Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

6.6. На правду не обижаются!

И начали. Я намеренно села рядом с Робертом, хотя ректор всеми силами намекал, что хочет видеть меня на соседнем с ним стуле. Мой новый друг был обходителен, ухаживал за мной и постоянно шутил. Я улыбалась в ответ и была так же очаровательна. Насколько вообще может быть очаровательна Корнелия Эзел.

Ректор сидел недовольным колобком и агрессивно жевал, Лузовски смотрела на нас с Ратовски покровительственным взглядом матери, а вот Заварски явно мечтал запустить в меня чем-нибудь тяжёлым и острым. Новые слухи успели дойти до его ушей. Как я и думала, Лузовски не упустила возможности отомстить этому сморчку.

После ужина господин Нарски попытался меня перехватить, но я сослалась на усталость и быстро перенеслась к себе, напоследок послав Роберту обворожительную улыбку. Главное, было не перестараться с усилиями, а то ведь Нарски может плюнуть на всё и озлобиться. И тогда хрен мне, а не дополнительная информация.

Поэтому на следующий день я переместилась под бок к ректору, мило с ним щебетала, делая вид, что не замечаю, какими жаркими взглядами он меня опаляет. А потом опять села к Роберту. И снова к Нарски, продолжая усиленно тянуть уголки губ в улыбке, внутренне мечтая врезать главе академии.

Несколько раз мы с Ратовски прогуливались по коридорам академии, о чём-то смеялись, говорили о каких-то глупостях. Конечно, я не обольщалась на его счёт. Не верила, что им двигало желание просто подружиться. Наверняка ему просто нужно было подобраться ко мне поближе и втереться в доверие, не больше. Но понимание этого не мешало мне весело смеяться над его искромётными шутками.

Жизнь, вроде как, начинала снова входить в ровную колею. Лекции, дополнительные занятия с Хорхе, тренировки с лосиками. Только Зейн продолжал цедить слова, отчитываясь о проделанной работе за день, да Фаворски глядели на меня хмуро.

А я… я ничего с ними не делала. Ни с Зейном, который во мне явно разочаровался, ни с братьями. Если первому я просто давала время остыть, то вторым… Я всё ещё на них жутко злилась, даже не верилось, что им удалось меня так задеть. А потом я с ужасом узнала, что не стоило мне игнорировать Фаворски. Ох и не стоило…

 

Марс

Лию как подменили. Непрошибаемая стена ледяного спокойствия. Даже я не мог похвастаться столь завидным безразличием. Но я решил дать ей время, чтобы остыла, а потом уже лезть с извинениями. И с неудовольствием отмечал, что мне не нравится, когда она делает вид, что меня не существует. Не после всего того, что между нами было.

Тогда, на том демоновом занятии, я вдруг понял, что эта худая, какая-то вся угловатая и длинная женщина с острыми чертами лица и красивыми серыми глазами стала мне не безразлична. Как женщина или просто как человек, я понять не мог. Но мне нравилось находиться рядом с ней, от неё исходили волны тепла и спокойствия, её хотелось спрятать и никому не отдавать.

Я покосился на хмурую морду Лейса за партой через проход от меня. Он неотрывно сверлил взглядом невозмутимую Лию, и был непривычно молчаливым. С того занятия он ещё ни разу не выкинул какую-то дичь. Неужели тоже чувствовал вину перед профессором? Или?..

Кулаки на парте непроизвольно сжались, до побеления костяшек. Нет уж, никаких «или»! Плевать, что он там чувствует и думает, я не позволю ему даже приблизиться к ней. Пообещал себе, и уже к концу занятия слово не сдержал, когда вместе с ним решил сделать попытку извиниться, провальную, как и ожидалось. И почему я вообще позволил ему остаться?

– Вот стерва! – со злостью выплюнул он, когда Лия скрылась в портале.

– Она имеет полное право злиться, – мрачно сказал я, предупреждающе посмотрев на Лейса.

– На правду не обижаются, – осклабился он.

– То-то ты бесишься, когда я называю тебя больным уродом, – мстительно отпустил шпильку и пошёл на выход.

Собственно, и дверь мы закрывали не для того, чтобы задержать Корнелию, ведь всем известно, что из-за своих ходулей, по недоразумению названных туфлями, она предпочитает порталы. Просто, чтобы никто снаружи не вошёл. И сейчас это сыграло со мной злую шутку.

Мне пришлось помедлить, открывая путь на свободу, и этого времени хватило, чтобы Лейс рыжим торнадо набросился на меня сзади. И мы снова подрались, и ещё раз, и ещё. И несколько дней после мы постоянно сцеплялись, но Лие было плевать. Она просто прохладно просила наших одногруппников разнять «этих», то есть нас. Она даже никак нас не называла, ограничившись только местоимением.

Злость вперемешку с колотым льдом пульсировала по моим венам, мне в равной степени хотелось убить Лейса и заставить Корнелию выбраться из этой скорлупы. Но второго я сделать не мог, поэтому довольствовался первым. Ещё и расспросы одногруппников не придавали моему состоянию дружелюбия.

А потом я увидел, как она гуляла с профессором Ратовски и весело хохотала над его шутками, будто и не она недавно вышла с нашей лекции, обжигая безразличием. И последней каплей моего взведённого состояния стал вовсе не Лейс, как можно было подумать. А Хорхе Флетски, с задумчивым видом вышедший из её кабинета.

– Фаворски? – он заметил меня, только тогда, когда чуть не врезался, – к профессору? Лучше не стоит, она устала.

И столько неподдельной теплоты и заботы было в его голосе, что мне захотелось его убить, даже больше, чем моего сумасшедшего брата. Пожалуй, я только сейчас понял, каково это, когда ты не можешь себя контролировать и готов вот-вот взорваться от силы, свирепо гудящей внутри. Или бесхитростно набить морду взбесившему меня человеку. Как и поступал Лейс, сбрасывая градус своего напряжения.

А я-то думал, что он просто неуравновешенный псих, раз бросается на людей. А тут оказывается, что он просто пытался контролировать свой дар. Я сжал кулаки, пытаясь силой воли подавить ледяную бурю внутри. Браслет очень сильно впился в кожу, ещё немного, и меня скрутит магической ловушкой, не давая выпустить энергию, заставляя задыхаться от собственной мощи.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться