Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава первая. Здравствуйте, я ваш куратор!

Лия

Я удобно устроилась в кресле напротив стола ректора Вильерской Академии Тайных Талантов, единственного высшего магического учебного заведения в этой богами покинутой стране. Сидела и наблюдала за лысеющим полненьким мужчиной с тонким браслетиком на левой руке. Как я уже успела заметить, у всех магов в Вильере имелись подобные.

Эти штучки были как личные соглядатаи над каждым магически одарённым. Стоит юному магу войти в силу, как ему цепляют эту гадость, которая улавливает любые магические колебания, контролирует, следит, не даёт нарушить законы, установленные местным органом управления, Советом.

Я едва не передёрнула плечами, благодаря всех богов за то, что они позволили мне родиться не в этой антимагической стране, где за малейшее нарушение законов магами тех казнили или ссылали в Даранг, место, откуда не возвращались. Место, которым пугали детишек в странах Союза Правых.

Меня тоже пугали им в детстве, когда я не хотела ложиться спать или капризничала. Кто ж знал, что когда-нибудь я окажусь в стране, где и находилось это проклятое место и активно использовалось правительством против магов. Бррр.

– Итак, госпожа Эзел, – заговорил ректор Нарски, – я безмерно рад, что вы приняли наше приглашение и будете преподавать историю Ахаэльской Империи и Союза Правых. Нашим студентам необходимы эти предметы, если мы хотим вступить в Союз.

– Конечно, именно поэтому я здесь, господин Нарски, – я вежливо улыбнулась, – и безмерно счастлива, что вы выбрали на эту роль меня. Я не подведу вас, а ваши студенты не уронят себя, когда Вильера войдёт в Союз Правых.

– Безусловно, – толстячок как-то подозрительно радостно и широко улыбнулся, и я почувствовала какой-то подвох, – и раз уж вы единственная представительница Союза в нашей академии и уже имеете опыт вхождения антимагической страны в союз сверхмагических государств, то вы, конечно же, не откажетесь стать куратором для нашей группы выпускников боевого факультета, которые войдут в команду на Турнире Правых под флагом Вильеры.

– Что? – на секунду я потеряла самообладание, – но мы так не договаривались! Я теоретик, заслуженный профессор истории! Как я могу стать куратором боевых магов? Тем более, наставлять их в подготовке к турниру?

– Вот именно, милая Корнелия, – господин Нарски безбожно подлил в голос сиропу, – вы женщина, значит, сумеете найти подход к нашим мальчикам. И кто как не профессор истории знает, что и как было, какие ошибки допускали проигравшие, как выступали победители? Кому как не вам это знать? К тому же, ваш бывший муж был в составе команды Корбии, когда ваша страна вошла в Союз.

– Господин Нарски! Я уважаемая женщина, известный профессор! – возмутилась я, отлично играя оскорблённую в лучших чувствах, – почему я должна заниматься тем, что должны делать ваши специалисты по боевой магии?

– Потому что мы хотим триумфально войти в Союз, госпожа Эзел, – грустно вздохнул ректор, пряча от меня бегающий взгляд, – хотите, мы назначим вам надбавку к зарплате? Двойную ставку?

– Вы думаете, меня волнуют деньги? По-вашему, мне не хватает на шляпки и заколки? – я презрительно сморщилась, мысленно уже просчитывая варианты того, что могу попросить взамен.

– Что вы, что вы, госпожа Эзел! – он тут же замахал руками, – любой труд должен быть оплачен. Но если вас не интересует надбавка к зарплате, то… Чего вы хотите?

– Увы, моё здоровье, – я грустно возвела очи к потолку, – мне нельзя много волноваться и перетруждаться. Мне жаль, я не смогу помочь. Территория академии слишком большая, я очень утомлюсь после лекций ходить ещё куда-то и заниматься с мальчиками дополнительно. Я просто не потяну такую нагрузку.

– Ох, госпожа Эзел, – сочувственно проговорил ректор, – а если я настрою на вас чары академии, и вы сможете пользоваться порталами? При поддержке внутреннего источника под зданием, это почти не отнимет у вас сил.

Я с сомнением посмотрела на мужчину напротив, якобы раздумывая. Но нечего тут было раздумывать! Согласна, тысячу раз согласна! Иначе из-за этих высоченных каблуков я буду просто умирать под конец дня, если не навернусь на какой-нибудь лестнице раньше.

– Но всё равно, я не такой сильный маг, теоретик, как я могу помочь вашим ребятам? – для профилактики усомнилась в последний раз, прежде чем сказать своё неуверенное «да».

– Вы справитесь, госпожа Эзел! – вдохновенно подбодрил меня ректор.

– Хорошо, – с тяжёлым вздохом «сдалась» я, – вы меня уговорили.

– Тогда позвольте показать наших с вами ребят! – господин Нарски бодро подскочил с места и галантно подал мне руку.

Я аккуратно вложила свою сухую ладошку в его и поднялась, тут же на полторы головы возвысившись над мужчинкой и получив прекрасный обзор на его проклёвывающуюся лысинку. Справедливости ради отмечу, что расстояние между нами это заслуга не столько моих туфлей на таком высоченном каблуке, что даже мне порою страшно их надевать, сколько невысокого коренастого ректора.

Господин Нарски создал воронку портала, ещё немного над ней поколдовал и предложил мне первой войти внутрь. Я оправила полы темно-синего строго пиджака и смело шагнула в светящийся вихрь, чтобы в следующую секунду выйти в другой комнате. Ну как комнате? В какой-то подсобке.

Я отошла от портала и огляделась. Мы вышли в закутке с инвентарём и пыльным зеркалом на стене, только одинокая лампочка освещала помещение. Я коротко глянула на своё отражение. Темноволосая какая-то вся сухая, длинная словно жердь женщина лет сорока пяти, но отчаянно молодящаяся.

Острые черты лица, нервные пальцы, слегка болезненная худоба – всё это могло бы сложить довольно несимпатичный женский образ, но всё неприятное впечатление меняли глаза – неожиданно красивые, серые. И они сразу придавали облику женщины очарования, живости.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться