Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

5.4. Я хотел, как лучше (а получилось, как всегда)

Лия

Зейн хохотал уже минут пять, а я почти проиграла желанию запустить в него чем-то тяжёлым. Мы как раз обсуждали наши рабочие планы, когда я упомянула о том, что ректор Нарски сделал Эзел недвусмысленное предложение.

– Если за тобой приударит ещё и Заварски, я не выдержу такой конкуренции, – он утёр скупую мужскую слезу.

– Окстись, ты и так выбыл из этой гонки, – проворчала я, рассматривая свой педикюр на сложенных на столе ногах.

– И никаких шансов вернуться, детка? – он поиграл бровями, наклонился к моему лицу, призывно улыбаясь.

– Твои очки ушли далеко в минус, Мелвин, – всё так же неприветливо отвечала я, – так что перестань строить глазки, ты меня больше не интересуешь.

– Ты такая жестокая, никогда не прощаешь, – он выпрямился и обиженно поджал губы, – каждый может оступиться.

– Типа, ударили по левой щеке, подставь правую? – я выгнула бровь.

– Типа да, детка, – передразнил напарник.

– Скажи «спасибо», что я вообще с тобой общаюсь, – я хмыкнула, откинувшись на спинку кресла и прикрыв глаза, – по правде, мне вообще стоило испортить тебе всю жизнь, чтобы ты до конца своих дней вспоминал меня и горько плакал о своей ошибке. Так что я очень милосердная, что ни говори.

– С дубу рухнуть, какое милосердие, – буркнул Зейн, – хочешь, я встану на колени и буду умолять о прощении?

– Мелвин, вот скажи честно, зачем тебе это всё? – я приоткрыла один глаз, чтобы посмотреть ему в лицо, – я думала, ты уже для себя всё решил.

– Лия, я ведь не думал, что ты так отреагируешь, – серьёзно ответил он и присел рядом на корточки, взял за руку, заглядывая в глаза.

По такому поводу я даже второй открыла, чтобы лучше видеть и слышать то, что бывший сейчас хотел сказать. Похоже, это было действительно важно. Нам уже давно следовало всё прояснить окончательно.

– Я хотел, как лучше для нас, для тебя как лучше, – проговорил он, а я чуть не рассмеялась.

– Мелвин, у тебя странные понятия «как лучше», – я хмыкнула, в душе даже ничего не шевельнулось, всё было уничтожено под лавиной моих злости и гордости несколько месяцев назад, – ты хотел, как лучше для себя и своей подружки.

– Мы с Эль друзья детства, Лия, – он крепче сжал мою ладонь, – и она целых пять лет шла к той должности, а ты достигла её всего за пару лет. Для тебя бы не составило сложности получить её через годик или два. Ты ведь сама говорила, что не гонишься за высоким положением.

– Допустим, – прохладно ответила я, – а себя ты чем оправдаешь?

– Лия, – он явно не хотел продолжать разговор, но когда-нибудь мы должны были поговорить об этом и расставить все точки над «ё».

– Говори, Зейн, ты ведь сам начал этот разговор. Я готова услышать всё, что ты мне скажешь, – подтолкнула его и добавила, – если ты хочешь моего прощения, конечно. Второго шанса не будет, детка.

– Жестокая, – он проглотил моё язвительное «детка», – Лия, пойми, я не хотел, чтобы ты подвергала себя опасности. Только поэтому я подал рапорт о замене напарника.

– А теперь послушай меня, Зейн Мелвин, – я вырвала ладонь из его пальцев и опустила ноги на пол, – ты унизил меня перед всей Тайной службой, отказавшись от меня. Унизил вдвойне, потому что твой рапорт приняли к рассмотрению ровно в день, когда моё место заняла Эль. Ты подло пошёл в обход меня, действовал за моей спиной, лишив места, которое я действительно хотела получить. Я ничего не забыла? И после этого ты говоришь, что хотел, как лучше для меня, что заботился обо мне?

Я коротко, но зло рассмеялась, глядя прямо ему в глаза, желая одним взглядом передать всё то, что тогда испытала по его вине. Ведь по Тайной службе ходили слухи о нашем романе, но всё вышло так, будто вместо меня повысили его подругу, и в тот же день Мелвин бросил свою девушку-неудачницу, потому что она теперь была абсолютно бесполезна для его карьеры. А ведь была такой перспективной.

– Я просила тебя о том, чтобы ты оберегал меня как тепличное растение? – я сжала пальцами подлокотники кресла, – я хоть раз дала повод усомниться в том, что я могу за себя постоять?

– Лия... – он попытался вклиниться в мой монолог, но я резко его перебила.

– Зейн! – он замолчал, и я перевела дыхание, чтобы продолжить, – и скажи мне, я похожа на бесхребетную размазню, готовую простить любую подлость? Я верила тебе, понимаешь?

И это был решающий гвоздь в его гроб. Плечи бывшего парня опустились. Я верила ему, но больше не верю. Он предал меня и моё доверие. И наконец понял, что такого я не прощаю, что это конец, большая жирная точка наших отношений, которой не суждено стать троеточием или запятой.

– Лия, ты сможешь когда-нибудь простить меня? – он опустил голову, – просто простить. И я прошу тебя доверять мне хотя бы как профессионалу. Потому что сейчас я снова твой напарник, и помогу тебе во всём.

– Как профессионалу я тебе верю и даже могу доверить свою жизнь, – я кивнула и посмотрела в сторону, – ты можешь идти.

– Лия, – он поднялся, – ты из-за этого согласилась на задание в Вильере?

– Мне же нужно было как-то очистить свою репутацию, – я по-прежнему на него не смотрела, этот разговор всё-таки всколыхнул отголоски тех эмоций, – и после этой миссии мне обещали мою несостоявшуюся по твоей вине должность, Мелвин. Всё, топай, не хочу тебя сегодня видеть. Завтра начнём с чистого листа, напарник.

– Спасибо, – донёсся шёпот до моих ушей, и я осталась одна в кабинете, чтобы снова окунуться в прошлое и наконец отпустить его. Теперь мне стало намного легче.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться