Ректор поневоле

Размер шрифта: - +

Глава третья

Нерисса склонилась над бумагами и только изредка поднимала взгляд на Альберто. Тот казался удивительно сосредоточенным; стоило только посмотреть, как сразу становилось понятно, что человек безумно увлечён работой.

Девушка предпочла б, если бы её непосредственное начальство не сводило с неё глаз.

…Их с Альберто соединяла, на самом деле, не слишком оригинальная и только отчасти романтичная история. С самого детства магии в Нериссе было больше, чем позволено игнорировать, и она, открывая неизведанные вершины волшебства в книгах своего отца, уверенно покоряла новые горизонты. Делала это Крессман с таким упорством, что, когда профессионалы обнаружили утечку магии и её перерасход, было уже поздно. Отец Нериссы был сильным магом, потому никто не обращал внимания на ауру его дома, активна – значит, Дэниэл ставит новые эксперименты, вот и всё.

Ей было четырнадцать, когда папа наконец-то перестал носиться по всему континенту, осел дома и заметил неладное. В таком возрасте никто оформившуюся магию уже не блокирует. Нерисса оказалась талантлива и упорна, потому среднее волшебное образование получила экстерном. Сначала сдала экзамены за курсы, предназначающиеся для ребят возрастом младше, чем она, потом – и старше.

В университете, куда её отправили, было принято воспитывать богатых, но не всегда одарённых. Ей было пятнадцать, однокурсникам – шестнадцать в основном, но встречались и те, кто младше.

…Альберто тогда был аспирантом. Спустя три года, когда Нерисса писала бакалаврскую, он уходил в боевую практику, набирал группу, и она каким-то чудом увязалась следом. Родители спохватились, но было уже слишком поздно. Ди Руаз и его отец уцепились руками, ногами и зубами в юную талантливую магичку, Нерисса была только за. Опасность её не отпугивала, скорее даже наоборот, отговаривать пытались, но упрямство сыграло с девушкой злую шутку.

Последний год на большинство заданий они ходили вдвоём. Те девять остолопов, формировавших вместе с Нериссой якобы боевую десятку, разве что плелись за спиной и старались не мешать. Среди них были и талантливые маги, но многие – пристроенные своими отцами сыночки. Идти в армию боялись, а из колдунов всегда легко сбежать, оправдавшись неожиданной потерей способностей.

С Альберто работать было интересно. Во-первых, он всегда влезал, куда не нужно, активничал, где надо было бы сидеть спокойно, и ни на минуту не останавливал свою бурную деятельность, а Нериссе такое нравилось. Во-вторых… Во-вторых, ей нравился и сам Альберто. То, что он богат и красив, разумеется, тоже играло свою роль, но таких Крессман могла встретить и среди списка женихов. А ди Руаз отличался умом, упорством и талантом. Иногда – очень-очень редко! – Нерисса представляла себе, что он тоже испытывает к ней какие-то чувства.

Потом у них случился бурный роман. Ну, как бурный… Поцеловались трижды, он поводил её по столичным достопримечательностям, посидели они в нескольких ресторанах, держась за руки. Защитил от чудовища, пытающегося сжечь Нериссу на задании. После этого схлопотал несколько ран, слёг в больницу, она, как истинная напарница, да и вроде как возлюбленная, пришла в палату, застала там какую-то хорошенькую медововолосую девицу, то целующую Альберто, то рыдающую у него на плече, разнервничалась, устроила скандал в стиле своей матушки, убежала. Дома порадовали женихом, от него – скрылась в академии…

И надо же было забыть о том, что у Альберто есть младшая сестра, не склонная сдерживать свои чувства. Со спины было незаметно, а потом Нерисса и не присматривалась к ней.

- Мне кажется, или ты не слишком увлечена документами?

Нерисса вскинула голову. Альберто прищурился и выглядел стандартно равнодушным. Таким мерзко холодным…

Альберто никогда не был холодным с ненавистными его людьми. И с раздражающими тоже. Нет, он не бросался на них с кулаками, не рычал, вырывая волосы на своей голове или голове противника. Но его взгляд отличался! Нерисса была готова поклясться: ди Руаз злился на неё не за невнимательность к документам, но это было далеко не превалирующее чувство.

- Почему же? – пожала плечами она. – Вот, - Нерисса указала на стопку справа. – Это обыкновенные расчётные документы, преподавательские списки и так далее. А вот тут, - она кивнула на несколько листов слева, - уже есть кое-что интересное. Например, заявление о принятии на должность секретаря некой Марты Моулс.

- И что в этом удивительного? – пожал плечами Альберто. – Тильда придумала некую Марту, чтобы на её счёт списывать деньги.

- Да? И магическую подпись за неё придумала, и отпечаток ауры прицепила? – уточнила Нерисса. – Надо же, какая у нас ректор всесильная! Что-то я этого не заметила, когда она, испугавшись полуоборотня-кошки, как та дура наматывала круги по залу. И наше заклинание она отвернуть не могла, хотя защиту выстраивала не день, не два и даже не десять. Из этого всего мне хочется сделать один неприятный вывод.

- Марта Моулс существовала? – усмехнулся Альберто. – Ну, подговорила кого-то, и эта дамочка подписала документы. И не работала в академии ни дня.

- Альберто, эта…

Нерисса не договорила. В ректорскую дверь застучали, и ди Руаз, прервав её злым жестом, щёлкнул пальцами.

- Входите! – обратился он к застывшему на пороге человеку.

- Мне сказали, тут можно найти ректора! – выпалил парень – лет двадцать, не старше. – Там башня падает!

- Которая преподавательская? В смысле, где кабинеты должностных лиц были? – ошеломлённо спросил Альберто, вскидывая голову.

Нерисса повторила его жест. Признаться, для неё такая новость была самым настоящим шоком. Кто б мог подумать! Не такие уж и сильные разрушения они сотворили…

- Почему преподавательская? – удивился студент. – Музыкальная башня! Где свадьбу играли…



Альма Либрем

Отредактировано: 28.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться