Подменыш

Размер шрифта: - +

Подменыш

Помню только, как неожиданно ноги заплелись друг о друга, я потеряла равновесие, и почувствовала, как моё тело неумолимо несётся к земле с высоты далеко немаленького крыльца.

― Ну, всё! Мне конец! ― последнее, что мелькнуло в сознании, и я, закрыв от страха глаза, приготовилась к боли. Ну, она же должна быть, когда падаешь на землю, да ещё ускоренная таким пинком пониже спины.

Но боли не было. Мой нос зарылся в клумбу, а рот был полон песка и земли, что вызвало рвотный рефлекс и заставило разлепить веки. Я выплёвывала землю, откашливаясь. Из носа подозрительно капало. Вытерла нос рукавом рубашки и увидела на нём кровь. Мою кровь.

Вот тут я по-настоящему запаниковала. С детства не могу видеть это. Сразу падаю в обморок, хотя в любых других ситуациях ― совсем не слабачка. В пять лет, например, подвернула лодыжку, и это было больно. Но боль мне не помешала молча, сцепив зубы, идти домой. И когда меня лечили, я даже не пискнула. Врач удивлялся моей терпеливости, а мама, вздыхая, говорила:

«Просто, наша Лена, очень упряма. Может любую боль терпеть, лишь бы её слабачкой никто не называл. Такая глупышка, что же с неё взять…»

И она не преувеличивала, если только дело не касалось крови.

Сейчас она была. Я перевела взгляд вперёд, только чтобы не смотреть на это, и ещё раз удивилась, почему же нет боли. Неужели, что-то случилось с позвоночником? Но тогда бы я не чувствовала ни рук, ни ног. А это не так. Вот рука, и пальчики шевелятся, и ноги тоже чувствую, а боли ― нет. Странно это. Словно кто-то подхватил меня во время падения и аккуратно положил на землю. Непонятно.

Я приподнялась, опираясь на локти, а потом не спеша села. Голова не кружилась, во рту было противно, но и только. Осмотрела руки и ноги, задрав рукава рубашки и штанины джинсов, старательно отводя глаза от красных пятен на ткани ― не было ни царапин, ни синяков. Чистая кожа, если не считать налипших травинок и песка.

― Может, у меня крылья выросли, и я теперь умею летать? ― хмыкнула про себя, кое-как дотянулась до лопаток, ощупывая их. Как и ожидалось ― крыльев не было. В этот момент мне показалось, что кто-то тихо смеётся у меня за спиной.

― Ладно, буду считать, что чудеса на свете случаются. ― Я встала, отряхнулась и, обернулась, рассчитывая увидеть крыльцо магазина, на котором несколько минут назад так глупо поспорила с не очень трезвым типом, после чего и отправилась в странный «полёт».

― Ни чего себе! ― охнула, не обнаружив перед собой ни деревенского магазина, в который пошла по просьбе бабушки, ни пьяного «местного», давшего мне хорошего пинка.

Лес, обычный смешанный лес. Берёзки, осины, а вон и огромный дуб. Чуть дальше ― елочки. Я на полянке, полной трав и цветов, а не на клумбе перед сельским магазинчиком. И какого чёрта всё это значит? Перемещение в пространстве? Ага, как же, нашли дуру! Пусть в эти бредни ненормальные верят. Я не такая.

Присев на корточки, сорвала травинку, и начала её жевать. Странно, но почему-то ужасно хотелось есть. Я ведь совсем недавно позавтракала, да ещё бабушкиными блинами со сгущёнкой. После них полдня точно есть не хочется. Почему ж тогда так урчит живот, как голодный маленький…нет, огромный медведь. Если кто не понял, это я очень большой, голодный и злой медведь.

Я выплюнула горькую травинку, встала и огляделась вокруг. Что мне это дало? Да ничего хорошего. Лучше б на корточках сидела. Кругом, куда ни посмотри ― один лес. И ещё сюрприз: солнце, кажется, скоро сядет. Сейчас июль, значит уже поздно, а я одна в лесу…

― Да, ладно! Не всё так плохо, ― я и не заметила, как начала разговаривать сама с собой. Всё-таки, если слышишь чей-то голос, пусть даже свой собственный, не так одиноко. А то ведь, кроме кукушки, никого вокруг.

― Что же мне известно? ― продолжила я, ― Утром после завтрака пошла в магазин, где поспорила с каким-то пьяным придурком. И он меня толкнул. Я полетела с крыльца. А потом приземлилась в лесу, причём, поздно вечером. Куда же подевался целый день? Наверное, я упала и сильно ударилась головой. Кто-то, назовём его «неизвестный доброжелатель», увёз меня в лес с непонятной целью, бросил и смылся…

В этот момент ветерок взъерошил мои волосы, и мне показалось, что кто-то снова добродушно рассмеялся прямо мне в ухо. Я тряхнула волосами и проигнорировала непонятный смешок.

― Хорошего мало. Но мне не страшно, вот ни капельки не страшно, ― уговаривала я себя, чувствуя, как меня колотит нервный озноб. А на глаза наворачиваются слёзы обиды и бессилия. Кто-то в такой ситуации возможно упал бы духом, но не я. Меня трудности никогда не останавливали. Вот и сейчас решила, что кто-то бросил мне вызов. Может даже, решил надо мной посмеяться. Ладно, посмотрим, кто будет смеяться последним. Не на ту напал.

Я ещё раз, но теперь внимательно посмотрела по сторонам: «До заката время ещё есть, а вон и линии электропередач. Мне ― туда». И я пошла. Вскоре тропинка вывела к дороге, и к своему удивлению, места оказались мне знакомы. Мы не раз с бабушкой собирали здесь грибы. Я воспрянула духом, и почти побежала по дороге, повторяя непонятно кому: «Ну, что, выкусил?»

В ответ в ухе снова раздался теперь уже не смешок, а весёлый смех.

Через полчаса я была уже у знакомой калитки, а ещё через минуту ― в объятьях перепуганной бабушки. Меня искали соседи, правда, не долго. Все почему-то решили, что я вернулась в город на автобусе. Мол, неудивительно, с моим-то «ужасным» характером. Вот идиоты. Что они понимают? Просто он у меня есть, в отличие от них.



Полина Люро

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться