Практическая антимагия

Размер шрифта: - +

41

Мы ползли по каменной дорожке неуклюжей стальной черепахой. Несмотря на хриплые приказы Пронта, лучник не подгонял лошадей, понимая, что карета может запросто снести заборчики или обломать пики о края низких крыш.

Лучник остановил карету посреди небольшой круглой площади, которую плотно обступали торговые лавки. Неподалеку от нас высилась огромная серая статуя веселого пекаря; правой рукой тот держал здоровенный медный колокол, левой — сжимал три серебристых колоска. Рядом со статуей сидели на щитах, опирались на копья солдаты королевской армии, дожидаясь, по всей видимости, нас.

Стоило карете въехать на площадь, как они оживились. Кто-то вскочил со щита, кто-то спрыгнул с громоздкого и загадочного красного ящика, а кто-то быстрее задвигал челюстями, стараясь до построения дожевать кусок аппетитного хлеба.

— Кости не хочешь размять? — поинтересовался Пронт.

— С радостью, — ответил я и взялся за засов.

— Только капюшон накинь. — Агент бодро вскочил с сиденья. — На всякий случай.

Настоящий боец. Откуда у него только силы взялись? Последние сутки пути Пронт все больше лежал, заливая боль вином, заглушая ее алаиновым соком, и мы с лучником уже подумывали, что со дня на день за ним точно прискачут черные всадники. И вот, пожалуйста, крепко стоит на ногах, с прямой спиной. Здоровый человек, если не считать бледности.

После нескольких суток безумной езды я покинул карету с большим удовольствием. Лучник был тут как тут — суетливый, готовый угодить своему спасителю, только что не гнущий спину в поклонах.

— Хотите, я куплю вам хлеба? — спросил он. — Мне не сложно. Побывать в Крантане и…

— Послушай, Грэк. — Я уже начинал жалеть, что залечил его рану. — Пойми, наконец: ты мне ничего не должен! И точка.

— Можешь мне купить, — предложил Пронт и сошел с подножки.

Грэк кивнул и торопливым шагом, почти бегом, направился к торговой лавке. Я вздохнул, глядя на ухмылку агента.

— Спорим, он все равно купит хлеб для нас двоих? — Пронт протянул ладонь, только бить по ней я не собирался. Результат и так был ясен.

— Ни за что на свете.

Мы пошли в сторону солдат. Они уже выстроились в шеренгу и, втянув животы, неподвижно стояли, дожидаясь приказа. Одиннадцать крепких мужиков, включая десятника, в легких светлых доспехах из кожи косились то на меня, то на агента. Больше все-таки на меня. Неизвестные персоны в темных одеждах и скрывающие лица в тени капюшона всегда вызывают любопытство, недоверие и страх.

— Не нужно, — сказал Пронт, когда десятник хотел уже было представиться по всем правилам. — Вольно! — скомандовал он воинам и обратился к десятнику: — Карету помыть, коней накормить…. Маркус уже здесь?

— Так точно, ваша милость. Пребывает сейчас в таверне.



Степан Кайманов

Отредактировано: 03.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться