Повесть о роуложце

Размер шрифта: - +

Глава вторая. Альбинос, лебяжий пух и господин Витой

Ирнимойн открыл дверь на балкон. Пронизывающий холод не стал бить его сразу. Он выждал пока диамэтр переступит порог, затворит за собой и сделает глубокую затяжку из трубки забитой красным табаком фейгара. Ждал, пока тот выпустит светло-коричневый дым и только тогда медленно пополз от ног к туловищу, зацепился за уши, тщетно скрытые меховым капюшоном дорогой дубленой куртки, впился клещом в нос. Ирнимойн поднял глаза, чтобы отвлечься и докурить табак до конца.

На небе, словно на поверхности графитового озера, к вечеру очистившимся от непроглядных туч, плыли два равноцветных пятна лун. Одно голубоватое — Брен, другое раскидистое с желтизной — Квит. Вокруг них, в безмолвном танце, мерцали звезды. Диамэтр опустил глаза и стал следовать за цепочками янтарных фонарей. Они тянулись под толстыми ветвями исполинских дубов и лип. И все же были видны. Ирнимойн с сочувствием представил, как основатели Ринрака, племя телодревов, валили огромных сородичей чтобы после, между широких пней, возвести свой город. Построить будущее на костях предков. Благо хоть здания они удосужились сооружать из камня и глины, думал он.

Потом его взгляд скользнул на восток, вправо, где на пустырях, по обеим берегам замерзшей реки Нифы, расположились участки знати. Он были окружены высокими стенами. И если оставшийся Ринрак выглядел узким, тесным и сутулым, то там — царили простор и величие.

Ирнимойн простоял бы еще, если бы в дверь балкона не постучали — медленно, негромко. Он ждал этот стук, ждал гостя, которому тот принадлежит. Ему донесли еще в обед, когда двуколка пересекла ворота башни. Донесли о том, что его не звали, и о внезапной инспекции.

Гость, усевшийся на место диамэтра, всегда вызывал у последнего двоякие чувства. Гнев и гордость, страх и безразличие. Желание похвалить и тут же задушить воплотив давнюю мечту занять заслуженное место. Эту переменчивость цэнтр чувствовал. Видел в сверчке Ирнимойна, а потому не дожидаясь, пока противоречия поглотят подопечного целиком указал на кресло напротив своего.

Цэнтр намалов, гербовый знатный, господин Рэтшак Шоут был не многим старше Ирнимойна. Необычайно сухой и долговязый чанар с райшем серой кости родился альбиносом. Его белая монолитная кожа напоминала грим бродячих артистов неприродно блестевший на свету. При этом всем она оставалась безупречной. Без веснушек, родинок и бородавок. А вот лицо Рэтшака было типичным. Вытянутое, с длинным носом, глубоко посаженными голубыми глазами и тонкими черточками губ. Впалые щеки обманчиво намекали на бедный рацион, а острые уши словно говорили: я слышу то, чего не вижу. Серая кость райша заменила ему выстриженную полоску волос. Она начиналась от затылка и оканчивалась у границы лба. Этот разумный точно никогда в жизни не патрулировал улиц, не разборонил ни одной драки в трактире — не делал никакой грязной работы чтобы не испачкать свою безупречную белизну.

То, что цэнтр телодревов был представителем другого племени раздражало Ирнимойна вдвойне. И все же он совладал с собой.

— Вы голодны? — учтиво поинтересовался диамэтр.

Альбинос свел в центр тонкие брови и мягко произнес:

— Я похоже так редко у тебя останавливаюсь, что ты совсем забыл Ирни: я не приветствую возвышенных обращений. И не ем еды, приготовленной не моим личным поваром.

Чтобы не осечься и не сойти на высокий тон диамэтр кивнул. 

Все это он слышал и не раз. Вот только не поверил. Цэнтра лично ему выпало видеть лишь однажды, когда тот приехал в Ринрак с коротким визитом и без лишних слов вручил Ирнимойну свиток с распоряжением о повышении. Кроме заученной речи Рэтшак не сказал ничего.

Через минуту в кабинет вошел кучер Тартилон. Он держал в руках тяжелый поднос с блюдом накрытым крышкой из чароитового стекла. Когда же кучер покинул помещение, а цэнтр легким движением открыл глазам Ирнимойна блюдо кабинет в мгновенье заполнил душистый аромат свежеприготовленного гарнира.

— Фаршированный лебедь, — озвучил Рэтшак вытаскивая из кармана своего пиджака маленькую золотую вилку. Она была обернута хлопковым черным платок, который после сослужил роль полотенца.

В отличии от диамэтра, чья красная рубаха имела дорогие запонки, черные штаны опоясывал толстый ремень с серебряной застежкой, а белый кожаный жилет блестел пёстрыми пуговицами изящной работы одежда Рэтшака выглядела исключительно просто. Широкие штаны с мехом, черная рубаха с треугольным воротом, а поверх серый шерстяной пиджак. Драгоценностей, кроме вилки он не носил.

Чуть погодя кучер появился снова и оставил на небольшом письменно столе кувшин с сухим вином и два хрустальных бокала. Скрылся он так же быстро, как и вошел.

— Почему ты не носишь одежду достойную цэнтра? — приятельски спросил диамэтр, а внутри насторожился. Ему хотелось понять: какие границы их беседы.

Рэтшак опустил голову осмотрев себя:

— Как-то не думал об этом, — честно ответил чанар успокоив своим дружелюбным тоном Ирнимойна. — Не было повода. Тебе точно известно о моем благородном происхождении, вот только вряд ли ты знаешь какими могут быть нравы знатных чанарских семей. Особенно к детям вроде меня. — он помолчал. — К тому же с вашим переменчивым климатом я, кажется, до смерти не освоюсь. То тепло, то сыро, то снег, то жара. Это вам привычно менять наряды, как цвет листвы на вашем райше. У чанаров все по-другому.

Больше они не говорили. Доели мясо — ел в основном Ирнимойн, его вилка была более крупной — и только после, закурив цэнтр произнес.

— Хороший у тебя кабинет. Та двойка стеклянных шкафов, — он указал вправо, — точно, как в моем поместье. Хм. Гобелены красивые… В целом: высоко, просторно и окон много. Даже балкон имеется.



Юрий Моро.

#19126 в Фэнтези
#7831 в Фантастика

В тексте есть: людизвери, другой мир

Отредактировано: 01.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться