Потерянные имена, чужие тени

Размер шрифта: - +

Глава девятнадцатая. Дорога из фонарей

 

Раду был ниже на голову, но в силе пока не проигрывал. Широко расставив ноги, набычившись, он стоял почти не двигаясь, а существо наваливалось, перебирая ногами по паркету и скользя на месте.

Лучан схватил оброненную Раду кочергу и одновременно с подоспевшим капитаном Бассу ударил по серому человеку. Он покачнулся, с отвратительным хрустом шея его переломилась, и голова покатилась по паркету.

— Это дядюшка Санду, — умирающим шепотом сообщила старшая дочь князя.

— Отвернитесь, — резко скомандовал Лучан, и они вдвоем с капитаном яростными ударами разделили упавшее тело на части.

Корнелий в это время схватил Раду и подтащил к одному из подсвечников на стене. Раду отбивалась.

— Все в порядке? — встревоженно спрашивал Корнелий, ловя ее за ладони. — Что с руками?..

Его крепко обеспокоили предостережения капитана, хотя причины их были непонятны.

— Да все в порядке! — взвыла она, дав себя осмотреть и вывернувшись сразу же.

Капитан Бассу озадаченно посопел и сказал:

— Верно, мертвяк еще не в полную силу вошел, а то бы сразу одолел. Они ж как тронут живого человека, так сразу слабость насылают, чтоб, значится, выпить душу. Вон господину Митру вскользь досталось.

— Хватит болтать! — рявкнул князь. — Ион, указывай дорогу, мы и так задержались. Этот вылез из коридора, который ведет к холлу, а значит, они уже там, внутри. Вперед, вперед!

Теперь они двигались со всей возможной скоростью, и даже дамы, подобрав подолы платьев на неприличную высоту, почти что бежали.

Корнелий поглядывал на идущего чуть впереди Иона-младшего, опасаясь, что тот снова потеряет сознание. Потом подумал, что тот мог по столичной моде надеть корсет и потому плохо себя чувствовать, но ни по фигуре, ни по движениям княжича это не подтвердилось. Ион-младший боялся, и это было видно по тому, как нервно и дергано он двигается, шарахаясь от каждой тени. По примеру Лучана и Раду, он прихватил по дороге в одной из комнат кочергу.

Князь громко сокрушался позади, что оружейная была в противоположном крыле дома, а здесь ничего стоящего не найти.

Этот почти побег показался Корнелию бесконечным. Повороты, темные пустые коридоры — лишь раз они встретили спрятавшуюся в нише горничную, капитан Бассу едва на нервах не зарубил ее.

Корнелий попытался расспросить ее на ходу, а князь — послать ее за остальными, но девушка едва соображала от страха и беззвучно рыдала. Ее взяли с собой.

Прохлада темной звездной ночи, которая ждала их за порогом черного хода, показалась благословением.

— Теперь куда? — спросил капитан Бассу. — Уж вроде мы тут полазили с ребятами прежде, но к часовне с этой стороны не ходили.

— Здесь за угол... вдоль стены и налево, — сказал Ион-младший. — Там по аллее.

— Я тогда вперед побёг, — сказал капитан. — Поставлю защиту.

— Так вас… прикрыть надо будет? — с усилием спросил Ион-младший. — Я, стало быть… с вами.

Они поспешили вперед, а Корнелий поджидая остальных, оглядывался. Ничего подозрительного видно не было. Шумели деревья, всхлипывали и сопели торопящиеся люди, мелькали дрожащие огоньки свечей — князь приказал по дороге снимать свечи из канделябров в коридоре и брать с собой.

Глаза привыкали к темноте, и вскоре Корнелий мог различать и кроны деревьев поодаль, и темные пятна кустов парка. Слабый свет узкого серпа луны едва освещал окрестности.

Корнелий подал руку Анариэ, которая совершенно выбилась из сил, и они поспешили дальше.

Быстро бежать уже не получалось: все уже устали, да и темнота не располагала.

Они уже двигались вдоль западной стены дома и видели беленые стены часовни, когда с Корнелием поравнялся Раду и шепнул:

— Не догоняют, но следуют за нами. Думаю, мы успеем, разрыв большой.

Корнелий невольно обернулся, и Анариэ, которую он вел, тут же нервно заозиралась.

— Все в порядке, — поспешил ее успокоить Корнелий. — Прикрывайте рукой свечу, а то задует.

Они прошли короткую аллею и вскоре со вздохами облегчения размещались внутри часовни. Там было холодно и темно, но благодаря капитану, который расчертил все снаружи защитными знаками, и принесенным свечам, сейчас не было место уютнее во всем имении.

Корнелий и Раду стояли у входа, помогая дамам перешагнуть порог. Корнелий задумчиво разглядывал кованые ажурные решетки, которые заменяли тут двери. На земле вокруг часовни капитан Бассу провел полосу, взрезав дерн саблей. Это была условная полоса безопасности, как объяснил он.

— А верно ли ваша защита сработает? — спросил Корнелий.

— Обижаете, господин Тенда, — устало отозвался капитан. — Не впервой мне. Ни разу так не было, чтоб работа капитана Бассу подвела.

— И вот эти ваши… мертвяки… они на самом деле представляют собой мертвые тела? А как они двигаются? — спросил Корнелий, но в ответ капитан Бассу только пожал плечами.

Не его это дело думать, как кто двигается. Скорее, напротив, мысли надо направлять на то, чтоб не двигались.

— Раду! Как ты думаешь, можем мы одно из них изловить? — шепотом спросил Корнелий. — Мне бы посмотреть, как что там работает внутри.

— Мастер Тенда!.. — прошипел Раду. — Вот не к месту совсем.

— Раду, господин Тенда, — тихо позвала Тию, подходя к ним. — Заходите внутрь, все уже тут.

Корнелий кивнул, заходя.

Раду же замер перед порогом.

— Что такое, Раду? — спросил Корнелий. — Что-то забыл?

— Мне туда нет хода, — проскрипел он.



Ярослава Осокина

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться