Принц и параллельные миры

Размер шрифта: - +

С кем Новый год встретишь…

1 января

Хочешь испортить отношения с девушкой, поцелуй её. Смысл этого выражения дошёл до Эрнана только сейчас. Как всё было замечательно день назад! Не нужно было ни о чём думать, чего-то бояться, всё было естественно, он мог быть собой. А сейчас в каждом слове и жесте читалась неловкость и недоговоренность. Вчерашний поцелуй висел тяжёлым грузом и приятным воспоминанием одновременно. И Эрнан хотел разобраться во всём раз и навсегда ещё за завтраком. Хотел сказать, что не хочет её обижать и причинять боль, поэтому продолжения не будет, ведь она не та девушка, с которой можно завести интрижку, а потом забыть. Но не смог вымолвить и слова. Что-то физически мешало ему открыть рот и начать разговор.

Вероника подозрительно посмотрела на него, после чего вернулась к кофе со сливками. Больше всего её мучил вопрос: что же такого случилось вчера? И что сейчас в голове у иномирца? После вчерашнего поцелуя от его улыбки не осталось и следа, он стал замкнутым и удивительно молчаливым. Словно броню на себя одел. А Вероника не любила людей в броне. В конце концов, что такого страшного случилось вчера? Подумаешь, поцеловались? Новый год, шампанское в голову ударило… Правда, воспоминания о поцелуе грели до сих пор, а действие шампанского давно уже закончилось…

Надо был срочно делать что-то прямо сейчас. Выветрить вчерашнюю ночь из головы, остудить сердце. Что-то, что бы позволило им максимально отвлечься.

- Не хочешь посмотреть на мир, в который ты попал? – с улыбкой предложила Эрнану она и тут же пояснила. – Я на машине. Могу устроить экскурсию по городу.

Эрнан оживился, и сквозь бронь просочилась лёгкая улыбка.

- С удовольствием!

Он и сам подумывал о нечто подобном, но не знал, насколько это будет уместным в первый день Нового года. Да и загружать Веронику, которой завтра снова на работу, не особо хотелось. А так осмотр местных достопримечательностей на морозе – лучший способ проветрить мысли. И перестать думать о поцелуе, который не желал испаряться, а только настойчивее прорывался сквозь другие мысли.

В одиннадцать утра первого января город встретил их ледяным молчанием и абсолютной тишиной. Никаких людей на улицах, за исключением пары человек, идущих после встречи Нового года домой, никаких машин на дорогах, кроме лениво плетущегося общественного транспорта и патрулей ГИБДД, вылавливающих нетрезвых нарушителей. И хоть Вероника ничего не нарушала при вождении, один раз её тормознули, попросили показать права и, поздравив с праздником, отпустили. В городе стояла нереально мёртвая тишина, которая бывает только в первый день Нового года, когда народ дружно отсыпается после гуляний.

А потом им удалось забраться на крышу отеля «Горский», откуда открывался вид на реку, мосты и почти весь центр. У Эрнана перехватило дыхание от такого вида. Усыпанный снегом город лежал перед ним как на ладони.

- Какая красота! – изумлённо произнёс он после минуты молчаливого созерцания.

- Добро пожаловать в Новосибирск!

Следующим в программе был открытый метромост. Перед этим, правда, пришлось объяснять Эрнану, что такое метро. Но дело того стоило. Метромост с «окнами» его впечатлил, и они поехали в Первомайский сквер. Там, напротив Оперного театра, их поджидала главная елка города, а в самом парке выставка снежных скульптур.

- Потрясающе! Я в восторге! – только и смог произнести Эрнан, не спеша передвигаясь от одной скульптуры к другой. Он с любопытством исследователя изучал каждое произведение искусства в парке.

- Такого у вас в Вилтаве тоже нет? – шутливо бросила Вероника.

- Нет, - подтвердил тот, а Вероника посмотрела на часы.

Был уже второй час дня и жутко хотелось есть, а так как экскурсия по городу ещё не закончена, поесть и согреться, а заодно передохнуть она планировала в любимой пиццерии, которая, согласно посту в группе вк, открылась уже в двенадцать. Поэтому, побродив и вдоволь налюбовавшись скульптурами, они поехали греться и обедать.

Пока мороз, голод и холод заставляли быстрее двигаться, было как-то не до мыслей о поцелуях. Но стоило им переступить порог теплой пиццерии, сделать заказ, снять верхнюю одежду и расслабиться, ожидая заказ, как произошедшее вчера вновь надавило с новой силой.

Время ожидания заказа семь – десять минут тянулись неимоверно долго и почти бесконечно благодаря мыслям, которые замедляли и растягивали ожидание, вклиниваясь между микросекундами.

Странно… Эрнан удивился, что мороз и прогулка дали совсем не тот эффект, что он ожидал. И то ли дело в морозе, то ли в резком переходе из тепла в холод, но желать Веронику он стал ещё больше. В груди клокотало и жгло нестерпимым огнём, который требовал выхода, и который Эрнан заковал так крепко, как только смог. Ведь что он за правитель, если не может справиться со своими чувствами. Стоп. Чувствами?

Вероника как-то не рассчитывала, что первым, про что она вспомнит, когда сядет за стол и расслабится, будет вчерашний поцелуй. Свежий воздух действительно прочистил мозги, но не в том направлении, в котором хотелось бы. Ведь сейчас она со всей отчётливостью осознала, что ей понравилось. И что она не против. И что хотелось бы повторить. Удивительно, ведь до этого момента она не воспринимала Эрнана как мужчину и возможный романтический интерес. Сначала просто потерявшийся иностранец, потом хороший друг или … не друг? Она была сама собой с ним именно потому, что не думала о чём-то большем. Надеялась, что она исчезнет из его жизни и их короткая встреча ничем не закончится. Поэтому можно ничего не стесняться. Тогда какой момент она проморгала в своём восприятии Эрнана, раз сейчас видит в нём мужчину? Раз так страстно отвечала на его поцелуй вчера?



Галина Штолле

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться