Профессор в осаде. Книга 1

Размер шрифта: - +

12.2. Сколько цветёт роза?

– Не помешал? – спросил Роберт.

– Нет, просто не ожидала тебя увидеть сейчас, – я задумчиво покачала головой, – мы же договаривались после пар?

– Да, просто я отпустил студентов с пары пораньше и решил прийти к тебе. У тебя как раз окно, – он извиняюще улыбнулся, – мне очень интересно, что ты хотела мне сказать.

– Ах, это, – я сузила глаза, – просто хотела сказать кое-что.

Я поднялась с места и босиком, не стесняясь мужчины, прошла к окну, выходящему на внутренний двор. Солнышко выглядывало из-за облаков, кустики и травка продолжали зеленеть, и в целом создавалось ощущение, что сейчас конец лета. А ведь скоро уже зима.

– Скажи, Роберт, сколько цветёт роза? – я обернулась, чтобы видеть его лицо.

– Однажды и навсегда, – без запинки ответил он, а потом добавил, – по крайней мере так слагают поэты. Увы, Корнелия, я не садовод.

Он тонко улыбнулся, я ответила ему тем же. Мы ничего друг другу не сказали, но оба всё прекрасно поняли. Дело в том, что мой невинный вопрос – что-то вроде шифра, а ответ Роберта «Однажды и навсегда» – кодовый ответ. Любой нормальный человек, не посвящённый в тайный смысл ответил либо по существу, либо скажет, что не знает.

На деле же роза – это символ власти Редвергов. Однажды она зацвела, впитав силу Источника Ахайской равнины, и навсегда осталась в цветении. По крайней мере, хочется очень надеяться на это «навсегда». Или хотя бы верить в «очень долго».

– Ах, как жаль, – продолжила я разговор, – я вдруг неожиданно вспомнила, как красивы эти цветы. Думала, может, в Вильере они цветут дольше. Или два раза. Здесь удивительный климат.

– Ты позвала меня, чтобы поговорить о цветах, Корнелия? – мужчина сверкнул тёмными глазами.

– Конечно нет, – о, значит, продолжаем игру, – просто хотела поговорить о ректоре Нарски.

– Твой план удался? Нарски покорился тебе? – он продолжал улыбаться.

– Дело сдвинулось с мёртвой точки, – я повела плечиком, стараясь скрыть отвращение, – но мы решили немного повременить. События развивались слишком быстро.

– Знаешь, моё мнение по этому поводу неизменно, – он посерьёзнел, – ходишь по тонкому льду, Корнелия. Не стоит тебе сближаться с Нарски. Ты ничего от этого не получишь, кроме испорченного настроения или потерянного времени. Попробуй добиться своей цели обходным путём.

Он снова усмехнулся и многозначительно приподнял бровь. В глазах так и читалось – наблюдай, подслушивай и подсматривай. Да уж, хорошо поговорить с более опытным коллегой. Я подозревала, что Роберт не так прост, но не сразу поняла, насколько. Элементы его биографии, увиденные с помощью артефакта, поставили все части головоломки на свои места.

– С удовольствием последу твоему совету, Роберт, – я благосклонно улыбнулась.

– Тогда я пойду, – он поднялся.

В коридоре послышался чей-то топот, а потом двери моего кабинета беспардонно раскрыли нараспашку, и внутрь буквально влетел какой-то лохматый паренёк, лет семнадцати на вид. Глаза как два блюдца, светлые волосы растрёпаны и падают на лицо неровными прядями, худые ручки-веточки подрагивают от напряжения.

– Профессор Ратовски, там… – он запнулся, чтобы набрать побольше воздуха.

Мы с Робертом следили за этим чудом со смесью удивления и беспокойства. Мужчина обернулся к парнишке всем корпусом и быстро приблизился. Кажется, это был его студент, и что-то мне подсказывало, что из той группы, которую он сегодня отпустил пораньше.

– Мы везде искали вас, профессор! – выдохнул парнишка, – Митси сказала, что вы можете быть у профессора Эзел.

– В чём дело, Ледовски? – я не видела лица Роберта, но по голосу поняла, что он был раздражён.

– Вам лучше самому это увидеть, – парень замотал головой, и косые пряди начали хлестать его по щекам.

– Иди, Роберт, разберись со своими буйными студентами, – я обеспокоенно приподнялась с места.

– Хорошо, до встречи, Корнелия, – он повернулся ко мне и одарил улыбкой, а потом посмотрел на своего лохматого студента, – идём, Ледовски, расскажешь по дороге. Не хочу умереть от шока, когда увижу это «нечто». Не стоило мне отпускать вас пораньше…

Дверь за ними закрылась, а я плюхнулась обратно. Радует, что в этот раз начудили не мои Фаворски. Хм, с каких пор я начала называть их «моими»? Я серьёзно задумалась над этим вопросом. Да, я привязалась к этим негодяям, отрицать бесполезно. Но ведь всё это всего лишь работа. Я должна заботиться о них, но только из-за приказа.

«Неважно у тебя получается себя убеждать» – насмешливо фыркнул противный голосок в голове.

– Я думала, что ты мне вчера почудился, – кажется, я могу официально объявить – я поехала крышей.

«Вы, люди, такие непонятные, даже ты, – посетовал голос, – и непонятливые. Ну почему сразу «поехала крышей»? Другие варианты в голову не приходили? Где твоё критическое мышление, куда делись все мозги из этой черепушки?».

– Ты меня ещё и отчитываешь? – я возмущённо фыркнула, – хорошо, если допустить, что я не сошла с ума, то что остаётся? Это не магия, я бы почувствовала воздействие. Связь с древним артефактом? Нет, они не могут общаться словами. Что же ещё?..

«Думай-думай. Как догадаешься, получишь награду» – пропищал голос, и я снова почувствовала, как он ушёл. Пропало ощущение присутствия этого… существа.

Радовало то, что я не сошла с ума. Смущало – что в моей голове время от времени сидит какой-то голос и общается со мной. У меня возникали всё новые идеи, одна безумнее другой, но я их все отбрасывала за нежизнеспособность.



Таисия Васнецова

Отредактировано: 26.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться