Преодолеть свой предел

Размер шрифта: - +

Глава 8.

2 дня спустя.

     В одной из больничных палат на 6 человек, на вид отличающейся от большинства многих прочих разве что только цветом стен и ламинатом, сидел на кровати юноша. Последнего его соседа выписали вчера вечером и никого больше не подселили, потому вся палата находилась в полном распоряжении подростка. Молодой человек, в ожидании завсегдатых гостей и товарищей одновременно, свесил ноги и, подперев рукой голову, скучал, как вдруг раздалось долгожданное лёгкое постукивание в дверь. В миг повеселев, он откликнулся, дав понять, что сейчас не на процедурах и можно войти. Пара ребят, один высокий, другой чуть пониже, поочерёдно вошли в комнату и закрыли дверь.

- Ну что, как ты тут? - Спросил лидер отряда, поставив на тумбочку полупрозрачный пакет с двумя небольшими закрытыми коробочками.

- Замечательно, говорят завтра уже на выписку. - Ответил улыбающийся парень. В отличие от того, кто позволил себе дать слабину в схватке, украв одного крысолюна и крепыша и, тем самым позволив подобраться к себе другому монстру, Арбус с Дишоном приходили к нему каждый день.

- Этот говнюк хоть бы поинтересовался пришёл, нет, только у нас спрашивать горазд. - Раздражённо выпалил вполне крепкий молодой человек. Защитив спину Сварси, без того потрёпанный Эриол получил разодранное до кости предплечье, однако единственным на охоте удачным ударом гладиуса в шею мутанта, смог убить своего первого зверя.

- Он спрашивал? - Удивился парник, доставая коробочку из пакета. Вчера он попросил ребят принести ему «нормальной» еды, сказав, что на здешнем питании ещё сбросит вес и вообще станет доходягой.

- Ага, сегодня вспомнил.

- Хоть вспомнил, уже хорошо. - Беспомощно вздохнул мечник, присаживаясь на скамью у стены.

- Хоть вспомнил, уже хорошо. - Беспомощно вздохнул мечник, присаживаясь на скамью у стены.

- Действительно. - Согласился пострадавший, с удовольствием уплетая  ещё тёплое рагу за обе щёки. О том, что среди не только первокурсников, но и студентов второго года обучения попадаются любящие обмывать косточки их товарища, ребята хранили в тайне. Даже если и так, юноша прекрасно об этом знал.

- За тобой зайти завтра? - Постарался перевести с больной на здоровую владелец крупного щита.

- Как хотите. - Молодой человек старался съесть гостинцы как можно быстрее, сдавалось впечатление, будто у него отнимут пищу в любой момент.

- Тогда жди.

- Кстати сегодня обнародовали результаты задания.

- О как. И на каком мы месте? - Заинтересовался юноша с небольшими синяками под глазами.

- Без понятия.

- Как это?

- Да вот тебя ждём.

- Ага, вместе хотим посмотреть. - Насчёт Сварси Арбус смог сдержаться, дабы не начать по новой.

- Пф. - Ещё больше повеселел не удавшийся стрелок. - Ну тогда обождёте ещё немного, в 10 утра я делаю отсюда ноги.

- Хе-хе, давай-давай.

     Удачно соскочив на подобную ноту, молодые люди ещё немного пообщались и попрощались с Эриолом, вновь оставив того в полном одиночестве. «Надо было попросить их ещё книгу какую-нибудь  принести, почему не догадался?» - сетовал юноша, ожидая обеденную перевязку наряду с некоторыми другими процедурами. Своё каждодневное скучное расписание подросток мог разнообразить только прогулками по узкой так называемой парковой зоне, располагающейся на скудной, в отличие от академии, территории госпиталя. Можно было бы потренироваться, но лечащий врач, во благо молодого воина, строго запретил тому активно использовать пострадавшую конечность как минимум 4-5 дней после выписки, а тренироваться парнику одной рукой инструктор крайне не советовал. «И о дате следующего занятия ничего не известно.» - вздохнул юноша. Как правило о следующем испытании сообщали за два дня. Но, в связи с не стабильностью, вызванную всевозможными факторами, занятия проводятся не равномерно. Не говоря о том, что надсмотрщики - воины со стажем, совершающие вылазки для охоты, имеющие полное право и на собственную личную жизнь, задания каждого года проходят в разные дни. Потому будет совсем не удивительно, если между испытаниями перерыв может составить до двух недель или тебе назначат дату следующего уже через 3-4 дня. Зная о подобной специфике, не опытный «саженец» волновался о нехватке времени для повторения имеющихся навыков. Об их улучшении молодой человек пока лишь только мечтал. «Не отточив основы до автомата, не суйся дальше.» - несколько раз звучало от обучавшего парня. Молодой человек до сих пор неимоверно радовался сдвигу с мёртвой точки в любимой стрельбе. «Я тоже не стою на месте! Горький опыт тоже опыт!».

     Нельзя сказать, что владельцу двух гладиусов от слова совсем не повезло, в конце месяца всем в достаточной мере пострадавшим некий добрый самаритянин, имя которого почему-то решили сохранить в секрете и не выдавать студентам, выплатил маленькую компенсацию. Сумма, конечно, с учётом всевозможных вычетов, а у академии не составило составить список за что именно, вышла совсем уж малюсенькая, тем не менее какая-то копейка в кармане всё же лучше, чем совсем пустой. К моменту получения своих первых денег в Ирбоне, Эриол, как и все остальные первогодки, прошёл второе практическое занятие, где тоже оказался ранен, но не так сильно, как в первый раз и потому, после обеззараживания, перевязки и получения нескольких таблеток по рецепту юношу отпустили. Увидев так называемую малюсенькую компенсацию, у молодого человека не нашлось ничего ответить. «Да тут считай отцовская месячная зарплата. И это совсем маленькая? Что тогда в их понимании мизерная?» - подросток, держа в руках конверт с деньгами, не знал плакать ему или смеяться. Стоя рядом с ответственным за оправку почты в учебном заведении, молодой человек ожидал своей очереди. Не обращая ровным счётом никакого внимания на других трёх, скорей всего пожаловавших сюда с той же целью, что и он, парник представлял себе счастливые лица родителей, когда те получат от своего сына подобную весточку. Хоть в записке он коротко описал «успехи» в академии и выдумал быль про стипендию в практический период, дабы те не волновались, воин молился на подобные выплаты, ведь так сможет помочь своим родным. Квартира, выданная им главой Анвиссала за рождение «саженца» поначалу казалось прекрасной и вполне просторной, однако с годами стала совсем уж маленькой и тесной. Тем не менее его семья по-прежнему ютилась в этих жалких мерах, потихоньку откладывая деньги на что-нибудь намного более просторное. Увы и ах жилая площадь - удовольствие крайне дорогое, потому осуществить давнюю мечту до сих пор не удалось. Теперь же у молодого человека забрезжил свет в конце тоннеля, он мог хоть немного помочь дорогим для сердца людям.



Женя Белая

Отредактировано: 17.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться