Переспать на удачу

Размер шрифта: - +

глава 4

Разумеется, однокурсники не слепые, все заметили перемены и сделали свои выводы. И как-то раз один из парней прямо спросил Майку:

- Майка, ты часом фамилию Сухова не собираешься сменить на Беспольская?

  Парень улыбался и спрашивал без задней мысли, но, увидев мрачный взгляд девушки, поднял руки и удалился. Ребята так и остались в недоумении, видно, что что-то происходит, только вот что?

  Время поджимало неумолимо, его почти совсем не осталось. А точнее, его не осталось. Алик с грустью и неожиданным сожалением это понял. Так бывает, тщательно планируешь что-то, удачно проворачиваешь, а потом обнаруживаются неучтенные обстоятельства, которые сильно омрачают твою победу.

  С Аликом получилось то, чего он вовсе не планировал. Майка стала для него слишком много значить, но он не мог себе позволить сейчас, на финише, отбросить все и пожертвовать своим будущим в угоду дурацким низменным потребностям. Да, именно так он называл про себя те странные чувства, которые испытывал к этой гордой и ранимой, тоненькой как тростинка девочке с огромными черными глазами и пушистыми светлыми волосами. Потому что назвать их иначе не умел, зато четко знал, что его устремления стоят гораздо выше всех потребностей плоти. А значит, и рвать эти, с позволения сказать отношения, надо резко и бестрепетной рукой. Но отказаться от нее теперь уже было больно, словно кусок души от себя отрезать, и все равно, парень был уверен, что его выбор окупится, что дело стоит того, слишком высоки были ставки. Он поймает свою удачу. А теперь ему предстоит кое-что неприятное. Он и так тянул, сколько мог, дальше уже нельзя. Случай выпал на следующий день.

  В Универ к Владу пришла Роксана, проведать, был перерыв между парами. Они обнимались и миловались, а Майя смотрела, изнывая всей душой. Алик сидел рядом с ней. Молодой человек понял, что тот момент, к которому он готовился несколько дней, настал. Только отчего-то ком встал в горле, и слов не находилось. Да, сколько хочешь готовься, все равно к такому не приготовишься. Он взял ее руку, погладил изящные пальчики, вздохнул, собираясь с духом. Парень посмотрел на нее с затаенной тоской, понимая, что после его слов останутся только руины, а потом внезапно решился и, собрав по крохам весь свой снобизм и цинизм, сказал:

- Что Маечка, любуешься? Любуйся.

  Майя на него не реагировала, продолжая как завороженная смотреть в сторону Влада.

- Ма-а-а-ечка-а-а, сладенькая моя, а ты за меня замуж не хочешь? – вопрос был провокацией, рискованной провокацией, но он хорошо просчитал ее и знал ответ заранее.

  Девушка бросила на него холодный взгляд исподлобья и отобрала руку.

- Нет?

- Нет.

- Я так и думал… Ахххх, ты разбиваешь мне сердце… - Беспольский уже паясничал.

  Удостоился еще одного тяжелого взгляда, а девушка отвернулась и принялась гипнотизировать сладкую парочку. Алик снова завладел ее рукой, наклонился к ней пониже, отчего Майя отстранилась. Молодой человек притворно тяжело вздохнул, перебирая ее пальчики.

  Со стороны даже могло показаться, что двое влюбленных воркуют о чем-то своем. Только вот изнутри все было иначе.

  Алик сделал жест в сторону Влада и зашептал ей на ушко:

- Знаешь, они ведь уже заявление в ЗАГС подали, через два месяца свадьба, только это секрет, объявят после Госов. Ну, мне-то рассказали, от меня секретов нет.

  Майку в жар бросило, стало жутко тоскливо и обидно. Пропала последняя надежда, да еще и недоверием наградили за столько лет преданной дружбы. Она покраснела, опустила голову, а Алик продолжал, видя ее мучения и уже неизвестно, кого больше мучая, ее или себя:

- Это ведь все моих рук дело, - он кивнул для убедительности, - Я, видишь ли, Маечка, люблю своего друга Владьку и желаю ему добра. Так что, когда понял, что он в твою сторону начал посматривать, быстренько принял меры. Тебя нейтрализовал.

 Парень погладил обалдевшую Майку по щеке, заглянул ей в глаза и продолжил пытку, думая, сколько же она еще выдержит, когда сорвется.

- Познакомил Владьку с хорошей девушкой, вон, гляди, у них все наладилось. Конечно, и о себе я не забывал, ты же у нас сладенькая девочка? Умммм, какая сладенькая… Скажу честно, Маечка, потрахались мы с тобой на славу.

  Он говорил тихо, только для нее, цинично ухмыляясь и перебирая ее пальцы. Майка смотрела на парня, раскрыв рот, ей было дико подобное слышать. У нее в голове не укладывалось, даже слов не было. Майе не было обидно, что Алик ее использовал и бросил. Нет. В том, что он ее использует, девушка не сомневалась, сама никогда не любила его и не доверяла, всегда считала скользким. Да, они были любовниками. Получалось, что она и сама его использовала. Но такого расчетливого, циничного и жестокого коварства девчонка ожидать не могла. Вот это был удар, страшный, смертельный.

Алик чувствовал себя слегка уродом, немного скотом, но все-таки верил, что действует правильно, а потому продолжал:

- Да, Майка, я желаю ему счастья. А с тобой какое ему счастье?

- Да как ты мог! Как ты можешь судить, что для него счастье?! И почему он не мог быть счастлив со мной?!

- Не кричи. Что ты ему можешь дать? Чего он рядом с тобой добьется?

- Как чего?

- Вот именно! Будет прозябать в безвестности с тобой вместе на диване? Что? Котлетами его будешь кормить до скончания века? А я хочу для него лучшей доли! У Роксы тетка в Америке, родители недавно переехали туда и ей вызов уже прислали. Поженятся и уедут дышать свободой на загнивающий запад! Уж как-нибудь лучше, чем гнить здесь в НИИ. И вообще, если бы не я, ты бы так до сих пор и висела на нем, как балласт.

- Да ты… За что ты…

- Престань истерить, Маечка, - гаденькая улыбка добила ее окончательно.

  Майка резко встала, залепила ему звонкую пощечину и, выкрикнув в сердцах:



Екатерина Кариди

Отредактировано: 03.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться