Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

8.4. И что это значит?

Марс

Я был в смятении. Я был в полном шоке от всего произошедшего. Такое невозможно переварить за один день. Сначала я чуть не убил женщину, к которой явно что-то испытывал, потом она превратилась в прекрасную нимфу и ожила. А потом заявила, что работает на тайную службу Ахаэлии и заберёт нас с собой в Империю.

Боже, совершенно невозможная женщина! Абсурд, полнейший бред. Воспринять всё трезво и адекватно было невозможно, потому что все эмоции перебивал страх. Даже больше похожий на дикий ужас от того, что мы с Лейсом могли убить Лию. А её заявление…

Ярость, застилающая глаза, злость, неверие, непонимание. Неужели мы для неё лишь игрушки в политической игре? Просто работа? Я испытал такое леденящее душу и сердце разочарование, что сам испугался своих эмоций и предпочёл больше не смотреть на Лию. Ни в её новом облике, ни в старом.

Я решил её избегать. Мне казалось, что если я увижу её вновь в ближайшие дни, то этот холод завладеет мной, и я не смогу из него вырваться. Ледяные оковы ярости на Лию сжимали в тиски, не давая нормально спать. Я будто задыхался во сне.

И это злило до безумия. Потому что я понимал, это всё из-за Лии. Точнее из-за того, что она не рядом. Не физически, а по ощущениям. Словно её успокаивающая целительная аура больше не укрывала меня одеялом, как тогда, когда я уснул в библиотеке на её коленях. Ведь с тех пор я чувствовал, что она рядом.

Демоны! Я взлохматил волосы и захлопнул книгу. Всё равно из-за своих мыслей я ничего так и не прочитал. Сейчас шла пара Лии, и я сидел в библиотеке и думал о ней ещё больше, чем вчера вечером и утром. Не могу понять, как себя с ней вести, как относиться. Как к шпионке Союза, втёршейся в доверие, хладнокровной и расчётливой? Или она была искренна?

В очередной раз помянул демонов и поставил книгу на полку. Всё равно не могу ни о чём думать, кроме Лии. На языке горчило. Неужели она совсем не такая, какой себя выдавала? И мы с Лейсом для неё лишь ценные приобретения для Союза? Настолько ценные, что она не побоялась кинуться между нами?

Но как бы то ни было, я всё равно не поеду с ней. Сейчас, когда появилась реальная возможность вырваться из Вильеры, я почувствовал себя настоящим котом. Дверь закрыта – и тянет на выход, вот дверь распахнута – и я не хочу уходить. Но я не знаю мотивов котов и кошек, зато теперь понял свои.

Я не могу сбежать как крыса с тонущего корабля, не смогу жить там, за границей, зная, что здесь страдают сотни магов, что даже не одарённые люди угнетены властью Совета. Я не смогу радоваться жизни, зная всё это. И я не смогу спокойно строить свою судьбу, зная, что мои родители остались в этом демоническом котле.

Нет, я точно не уеду вместе с Лией. Как бы мне ни хотелось. Я раздражённо поморщился и решил прогуляться по библиотеке. Библиотекарь по старой дружбе разрешил спрятаться в его владениях во время пары. И обычно пустынное помещение было ещё более пустым. Здесь не было никого. Только я, библиотекарь и тишина. Красота.

Коснулся пальцами корешков книг и пошёл вперёд, проводя по ним ладонью. Это успокаивало. Я прикрыл глаза, следуя вперёд. Стеллажи ненадолго прерывались, и начиналась новая дорожка по корешкам. Это было сродни медитации, я делал так с самого детства.

Вдруг пальцы почувствовали тепло. Я замер и открыл глаза, глядя на корешок книги, которой касался. Эразм Ремер? С интересом вытянул книжку и взглянул на тёмную обложку с серебристыми узорами. Поэтический сборник.

От книги исходило приятное тепло. Я с любопытством открыл первую попавшуюся страницу где-то в середине, параллельно перебирая в голове воспоминания. Эразм Ремер. Он не в ходил в программу нашего обучения, но я что-то читал о нём. Кажется, он жил на территории Вильеры до эпохи барьера, а потом переехал в Империю, когда здесь начались гонения на одарённых.

Я опустил взгляд на открытую страницу. Там в самой середине правого листа находилось одно единственное четверостишие, на левом же листе красовались какие-то завитки.

 

«Зачем бежать от того, к чему тянет?
Останься, путник, с королевой вод,
Окуни разум в памяти водоворот,
И откроется тебя истина минувших лет…»

 

– И что это значит? – спросил сам у себя и ещё раз перечитал четверостишие.

Закрыл книгу, ещё раз наугад открыл страницу, и снова попал на ту же самую, с четверостишием. И ещё раз. И снова. На соседнем листе не было ничего, кроме каких-то абстрактных завитушек. Взгляд сместился, и краем глаза я уловил совсем другое изображение. Пламя в ладони.

Я тут же захлопнул демонову книжку и поставил на место. Даже думать не хочу, что всё это значит. Посмотрел на часы. Ага, сейчас закончится пара Лии, а следующая у сморчка Заварски. Вот его лекции лучше не пропускать, а то со свету сживёт.

Возле нужного кабинета столкнулся с подпирающим стену Лейсом. Традиционно обменялись ненавидящими взглядами и отвернулись друг от друга, этой ненависти не ощущая. Я вообще ничего не чувствовал, мыл измотан и зациклен только на Лие. И судя по моим ощущениям, Лейс недалеко ушёл от меня в этом плане.

Завизжал звонок, возвещающий конец пары, и из кабинета хлынул поток парней, среди которых затесалась всего одна студентка. Девушки-маги у нас редкость, тем более достаточно сильные, чтобы развивать их дар и обучать в академии.

– Хей, Марс, – Патрик налетел на меня вихрем, – Лейс.

– У нас послание от профессора Корнелии, – хмыкнул Гас, хлопнув моего братца по плечу, и получил от него испепеляющий взгляд. Правда, не впечатлился.

 

В честь дня рождения автора две проды) 



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться