Пятно

Размер шрифта: - +

Пятно

В один прекрасный и ленивый день, Артур – король Артур, – правитель пятидесяти двух захламленных квадратных метров, в одночасье лишился всех своих владений. Дело в том, что на самом деле эта крепость ему не принадлежала, ее арендовали родители Артура, – заботливые и бесконечно терпеливые, но в этот раз не сумевшие смириться с представшей перед ними ужасающей картиной – их сын, словно прикованный к постели, лежал среди пустых коробок из-под пицц, на полу гремели бутылки. Не было и квадратного дюйма в этой квартире, где бы не хрустнула крошка под ногой, а белый носок остался чистым.    

Сам же величественный Артур был сплошь усеян лоснящимися прыщами. Естественно, он нигде не работал и даже не пытался хоть что-нибудь найти. Да и к чему эта возня – денег, которые выделяли ему родители, вполне хватало на его ежедневный рацион и интернет. А разве ходят на работу для чего-нибудь еще если не для необходимого минимума денег? Жизнь в коллективе, все эти командировки, шум, общественные места – ему это все не подходило. По-настоящему спокойно он чувствовал себя только в своих четырех стенах. Насколько же ошеломляющим был стресс, когда его вынудили с ними разлучиться. С этого момента, любящие родители зареклись отныне не платить, ни как-либо помогать и сопутствовать его стремлениям к саморазрушению, - именно так они видели это все со стороны и никакой гармонии между ним, Артуром, и четырьмя стенами, никакого умиротворяющего родства, не претендующего на нечто большее, они не замечали. Или в принципе не хотели замечать.
Артур, не имеющий привычки снисходить до простого человеческого общения, был совершенно одинок и беспомощен перед лицом обрушившейся на него проблемы. Не было ни друзей, ни связей, никакого плана «Б», - только смехотворная сумма денег, выделенная ему отцом напоследок. Но и ее бы не хватило даже на единоразовый ночлег.
Впрочем, ночевать на вокзале ему и не пришлось. На его счастье, у его бабушки была крохотная студия, в которой можно было жить, о которой она, всерьез обеспокоившись данной трагедией, тут же дала знать Артуру по телефону.

Едва ступив за порог его новых крохотных владений, он ощутил жжение в носу. Здесь не было человека уже пару лет, по полу расстилался плотный ковер бетонных крошек, полуразрушенная мебель теснилась по углам, а кое-где осталась строительная утварь, пустые банки из-под красок, запачканные газетные листы – в общем, антураж здесь был и в самом деле удручающ. К стене был прислонен матрац, который Артур опрокинул в предварительно расчищенный от хлама угол. Сделав по нему пару бессмысленных отряхивающих движений ладонью, он завалился на него и заснул.

Утром он и не думал что-либо менять, вместо этого он заказал на оставшиеся деньги пиццу и, уткнувшись спиной в угол, снова уставился в свой ноутбук.

Но как бы мы не пытались оттянуть этот момент, в скором времени он его все же настигает. Помутившимся от голода и адинамии взглядом, он шарит поверх крышки ноутбука, поверх открытой крышки коробки из-под пиццы… Он пытается вычленить им хоть что-то похожее на пищу или то, что позволило бы отодвинуть этот, требующий действия, момент. Но благодати, как и в прошлые разы, не снизошло. За это время, эта холодная и неуютная каморка так и не стала ему домом – тем самым местом, которое всегда готово его принять в свои распростертые и согревающие объятия.

И тогда он, наконец, решается прибраться. С каждым новым квадратным дюймом вычищенной площади, Артур все сильнее входит в раж, вскоре он вычищает всю квартиру до блеска – мутного и пахнущего грунтом блеска бетонного пола, -  и чувствует себя удовлетворенным. Он расставляет мебель по своим местам, а весь мусор отправляет в надлежащее ему место. Более того, проверяя на предмет целостности допотопную тумбочку, он находит в ней денежную заначку, по-видимому, забытую кем-то жившим здесь до него. Пока закипал чайник, призванный скрасить его сегодняшний триумф, Артур был захлестнут приступом мимолетной эйфории, она вскружила его затуманившийся от голода разум, и уже было застлала мокрой пеленой самодовольства его глаза, как он наткнулся своим бегающим от возбуждения взглядом на пятно. Настенное пятно от краски, оно портило всеобщую картину, не давая ему в полной мере почувствовать гордость за свой труд.

Оно не оттиралось. Но на одной из полок пылилась старая картина. Её то он и повесит, скрыв этот портящий настроение изъян, вот только для начала протрет пыль с самой картины…Уже было открыв кран, Артур спохватился, что идущая из него вода годилась разве что для протирания из без того вечно грязного бетонного пола. Да и вообще чистоту в его квартире можно было назвать лишь условной. Относительная чистота по отношению к тому, что было прежде и нестерпимая грязь по отношению к тому, что он здесь наведет прямо сейчас, как только вызовет сантехников.

Назначив их приход на ближайшее время, Артур тут же подорвался в магазин за едой и за набором чистящих средств. В нем зародилось неприятие к грязи. Нестерпимое и навязчивое неприятие, единственным способом борьбы с которым было следование внутренним позывам к чистоте.

Через несколько дней проблема с водопроводом была искоренена. Все было вычищено, включая самого Артура. Все было расставлено по своим местам. Но все же чувство комфорта так и не настало. Немного поразмыслив, он решил, что вся проблема в мебели и в зачуханном матраце, на котором неизвестно кто до него спал. Но на новый интерьер у него совершенно не было денег. Выход был здесь только один.

Украдкой посмотрев на остальных – беспечных и вялых сотрудников, - его коллег по первой попавшейся ему работе по специальности, он робко принялся заполнять скучную документацию в электронном виде. Это было предельно глупым и стерилизующим мозги времяпровождением, но эта монотонная рутина убаюкивала клокочущий в нем гнев, раздражение, неприятие той обстановке в которой он живет. Ведь именно посредством этого отупляющего нажатия клавиш он позволит себе приобрести тот самый интерьер, в котором сможет самозабвенно раствориться.



Андрей Нокс

Отредактировано: 28.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: