юнера, укутавшись в плащ Богдана, спит крепким сном в уголке, подальше от сквозняков.
-Торговец, может не стоит, - к нам подошел Лео. - Все-таки Кай уже умеет останавливать магию и понимает, как это делать.
-Да брось, Одиночка, - улыбнулся старик. - Вдруг ей это потом пригодится, а для того, чтобы усиливать свой щит, нужно постоянно тренироваться! Мы же соблюдаем все меры предосторожности! Вон и Богдана развлекаем, а то он какой-то унылый был! Я готов и тебя потренировать, если хочешь. Твой щит крепок, но все же я могу создать магию и посильнее.
-Нет, - почти выкрикнул в ответ парень и, вдруг осознав, что его голос прозвучал слишком резко и даже как-то неестественно, поспешно добавил, уже тише. - Обойдусь.
Лео вновь вернулся на крыльцо к той самой двери, которая то открывалась, то закрывалась, поддаваемая сильным потокам ветра и сквознякам, что гуляли по помещению.
То ли из-за нашего разговора, то ли из-за первого ведра воды, что вылилось мне на голову, когда я потеряла контроль над щитом, но Юнера проснулась. Девушка потянулась и взглянула на нас сонными глазами. На наших лицах горели улыбки. На моем еще и румянец. С головы лилось так, будто бы я постояла пару минут под тем проливным дождем, что шел сейчас на улице. А внутри все горело от магии вожделения, которая так и не покинула меня. Кажется, ведро было маловато… Девушка подсела к нам и тоже стала наблюдать, а иногда даже командовать Богдану "пли", что означало, что пора окунать меня. Один Лео сидел и смотрел на дождь…
Вскоре буря утихла. Последние капли дождя приземлились на крышу и медленно стекали с краев. Словно робея, медленно из-за туч выползало солнце. Правда, находилось оно уже низко. Значит, уже вечер… Нам следовало поторопиться. Еще до окончания дождя мы разогрели обед. Когда небо начало проясняться, костер был уже потушен, а все мы сидели и ели горячее мясо с картошкой, которое удалось сохранить с того отдыха в поместье.
Все сидели у костра, кроме Лео. Он вышел из сарая, как только дождь закончился, и сидел теперь на окраине мелкого леса, за которым начинался сосновый. Я и не заметила, как Юнера вышла вслед за ним и тихонько прокралась, стараясь не намочить ноги, сквозь высокую мокрую траву и листву мелких деревьев.
-Ты есть не собираешься? - девушка присела на поваленное дерево рядом с ним, мокрая кора тут же намочила ей штаны.
-Не хотелось есть там, - проговорил он и взглянул на Юнеру, которая протягивала ему миску.
-Почему? - она передала ему и ложку. - Тебя не устраивает наша компания?
-Вовсе нет, - усмехнулся он. - Просто там повсюду веет магией пум.
Произнес он очень тихо и прислушался. Позади слышались наши голоса, но слова разобрать не удавалось. Лео задумался. Потом положил ложку с едой себе в рот и начал медленно жевать. Похлебка из картошки и мяса оказалась горячей.
-Почему ты против того, чтобы Кай тренировалась этому самому щиту? Ведь это полезное свойство…
-Ты это в видении увидела? - спросил Лео, потому что вспомнил, что, когда речь шла об этом, Юнера спала.
-Нет, - усмехнулась она. - Просто услышала. Я уже проснулась тогда, вот и услышала, - проговорила она своим бархатным голосом, и Лео улыбнулся, но тут девушка вдруг заглянула прямо ему в глаза. - Лео, ты… Ты словно боишься меня…
-Возможно, - сказал он, продолжая есть.
-Почему же?
-Ты кальдильер и можешь видеть то, чего не видят другие…
-Ты боишься своего будущего? - спросила тогда Юнера, ее голос был как всегда мягок, хотя девушка и была серьезна.
-Нет, - Лео уставился куда-то в лес и словно пытался испепелить взглядом ту ветку, на которую упал его взгляд. - Я боюсь своего прошлого. Просто, - он перевел взгляд на Юнеру. - Мне есть что скрывать, - произнес он прямо, а его улыбка заставила девушку нахмуриться. - Я уже сталкивался с магией кальдильеров, хотя тогда и не знал о их существовании.
-Колдун?
Лео кивнул.
-Он видел меня насквозь. Видел мои самые сокровенные желания и… Это страшно, Юнера. Это то самое неприятное чувство, которое появляется тогда, когда ты сам от себя долгое время пытаешься скрыть что-то, пытаешься забыть, не думать, убедить себя в обратном… А тут тебе напоминают об этом и говорят, что от судьбы не уйдешь, что вот она, твоя смерть, твоя жизнь, твоя участь… И ты стоишь, не в силах пошевелиться, ломая голову над тем, как так вышло? Как твоя жизнь вдруг превращается в то, чего ты никогда не хотел, от чего ты всегда бежал прочь?..
-Ты боишься сам себя?
-Иногда я боюсь своих желаний…
Лео повернулся к Юнере. В его глазах застыл вопрос: "Как, почему? Почему я все это тебе рассказываю, я же не хотел. Я же…". Он не понимал, почему он так легко рассказал обо всем Юнере, почему был так откровенен с ней…
-Это из-за магии пум?
-И это тоже.
Ответил Лео и стал есть быстрее, чтобы больше не отвечать на вопросы Юнеры, чтобы его рот хотя бы был занят едой и слова перестали из него доноситься.
-А сколько у тебя было девушек? - спросила Юнера так, словно речь шла о погоде.
Лео не подавился, нет. Но почему-то закашлял. Словно давая понять, что этот вопрос его очень удивил. Парень растянулся в улыбке и озорно посмотрел на Юнеру. Девушка вся аж покраснела и попыталась отвести взгляд. Она взглянула на полупустую тарелку, что держал в руках Лео, и протянула к ней руку.
-Зачем тебе эта информация?
Он притянул тарелку поближе, желая доесть оставшуюся картошку, так что девушка не дотянулась до тарелки. Но приближаться не стала и осталась на месте.
-Просто спросила, - Юнера пожала плечами. - Ведь магия пум опасна, она… - девушка попыталась найти подходящие слова. - Толкает тебя делать дурные вещи. Вот и интересно стало… Прости, я как-то не подумала, - она рассмеялась.
-Ничего, - Лео выдохнул. - Я уже и не помню, поэтому не могу ответить тебе на этот вопрос. Магия пум хорошо вышибает мозги, поэтому ты и не осознаешь с кем, где и когда ты это делаешь… Все дело только в удовольствии, а не в партнере.
-Это, - Юнера слегка отстранилась. - Это ужасно.
Она нахмурилась, пытаясь представить, каково это. Делать нечто подобное не по любви… Ее даже передергивало от одной мысли... Эта магия, она отвратительна!..
-Я знаю, - Лео усмехнулся. - Я чудовище…
-Нет, - Юнера резко поднялась. - Это не так, Лео. Ты не чудовище, это все магия! Ты в этом не виноват!
-Юнера, - он не ожидал от девушки такого порыва и удивленно смотрел на нее.
-Ты не виноват, слышишь! Если будешь думать об этом, я нарочно научусь использовать свою магию и увижу все то, что ты там скрываешь! Вот увижу твою жизнь, как она есть, и все тут. Не думай об этом!..
-Я тебе не противен? - парень резко встал и в мгновение оказался перед ней; Юнера стояла, смотря на него снизу вверх из-за своего небольшого роста.
-Нет, - твердо произнесла она и схватила его за руку, их пальцы переплелись. - Нет, Лео.
Но по-прежнему видя сомнение в его зеленых глазах, девушка поднялась на цыпочки и потянулась к нему… Юнера собиралась раз и навсегда доказать ему, что он не чудовище!.. Лео схватил Юнеру за запястье. От неожиданности девушка вздрогнула. Она вдруг осознала, что собиралась сделать мгновение назад. Как же это нелепо! Зачем она лезет целовать парня, который не любит ее? Разве она сама только что не думала о том, как это ужасно целовать того, кого не любишь? И тут она вновь сама собиралась заставить Лео почувствовать подобное!.. Провалиться бы!.. Но рука Лео по-прежнему крепко держала ее. Девушка неуверенно подняла взгляд на парня. Ей было стыдно как никогда… Но Лео вовсе не смотрел на нее с укором, как она ожидала, он вглядывался куда-то вглубь леса, прислушивался…
-Юнера, беги, - резко сказал он.
И тогда она увидела, как в глубине леса, в метрах двадцати от них, скалясь, стоит пума. Юнера сначала медленно отступила назад, а затем, высвободив запястье из руки Лео, который до последнего продолжал сжимать его своими теплыми пальцами, быстро побежала через высокую траву в сторону сарая.
-Кай!..
Она закричала, и я резко подскочила с места и выглянула в проем. В этот же момент за спиной Юнеры на белого волка кинулась пума, и они, покатившись в высокую траву, скрылись из вида. Я кинулась к седлу Хемпа и обнажила меч. Вовремя. На поле появилось еще восемь вооруженных воинов. Отлично, нашему врагу подвластно далеко не пять человек!..
Один из них нагнал Юнеру и повалил на землю. Девушка взвизгнула. Мне путь преградило двое. Богдану и Торговцу тоже не дали пройти.
-Кай! - закричала Юнера, когда ее схватили и потащили в сторону.
-Я сейчас, - крикнула я ей в ответ и пошла в атаку.
Один из моих врагов был повержен тут же, с другим мне пришлось биться долго. Торговец прикрывал тыл, орудуя какой-то длинной палкой, которую он отрыл в сарае. Богдан и я шли вперед, пытаясь очистить путь к Юнере. Лео и ту пуму, что накинулась на него, так и не было видно. Двое утаскивали девушку в лес, к ним стремительно приближался Богдан. Я увернулась и отбила очередную атаку, а, обернувшись, уже видела, как мишка освобождает Юнеру от похитителей.
Мы с Торговцем почти разделались с нападавшими. И нам помог в этом вдруг появившийся из ниоткуда Лео. Он быстро выхватил меч у одного из преступников и разделался с моим врагом. Вокруг нас на поле оставались лишь мертвые тела. Мы тяжело дышали, словно после долгой пробежки. Я взглянула на Лео, и он кивнул, показывая, что с ним все хорошо. Я обернулась к Торговцу, что стоял с длинной деревяшкой в руках и опирался на нее, словно на посох, всматриваясь в лицо убитого им парня.
-Где-то я его точно видел, - задумчиво произнес он. - Но я видел почти весь Оксюморон, так что увольте, что это были за домики, я не знаю.
Я помотала головой. Старик начинал иногда говорить какую-то несусветицу! Про домики, например, которые он не помнил, ведь все они были чертовски похожи друг на друга! И про то, что он встречал там тех-то и тех-то…
Я обернулась к Богдану и Юнере, что находились на опушке леса. Девушка сидела у ног парня с распахнутыми от страха глазами и не отрывала взгляда от окровавленного тела того, кто пытался похитить ее.
-Идем, теперь нам точно пора ехать, - Богдан подбадривающе улыбнулся ей и протянул руку. - Прости, что убил его. Я хотел тебя защитить.
Юнера тяжело вдохнула и выдохнула, пытаясь прийти в себя. Девушка приняла руку Богдана, но, когда стала подниматься на ноги, вдруг с криком опустилась назад.
-Что случилось?!
Я и Лео тут же оказались рядом, а вот Торговец все еще оставался у сарая.
-Ногу, похоже, вывихнула, - простонала Юнера, потирая голень. - Опереться не могу.
Богдан опустился на колено и, тихонько приподняв штанину, всмотрелся в покрасневшую кожу. Он изучил поврежденное место и кивнул.
-Ага, вывих, - заключил он и вдруг подхватил ее на руки. - Тогда я заделываюсь твоим транспортом в ближайшее время.
-Богдан, - она взмыла в воздух и оказалась у парня на руках. - Я могу прыгать на одной…
-Ну уж нет, - перебил он и посмотрел ей в глаза (и все это у меня перед носом, чувствую, мой окровавленный меч сегодня отведает еще крови). - Наш любимый кальдильер не должен прыгать на одной ножке, особенно пока я здесь!
Лео улыбнулся, а я злобно посмотрела на Богдана. Но парень лишь похлопал мне в ответ ресницами, словно был невинным дитем.
-Идем, надо скорее уходить отсюда, - он сделал шаг в сторону сарая, где стояли лошади, и вдруг скорчился от резкой боли в спине.
-Богдан!..
Юнера схватилась за его воротник, и вдруг у нее перед глазами пронеслось видение. Точнее, не только у нее перед глазами. В этот раз видение увидели все мы.

"Лучник, сидевший в засаде, видел, как его соратников убивают. Но продолжал ждать подходящего момента. Рядом с ним вертелся в мертвой схватке с пумой белый волк, было опасно выдавать свое присутствие. Но вот бой затих, следовало что-то предпринять. Один шанс. Кого убить? Торговца, который является крайне ценным человеком в Оксюмороне? Кай, что командует разведкой орлов и недавно перешла на сторону Колдуна? Лео, что в принципе не представляет собой никакой ценности, но нужен Льюису живым, так что убивать его сейчас может оказаться невыгодным, ведь его можно будет использовать после?.. Или… Богдана, одного из бывших командиров армии Колдуна, который может узнать того, кто за этим сейчас стоит? Да, выбор очевиден.
Тетива была натянута, стрела приготовлена. Выждать момент. Богдан поднимает Юнеру на руки. Прицелиться. Он делает первый шаг с девушкой на руках, второй. И выстрел".

Торговец так же быстро натянул свой лук (что уже держал в руках, осматриваясь), сообразив по видению Юнеры, откуда стреляют. Однако его стрела затерялась в лесу. Лучника и след простыл, послышалось лишь ржание и быстрый топот копыт. Он скрылся, совершив задуманное.
Парень медленно осел на землю. Осторожно опустившись вместе с Юнерой, он положил ее на землю рядом с собой, а сам, скорчившись от боли, окончательно поник. Стрела с рыжим оперением на конце торчала из его спины с правой стороны. Лео подскочил к своему другу, за ним последовал и Торговец.
-Богдан!
Юнера вновь вскрикнула, произнося его имя, на ее глазах выступили слезы.
-Торговец, принеси что-нибудь!
Лео поспешил сделать хоть что-нибудь. А я опустилась рядом с Юнерой через пару секунд после того, как парень обломал древко стрелы и выдернул острие. Торговец кинул ему какие-то тряпки, и их пропитала хлынувшая из раны кровь. Богдан дернулся и не сумел сдержать стон, когда стрелу извлекли из его тела. Прикусив губу, парень выругался.
-Торговец, Кай, Юнера, - Лео обернулся к нам, зажимая окровавленную рану друга. - Живо выводите лошадей.
-Что? - переспросила я, подняв растерянный взгляд на парня; кажется, случившееся выбило меня из колеи.
-Нам нужно отвести его в Темптат, здесь мы ему голыми руками не поможем, - нетерпеливо кинул мне Лео в ответ.
Встряхнув головой, я кивнула и посмотрела на Юнеру, которая продолжала подбадривать Богдана голосом. Она положила его голову к себе на колени и перебирала его волосы руками, что-то нашептывая. Я кинулась к сараю, где Торговец уже вывел Бельгуша и Якоба. Я закрепила коням подпруги и бегом подвела к остальным.
-Торговец, помоги, - позвал Лео, когда все лошади оказались рядом. - Надо посадить его на Бельгуша. Я с ним поеду, давай.
Они приподняли Богдана, который еле держался на ногах, но все еще был в сознании. Я же подбежала к Юнере и помогла ей сесть в седло Бенчика, аккуратно убрав одно стремя, чтобы она не повредила окончательно ногу, затем вскочила на Хемпа. Конь взметнулся подо мной, встал на дыбы, но я резко одернула его.
-Я с ним поеду, - заявил Торговец и запрыгнул в седло своего шайра, не успел Лео и слова молвить. - Мы впереди, остальные за нами, скорей!
Лео в мгновение оказался на спине Якоба и схватился за повод обеспокоенного Дарли, что топтался рядом. Мы пришпорили лошадей, и те поскакали галопом прочь с поля, на котором осталась добрая часть наших вещей, а еще несколько еще неостывших тел. Кровь убитых не впитывалась в землю, а растекалась небольшими лужицами вокруг. Настолько земля была пропитана влагой…
Мы скакали сквозь ночь, повинуясь чисто инстинктам. Через час заморосил дождь, и Торговец объявил, что до города остается полтора часа езды. Уж не знаю, как ему удалось это определить. Иногда, в самых непроходимых местах, мы переходили на рысь. В темноте было сложно управлять лошадью, но никто не отставал. Мы гнали коней до изнеможения, стараясь успеть. Все мы заразились надеждой, что Богдана можно спасти, что у нас все получится!.. Парень почти всю дорогу находился в сознании и, лишь когда ворота Темптата показались на горизонте, впал в небытие.
Наши лошади на огромной скорости влетели в воду, что быстрым течением неслась вдоль берега, отделяя город от леса. Столб брызг сверкающими каплями разнесся над нами. Вода затопила мост уже довольно сильно. Она доходила до самых колен наших лошадей. Внезапный всплеск воды у ворот привлек внимание стражников, и они выглянули из своих башен с факелами в руках. Это была дикая ночь. Лил дождь. Высокие ворота крепостной стены стояли гигантским исполином перед нами. Темная стена огибала город с этой стороны, а по бокам и позади города возвышались пики гор королевства орлов. Мы были практически на границе…
Но сейчас было не до размышлений о том, где мы и куда нам двигаться дальше. Наш друг находился сейчас на другой границе - границе жизни и смерти. И время было не на нашей стороне. Оно неумолимо двигалось вперед, с каждой секундой лишая нас еще одной капельки надежды…
Створки скрипнули, и я оглянулась назад. Где-то вдалеке вновь сверкнула молния. Вода с жутким грохотом неслась дальше, напирая все сильнее и сильнее на мост и словно пытаясь снести его. Лишь четыре крайних высоких столба служили доказательством того, что он все еще держится. Даже перила этой деревянной постройки уже затопило. Держались и мы. Пока что. Богдан как-то стих. А город, казалось, вдруг встрепенулся в этой темноте, вдруг ожил, когда в его владения пожаловали новые гости.



Кай Миронова

Отредактировано: 16.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться