Подарок Хранителей Часть 1

Размер шрифта: - +

Глава 9

Задумываться о поступке мужчин пока не стала. Сгоряча надумать можно всякого. Можно саму себя накрутить и наделать глупостей. Успокоиться и переждать первый порыв открутить головы и наговорить гадостей.

Достала книгу и присела к столу. Макс вчера успел сбегать в Хранилище и взять там обещанные ректором Хроники Чёрного столетия. Сами Хроники меня интересовали мало, а вот про свою татуировку и обряд проведенный Хранителями почитать очень хотелось. Законы Макс пока не принёс. Но обещал сегодня к вечеру поискать их. История неожиданно увлекла, затянула. Про татуировки парней написано подробно, а вот про мою совсем ничего не было.

То, что прятать её придётся, сказать сказали, а объяснить, почему забыли. Зачем такие предосторожности? Если не найду ничего в Хранилище, придётся обращаться с вопросами к Лане. Так и не пришла вчера, хоть и обещала. И кошмар этот непонятный.

Мысль додумалась и, наконец, оформилась, и с этой мыслью пришло окончательное и бесповоротное осознание. Кир вовремя затеял разговор. На пару часов позднее и я бы их прибила без разговоров или перестала им доверять бы. Паранойя не дала бы жить спокойно.

С того самого похмельного утра я совсем не вспоминала ни про Хранителей, ни про детей, ни про Егора. А до этого было? Слёзы по ночам у меня были редко, но состояние моё было близким к тому, как после похорон мужа. И спасалась тем, что ни на минуту не останавливалась и загружала себя учебой, тренировками и экспериментами.

Я кроме сна и посещения санузла ни на одну минуту не оставалась одна. Утром будили рано, ложилась поздно. Но и ночью они заглядывали и проверяли. Если не спала, увлекали разговорами, и темы для них всегда находились. Загружала не сама себя, а они меня. Личного пространства не оставляли от слова совсем.

Дальше у нас происходит вечеринка. С этого момента мои воспоминания о земной жизни меняются. Я вспоминаю всё, что касается работы, техники, да всего, кроме семьи, даже Пашку с Наташей не вспомнила. Работали вместе, отдыхали вместе. Работу и отдых вспоминала, их-нет. Оставлю эту тему на потом.

Чего–то не хватает. Встаю и достаю нитки и крючок. Забыв, что пользоваться и даже просматривать потоки пока не стоит. Все равно прикасаюсь к сережке, захватываю тоненькую ниточку магии жизни. Тянусь к серебряной нити мира, прошу разрешения и, получив его, вытягиваю толщиной с волосок и длиной с мизинец, смешиваю аккуратно и проглаживаю, добавляю в обычные нити и начинаю вязать.

Петли ложатся ровно, мои воспоминания всплывают сами собой. Артем, Никита, Лана. Такие разные и такие родные. Жду тоски, она не приходит. Только лёгкая грусть от разлуки, как будто прошло не полгода, а полжизни. С этой грустью и нежностью к родным вяжу. Я не смотрю на руки, меня ведет тихая мелодия мира. Он поет для меня, успокаивая и обещая.

Время как будто остановилось. Что там говорила моя подружка о времени? Кажется, что понятие времени относительно и его совсем не существует. Здесь пройдёт минута там столетие и наоборот. Пусть будет у них всё хорошо. И у меня всё сложится хорошо.

Опускаю руки. Смотрю на пол. У ног белое облако, тоненькие зелёные нити пронизывают его насквозь, серебристым и золотым блеском сверкают бисеринки. «Прости, мой хороший, что без спроса»,- глажу нити мира, успокаивая.- «Спасибо, что не сердишься». Улыбаюсь сама себе. У нас назвали бы шизофреничкой. А кто ещё будет говорить с миром или с собой?

Выглянула в гостиную. Никого. Утащила к себе корзину с фруктами, прихватила со стола несколько чистых листов. Можно теперь и подумать.

«Ну, здравствуй Я. Где ж ты была столько времени, лапа моя? Что ж ты зараза блондинистая меня от глупостей не останавливала? Перед уважаемыми магами дурой выставляла, прелесть моя занозистая? Слюной на мужиков посторонних капала и нимфоманку из себя корчила, сволочь худосочная? Теперь попу в руки и думать мозгом, зараза моя синеокая. И на цвет волос спихнуть не получится, это у нас маскировка теперь такая».

Всё-таки не изменилась я. И на гормоны списать уже свою язвительность не получится.

Помню, как Пашка с Егором от моих подростковых выходок страдали, а их подружки поминали тихим добрым матом. Ничего нового, кроме других подручных средств. Например, магия - очень хорошее подспорье. Учиться я всегда любила, значит, и здесь поучимся. Особенно с Наташкой у нас получалось. От воспоминаний начинаю улыбаться. Весело было.

Взяла ручку в руки. Моя ты прелесть. Нет, я не изобретатель и двигать прогресс в этом мире не собираюсь. Только себе быт немного облегчу. А если денюжка капнет так это ж хорошо. Жить на что-то нужно, мало ли сегодня разговор неудачно пойдёт и скажут, что я готова к самостоятельной жизни. Вот бы ещё придумать, как сделать душ. А то в ванной оно конечно хорошо, но времени много тратится. Потом обдумаю.

Руки сами записывают вопросы, ответов на которые я не знаю. И задумалась. А ведь сама вопросов не задавала. Могла, а не задавала. Что со мной не так было, что не интересовалась окружающими меня людьми? Никогда не была чёрствой, и в компании всегда замечала настроение сотрудников и вытягивала на разговоры. А тут так… Так стыдно стало.

Посмотрела на список вопросов и ужаснулась. Действительно невнимательная. Десять только с восклицательным знаком, больше двадцати подчёркнуто и целый лист обведён кружочком. Так я всегда обозначала степень важности дома.



Рина Полевая

Отредактировано: 30.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться