Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

3.5. Вы сумасшедшая, Эзел!

Полетели дни, я читала лекции по истории, мы время от времени ставили сценки, чтобы закрепить материал, но теперь я разумно предпочитала скидывать туфли и по-прежнему становиться на стол, чтобы быть выше всех. Даже попробовала такую практику в других группах. И, о чудо, кажется, студенты приняли меня как преподавателя, даже лекции никто ни разу больше не пропустил!

Зейн рыл носом землю и не появлялся рядом, только отчитывался о результатах поисков каждый день, поэтому мы виделись крайне редко. Заварски и его товарищи возненавидели меня лютой ненавистью, при любом удобном случае стараясь задеть, особенно не давали им покоя преподавательские лавры профессора Эзел и её стиль одежды. Но самое весёлое началось, когда кто-то из моих студентов проболтался о том, как теперь проходят наши занятия.

– Вы сумасшедшая, Эзел! – проскрипел Заварски, – как вас допустили к преподаванию? Господин Нарски, эту женщину надо немедленно уволить! Мы просто не имеем права позволить ей преподавать нашим выпускникам!

– Господин Заварски, – укоризненно посмотрел на него ректор, – госпожа Эзел великолепный специалист, к тому же сейчас мы не можем себе позволить найти нового преподавателя.

Я мысленно хмыкнула. Конечно не можете. Ведь козёл отпущения, в нашем случае, коза, должна быть иностранкой. Да и десятку выпускников всё равно, судя по всему, собирались пустить в расход после провала на Турнире, а остальные группы будут необходимыми жертвами моего образования. И все сидящие за преподавательским столом это понимали. А Заварски просто забылся, так сильно было его негодование.

Старикан со звоном захлопнул рот, вспомнив о реальном положении дел. А меня прямо демоническое зло взяло. Профессоры поникли, замолчали, ректор и вовсе взгляд отвёл. Во мне забурлил яд злости на этих жалких трусов. Да, я не могла их винить, ибо не жила всю жизнь в этой стране и надолго не задержусь, но всё же… Они всё знают, но ведут себя так, будто ничего и нет.

А ребята даже и не подозревают, что их ждёт. Может быть, кто-то догадывается, но это не отменяет того, что из них просто сделали овец на убой. И самое мерзкое, что я вряд ли что-то могу сделать. Даже если научу их настоящей боевой магии за эти несколько месяцев до Турнира. Но при всём желании они не смогут победить тех, кто всю сознательную жизнь обучался магии и развивал её на максимум.

– Если вы сомневаетесь в моих преподавательских навыках, то приглашаю вас к себе на открытый урок, – я поднялась из-за стола, надменно вздёрнув острый подбородок, – и вы проверите уровень моего профессионализма.

– Отличная идея! – тут же живо поддержала меня Лузовски, зорким глазом заприметив, как её «друг для споров» скис от моего предложения, – мы все придём, правда, Заварски? Вы ведь не будете отрываться от коллектива?

– Правда, – скрипнул зубами поверженный ворчун, и мы с Лузовски обменялись победными улыбками.

 

Я вздохнула, выныривая из недавнего воспоминания, и снова уткнулась в книгу по истории Вильеры. Хочешь понять врага – думай, как он. А для этого надо изучить его менталитет, его прошлое. Я читала про историю антимагического государства с интересом, чьи-то пометки на полях помогали проникнуться всем происходящим и понять.

Сначала Вильера, как и все остальные страны была магической, одарённые были свободны в своих действиях, как и простые люди. Но потом началась эпоха ядовитого камня. Больше всего шахт нашли на территории тогдашней Вильеры, в других странах их было меньше.

Простые люди нашли идеальное оружие против произвола одарённых. В этом учебнике всё было представлено так, будто магия – это зло, а одарённые ею люди – порождения демонов, одержимые своей силой. И ядовитый камень стал спасением, которое помогло магам не сходить с ума, а людям спать спокойно.

Когда я читала всё это, я морщилась от извращённого мышления вильерцев. Из истории Ахаэлии я помнила, что Союз Правых был создан, чтобы бороться с ядовитым камнем, который позже прозвали дарангским. Страны раскололись на магические и антимагические. Но многие рано или поздно понимали весь вред ядовитого камня, и начали присоединяться к Союзу.

Самой последней к Союзу присоединилась Корбия, некогда верная подруга Вильеры. Все шахты ядовитого камня были уничтожены, даже на территории Вильеры, когда был период Оттепели – несколько сотен лет назад уже была предпринята попытка примирения Вильеры и Ахаэлии, но умер король и власть в свои руки взял Совет, который изначально состоял из тринадцати самых влиятельных аристократических домов.

Совет назвали Советом Тринадцати, так его называют и сейчас, хотя одна семья выродилась двести лет назад. С появлением Совета упразднили и аристократию. Все стали равны, хотя, конечно же, члены семей Совета были «равнее».

Магов начали преследовать, запрещать показывать силу перед простыми людьми, особо непримиримых ссылали в Даранг, где осталась единственная шахта с ядовитым камнем во всём мире. В общем, Союз закрыл Вильеру от внешнего мира барьером, изолировав и фанатиков из Совета, и проклятый дарангский камень, которого маги боялись больше всего на свете.

Я снова передёрнула плечами и мазнула по едкому комментарию на полях: «Для простых людей они дарангский камень использовали, какие благородные!». Я усмехнулась и закрыла книжку, не забыв заложить ленту, выполняющую роль закладки. Бросила взгляд на часы и поднялась. Так, а теперь пора утереть нос этим маразматикам. Покажу я им методы Лии, во век не забудут!



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться