По следам огненной птицы

Размер шрифта: - +

По следам огненной птицы

Повозка медленно тащилась по каньону, старый мерин еле передвигал ноги. Арин Флинн так
вцепилась в вожжи, что у девушки побелели костяшки пальцев. Она боролась с желанием понукать лошадь, понимая, что кляча и так ползет, преодолевая усталость. Двухчасовая вынужденная задержка у постоялого двора отбила ее от обоза. У колеса сломалась ось. Хотя на вечерней стоянке все было хорошо. А утром... Слезы так и грозили политься из глаз. Отстать от обоза было сродни самоубийству. К ночи она надеялась догнать обоз. Полуденное солнце нещадно палило, капельки пота собирались в дорожки и медленно стекали по спине. Глотнула из фляжки противную воду, закрутила крышку. Каждая капля была драгоценна. Арин внимательно осмотрела окрестности. Этот каньон считался самым опасным на пути переселенцев. Совсем немного осталось, и трехмесячный путь подойдет к концу. Родители не пережили плаванье из Ирландии в Новый Свет и Арин осталась совсем одна. Ей повезло — она прибилась к семье Маклафлин. Дерин — дородная, улыбчивая женщина, четверо чудесных детей. Супруг — бородатый, добродушный мистер Бирн. Скоро, очень скоро все закончится, и она доберется до дядюшки. Арин убрала прилипшую к щеке прядь огненно-рыжих волос. Вздохнула, вспоминая прошедшую ночь и наступившее утро. Главный проводник и охранник обоза француз Дидье Атталь не выходил у нее из головы. Обозу повезло с таким опытным проводником, он был душой и надеждой измученных долгой дорогой людей. Казалось, что между ними что-то происходило, первый же взгляд небесных глаз заворожил Арин. Девушка испытывала странную дрожь во всем теле, когда замечала пристальный взгляд проводника. Смущалась и краснела. Смущенно теребила край передника, не знала, куда деть руки.

***


Накануне девушка задержалась у костра, была ее очередь готовить поздний ужин для переселенцев. Француз поймал и освежевал нескольких кроликов, это было отличное подспорье в их скудном рационе. Арин напекла кукурузных лепешек, сварила кофе, да и рагу получилось восхитительным. Люди в тишине поели, стремясь поскорее отдохнуть, ибо предстоял трудный переход. Перемыв посуду в ручье, девушка села у ночного костра. Смотря на яркие всполохи огня, не заметила, как рядом бесшумно сел Дидье. Казалось, сердце остановилось в груди девушки, но потом снова забилось быстрыми толчками, гоня кровь по венам. Арин смотрела в глаза мужчины, которые не покидали ее даже во снах.
— Добрый вечер, Арин, — спросил проводник через некоторое время, — почему вы еще не легли? Завтра тяжелый день.
— Да, да я уже хотела ложиться, — поспешно ответила девушка.
Наступила неловкая тишина. Ни один из них не произносил слов, казалось, время остановилось. Тихий ветерок обдувал лица. Устойчивый и терпкий запах лошадей и мулов стал неотъемлемой частью путешественников. Въелся под кожу. Арин уже давно смирилась с этим запахом и теперь уже не ощущала его так явственно, как в начале пути. Полная луна освещала стоянку путников, сияя в ночи. Мерцающие далекие звезды на темном полотне небосвода. Арин смущенно смотрела перед собой и боялась пошевелиться. Было приятно сидеть вот так, рядом. Ощущать силу и тепло мужчины. Француз вздохнул, а сердце девушки перестало биться. Она подняла голову и замерла. Дидье взял руку Арин, слегка сжал. Провел пальцем по ладошке, посылая трепет по телу девушки, приблизил к ней лицо.
«Сейчас он меня поцелует», — пронеслось в голове. — «На что это будет похоже?» Рядом послышался грохот, в ночной тишине прозвучавший, как выстрел из ружья, француз отпрянул. Прелесть момента была нарушена, Арин испытала к своему стыду сильное разочарование. Дидье выглядел виноватым, вскочил, хриплым голосом сказал.
— Спокойной ночи, Арин, — поспешно удаляясь, нырнул в тень между повозками.
Девушка в оцепенении просидела еще некоторое время, переживая упущенное очарование волнительных минут. Сделала глубокий вдох, решительно встала и погасила костер, который стал нечаянным свидетелем сцены.
Утро началось с неприятностей. Оказалась сломана ось. Основная масса переселенцев была категорически против вынужденной задержки. Хотели быстрее оставить позади наводящий ужас каньон. Французу пришлось с ними согласиться.
Дидье приблизился к девушке, сказал.
— Я проведу обоз и обязательно вернусь за вами. Ждите меня здесь, прошу, не делайте глупостей, — не отрываясь смотрел в ее глаза. — Мы еще не расстались, но я уже хочу увидеть вас снова.
Дидье нежным прикосновением смахнул непрошеную слезу со щеки Арин. Спохватившись, посмотрел по сторонам. За ними пристально наблюдала молодая вдовушка Адель Пирсон, успевшая уже в столь юном возрасте два раза овдоветь. Красивая, бесспорно, сексуальная энергия так и сочилась из каждой ее поры. Ее недвусмысленные намеки преследовали его на протяжении всего пути. Француз старался игнорировать и не замечать ее, но она постоянно попадалось ему на глаза.

***


Дидье Атталь возвращался обратно, за девушкой своей мечты. Хрупкая и нежная, зеленые глаза, огненно-красные вьющиеся волосы, милая россыпь золотых веснушек на изящной коже — Арин пленила его израненное сердце. Столько горя и потерь пришлось пережить. Несколько лет назад он отлучился по делам. В его отсутствие на хижину в лесу напали индейцы. Вернувшись, нашел там только пепелище. Истерзанное тело жены, и пригвожденных к дереву годовалых близнецов. Похоронив родных, он покинул это место навсегда. Пять лет, пять долгих лет скитался по бескрайним прериям. И вот он встретил ее. Мелодичный смех Арин отогрел его душу, наполнил смыслом жизнь. Любовь взаимна, он понял это сразу, как только они увидели друг друга. Атталь торопился, преодолев самый опасный участок пути, оставил обоз на попечении своего заместителя, доброго малого Джона Смита. Дидье мчался, постоянно пришпоривая своего скакуна. Впереди показались знакомые очертания фургона.
— Боже мой! Арин не послушалась! — тревожные мысли в голове стучали, как отбойный молот кузнеца. Подъехал к фургону, с ходу соскочил с коня. Следы борьбы, все перевернуто.
— Черт! Черт! Пропала! — француз без сил опустился на землю. В сердце разрасталась боль, тягучая, как раскаленное железо, — Больно, как больно! — трясущими руками достал фляжку, пересохшими губами сделал большой глоток воды. Вода прояснила мысли, — Соберись, возьми себя в руки. Главное, что тела нет, а значит — жива! Ты должен ее найти! Ты хороший следопыт!



Gulnaz Burhan

Отредактировано: 07.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: