Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

5.2. Я совершенно серьёзен в отношении вас

– Госпожа Эзел, – с придыханием проговорил ректор за обедом, отодвигая мне стул рядом с собой, – садитесь ко мне.

– Спасибо, господин Нарски, – я растянула губы в сухой улыбке, – но мне комфортнее на своём обычном месте.

– Нет, госпожа, вы должны сесть со мной, – мужчинка настойчиво подтолкнул меня в сторону стула, – я должен поговорить с вами о вашей группе.

– Нарски, – проскрипела Лузовски, наблюдавшая за всем с первого ряда, так сказать, – отстаньте от профессора, дайте хоть пообедать без разговоров о работе.

– Не лезь не в своё дело, женщина! – взбеленился подошедший Заварски, – если Эзел пришла сюда работать, пусть работает!

– Ах ты старый завистливый хрыч! – хлопнула сухой ладошкой Лузовски и гневно сверкнула глазами, – сам женился на работе, так других не заставляй.

– Да я тебе покажу, наглая ведьма! – заорал старичок, закатывая рукава рубашки.

Единственная, кроме меня, женщина-преподаватель в этой академии подскочила на ноги, схватила со стола котлету и запустила в своего соперника. Заварски не успел увернуться, и хорошо прожаренный кусок фарша влетел ему прямо в раскрытый в гневе рот.

Он закашлялся, что-то булькнул и резко опустился на стул, под ошарашенные взгляды тех из преподавателей, которые как раз успели оказаться на втором ярусе столовой. Воинственная госпожа профессор замерла, раскрыв рот от удивления, а Заварски отчего-то начал просто жевать, да ещё и неприлично чавкать. И не проявлял никаких признаков агрессии!

– Вы в порядке? – осторожно спросил Нарски, продолжая сжимать пухленькими пальчиками спинку стула.

– Вкусная котлета, зря кинула, транжира, – прочавкал он Лузовски, – рот захлопни, своей котлетой не поделюсь.

– А… – выдавила женщина, а я еле подавила смешок.

– В этот раз победа за вами, господин Заварски! – раздался весёлый голос Ратовски, – блестящая партия. Я восхищён!

– Ты-ы-ы!.. – взвыла Лузовски и села на место.

Она наколола на вилку овощи, да так, будто прокалывала глаза Заварски, и отправила в рот, остервенело двигая челюстями. На секундочку мне даже стало страшно за старого ворчуна. А господин Нарски, воспользовавшись моей отвлечённостью, ловко усадил меня рядом со своим местом и пододвинул стул ближе к столу, чтобы я точно не вздумала сбежать.

– Итак! – я поджала губы в стиле Эзел и остро посмотрела на расплывшегося в улыбке ректора, – что вы хотели мне сказать так срочно, что это не могло подождать окончания обеда, господин Нарски?

– Корнелия, мне кажется, нам с вами уже давно пора перейти на более близкий уровень общения, – горячо зашептал колобок, склонившись к самому моему уху.

– Чего?! – я закашлялась, подавившись кусочком котлеты. Кстати, Заварски не соврал, повара сегодня расстарались.

– Аккуратнее, дорогая, – пухлая ладошка похлопала меня по спине, – я совершенно серьёзен в отношении вас, милая Корнелия.

Я опять закашлялась, на этот раз подавившись воздухом. Подождите-ка, он намекает на… Он что, хочет со мной закрутить?! Я ошарашенно уставилась ректору в лицо, хотелось найти хоть намёк на недопонимание, на какую-нибудь шутку. Но нет, ректор действительно был серьёзен и ждал моего ответа.

– Я могу подумать? – ответила осторожно, отложив столовые приборы. Я еле сдерживала нервный смех.

– Конечно-конечно, дорогая Корнелия, – Нарски расплылся в довольной улыбке, а я промокнула губы салфеткой, чтобы спрятать кривую гримасу.

Любая другая после подобных заявлений поспешила бы сбежать прочь из-под очей ректора, но я была умнее и наглее, поэтому продолжила обед. Из-за внезапно вспыхнувших чувств главы академии ходить голодной до ужина мне совсем не улыбалось. Но и оставаться рядом под улыбочки и благосклонные взгляды Нарски не хотелось.

Поэтому я по-быстрому умяла свою порцию и провалилась в портал, едва вышла из-за стола. Сначала появилась в своих покоях, подхватила книгу по истории Вильеры, а потом перенеслась в библиотеку. Я хотела попытать библиотекаря на предмет предыдущего держателя этой книги.

Я должна найти этого человека и попросить дописать заметки, без которых материал шёл со скрипом. Потому что с каждой следующей страницей мне хотелось пробить лбом стол. Совет Вильеры так извратил историю, подменил мораль. И мне просто-напросто было до жути противно читать о том, какие же моя любимая Ахаэлия и Редверги порождения демонов.

– Господин Ждански, ну скажите, кто брал книгу прямо передо мной, – я молитвенно сложила ладошки.

– Простите, профессор Эзел, не могу, – мотал головой почтенный старичок, подтверждая мою теорию о том, что именно последний держатель томика оставил мне заметки, – я обещал молчать.

– Ну хотя бы намекните! – я расстроенно сжала руки в кулаки, – он нужен мне, пожалуйста.

– Профессор… – начал библиотекарь, но потом тяжело вздохнул и переплёл узловатые пальцы, – хорошо, только намекну. Сейчас этот человек в библиотеке.

– Спасибо! – тут же просветлела я, прижала учебник к груди и устремилась на поиски.

Библиотека была довольно большая, я могла бы с лёгкостью разминуться с моим неизвестным благодетелем, но отчего-то была уверена, что не упущу его. Меня вело внутреннее чутьё или связь с этим человеком, незаметно возникшая, когда я читала его пометки на полях книги, не знаю. Но я шла вперёд, где-то поворачивала, поднималась по лесенкам, пока не пришла в одну из дальних секций.

Надпись над первым её стеллажом гласила «Картография и регионоведение». Уж не знаю, почему эти два предмета слили в одну секцию и поместили так далеко. Но Мелвин сказал, что именно здесь находится вход в тайную секцию. Я пошла по образовавшимся между стеллажами узким проходам. Эта секция разительно отличалась от всех предыдущих. Маленькая, тёмная, заброшенная.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться