Отмеченный Смертью

Размер шрифта: - +

Глава 3

Больше всего открывшееся взору Люка помещение напоминало лабораторию безумного ученого и, как он позже выяснил, действительно ею являлось. Правильнее будет сказать, что помещение было не одно и в первом, которое являлось самым обыкновенным коридором, мальчик не обнаружил ничего интересного, но вот остальные комнаты, произвели на него глубокое впечатление.

 Когда Люк открыл дверь, ведущую в первую из них, он сразу же быстро захлопнул ее и бросился к тому месту откуда пришел. Он даже готов был выбежать наружу и сдаться на милость гильдии воров — не убьют же они его в конце концов. Однако будущий эспер быстро взял себя в руки и даже устыдился: это надо же было так испугаться обычных человеческих костей! Что, он мертвецов что ли никогда не видел?

 Мертвецов к своим двенадцати годам Люк видел неоднократно. Взять хотя бы его собственных родителей, разорванных на его глазах вурдалаком, ночью забравшимся в их дом. Самому Люку, которому только-только исполнилось восемь, тогда удалось уцелеть лишь чудом — как раз в это время мимо их дома проходил патруль стражи, и, услышав звуки борьбы, поспешил вмешаться. Вурдалака в итоге убили, а Люка спасли, но его родители уже были смертельно ранены, и помочь им не удалось. Так в восемь лет мальчик остался полным сиротой — никаких других родственников у него не было. С тех пор количество трупов которые своими глазами наблюдал Люк увеличилось во много раз. Поэтому то, что испугался висящих в кандалах человеческих костей, было вызвано лишь общей мрачностью обстановки и слухами, связанными с заброшенной частью катакомб.

 Собравшись с духом — все-таки такое количество человеческих останков, а их было никак не менее трех десятков заставляло чувствовать его не в своей тарелке — мальчик вновь отворил двери комнаты и осторожно, сохраняя максимальную бдительность, вошел в помещение.

 Однако волновался он зря — никаких опасностей Люку так и не встретилось. Как оказалось, раньше это была лаборатория, в которой безумный ученый проводил свои бесчеловечные эксперименты. Узнал об этом Люк из найденных здесь же записей, сделанных на пергаменте. Это был лабораторный журнал, который описывал наблюдение ученого за ходом эксперимента. Записи были сделаны на старогиварском языке, который довольно сильно отличался от нынешнего, к тому же большинство терминов были Люку незнакомы, но с трудом он все-таки смог примерно разобрать, о чем говорилось в этих записях.

  А говорилось там не много не мало, о создании обладающего магическими силами эспера! Задумка не такая уж редкая — каждый жаждущий силы маг или эспер хотя бы раз в своей жизни задумывался о том, что неплохо было бы обрести и второй тип способностей. В основном это, конечно, касалось эсперов — маги имели куда большее разнообразие способностей и обладали куда большим разрушительным потенциалом, хотя и далеко не всегда выигрывали в одиночных поединках против эсперов. Сравнивать эти две категории было, как сравнивать утонченную шпагу с тяжелым двуручным мечом. Разрушения, наносимые мечом, будут гораздо серьезнее, чем от укола шпагой, однако это вовсе не значит, что владелец меча легко одолеет владельца шпаги. Главную роль тут играло вовсе не превосходство одних способностей над другими, а личное мастерство.

 Впрочем, это касалось только поединка. В войне или даже битве небольших отрядов преимущество было всецело на стороне магов, а все потому, что их атаки были гораздо дальнобойнее и захватывали значительно большую площадь. Естественно, что многие эсперы желали такой силы. И хозяин найденной Люком лаборатории был именно из таких, причем самой худшей из разновидности.

 Подавляющее большинство тех, кто хотел бы приобрести второй тип способностей, не воспринимало свое желание всерьез — всем давно было известно, что это невозможно, так что эти люди ограничивались лишь пустыми мечтаниями.

 Еще одна категория тех, кто хотел этого, не полагались на общественное мнение и сами пытались исследовать эти два типа способностей, однако быстро убеждались, что способности эспера и мага просто несовместимы друг с другом.

 И, наконец, была третья категория, которую можно было выделить из второй. Это были те ученые, которые не хотели мириться с подобным результатом и шли на все, ради достижения своей цели. Именно к этой категории и относился хозяин лаборатории.

В этом, скрытом в катакомбах под городом помещении, древний эспер, оставшийся для Люка безымянным, ставил свои бесчеловечные эксперименты над похищенными им эсперами и магами. И в своих исследованиях тот продвинулся необычайно далеко. Из того, что сумел понять мальчик, следовало, что способности эсперов и магов конфликтуют друг с другом, так как они используют совершенно противоположные принципы.

Тогда, будучи двенадцатилетним, и не имея никакого образования, кроме того, что дали ему родители, Люк совершенно не понял о чем идет речь, однако впоследствии, спустя несколько лет и подготовительные курсы Академии эсперов, он вернулся сюда, и сумел понять уже гораздо больше, хотя весь смысл написанного в этом журнале, смог бы понять разве что Совет Академии или один из верховных магов Башни. Однако основную суть Люк уловил.

 Маги, как следовало из записей в журнале, использовали для создания своих заклинаний некий Мировой Закон. Читая свои заклинания или создавая плетения, они взывали к одной из запечатанных в этом Мировом Законе форм, которая и была результатом заклинания. При этом маги тратили свою внутреннюю энергию (ману) на создание и поддержание этих форм. Чем искуснее был маг, тем меньше ему требовалось энергии для создания формы и тем сильнее получались эти формы. Такова была суть магии.

 Что касается эсперов, их подход был совершенно иным. Они не использовали Мировой Закон, вместо этого они изменяли сами законы мира! Пусть очень локально, но в момент использования своих способностей, они становились мини-творцами, идущими против законов мира. Против Мирового Закона! А Закон, как утверждал безымянный эспер, был очень прихотлив. Именно поэтому не существовало ни одного человека, способного одновременно владеть обоими типами способностей.

 Любой другой, дойдя до этих мыслей, тут же удостоверился бы в невозможности их объединения и прекратил исследования, однако бывший владелец этой лаборатории был не таков. «Раз Закон прихотлив, надо всего лишь задобрить его». Так решил древний эспер и принялся искать способы для «задобрения» Закона. Получилось у него или нет Люк не знал. Скорее всего нет — записи вскоре прерывались, а о человеке объединившем силы мага и эспера никто никогда не слышал, хотя было вполне вероятно, что добившись успеха, эспер просто не счел нужным заносить это в журнал, а свои способности умело скрывал.

Еще одной находкой Люка, обнаруженной уже в другом помещении — небольшой комнате, вероятнее всего служившей ученому спальней — был пергамент с разработанным лично этим древним эспером знаком. Знаком смерти Дизморт.

***
      Когда с диагностикой знаков было покончено, наступила очередь способностей, что раньше принадлежали Чан Лею. Люк в глубине души опасался, что тут, как и в его прошлом мире, существует некий Мировой Закон, который не позволяет эсперам заниматься культивацией. Хотя юноша уже успел убедиться, что это не так — когда он медитировал, все шло так же, как в доставшихся ему воспоминаниях, однако некоторые сомнения в нем все же остались.

 Возможно, он просто не сможет перейти на следующую ступень, или не на следующую — в том, что проблемы могут возникнуть при укреплении тела посредством Ци, Люк сомневался, но вот когда дело дойдет до формирования даньтяня, все может пойти совсем по-другому. Также проблемы могут возникнуть и при применении боевых навыков. Внешних. В том, как работает Сокрушающий Камни Кулак — боевой навык которым владел Чан Лей, Люк вполне разобрался и был вполне уверен, что сам сможет его применять. В чем совсем скоро и убедился.

Бах!

Кулак эспера обожгло болью, а на стене каньона, рядом с вмятиной от Эрда появилась еще одна, заметно меньшего диаметра.

 «Неплохо» — усмехнулся Люк.- «Знакам, конечно, уступает, но это ведь всего лишь простой навык доступный даже худшим ученикам Внешнего двора академии. Интересно, насколько сильны навыки основных учеников? Они все наверняка уже владеют внешними навыками. Надеюсь, мне все же будут доступны внешние техники, иначе это будет довольно печально».

 Эспер отчетливо понимал, что открыто использовать знаки может быть довольно опасно. Возможно это никого бы не заинтересовало, но лично Люк в этом сильно сомневался. По его мнению люди, готовые пойти на все ради силы найдутся всегда и от мира это совершенно не зависит. Имея такой пример как древний эспер, замучивший ради своих экспериментов не один десяток других эсперов и магов, Люк просто не мог не быть излишне беспечным. Знаки он будет использовать только тогда, когда никто этого не видит, по крайней мере до тех пор, пока не сможет их замаскировать под внешние техники. То есть, до ступени образования даньтяня!



Andrash

Отредактировано: 02.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться