Rinascimento, или любовь за пределом

Размер шрифта: - +

Глава 20

Где-то скрипнула дверь, отвратительным звуком врезаясь в сон, разрывая его на мелкие кусочки и повсюду разбрасывая обрывки. Они, кружась, взметнулись вверх и начали медленно опускаться, падая на кровать.

Ренцо приоткрыл глаза, но сон падал на них белыми хлопьями, и глаза сами собой закрылись. Несмелый рассвет боялся вступить в борьбу с грезами.

Неожиданно сквозь щелку под дверью пробрался тоненький, но бодрящий аромат кофе, и принялся растапливать сон. Ренцо провел рукой по постели в поисках Алессии. Ладонь блуждала по холодной равнодушной простыне. Ренцо поднял голову.

Кровать была пуста.

На подушке лежал маленький листок бумаги. Точнее салфетка.

Ренцо улыбнулся. Алессия часто оставляла ему записки в самых разных местах. Там всегда были слова, зажигающее его радостью.

Он взял салфетку.

«Прощай».

Холодное, как лезвие клинка, рвущего ткани, медленно проникающего в плоть, ломающего ребра и врывающегося в сердце.

«Прощай».

Убийственное, смертельное, мучительное, как яд, медленно растекающийся по венам и закупоривающий их.

«Прощай».

Оно блуждало в мозгу, словно расплывчатая фигура в тумане, постепенно обретая осмысленную форму. Угрожающую, наносящую смертоносный удар.

Несколько минут Ренцо лежал неподвижно, глядя перед собой стеклянным взором, в самом деле напоминая жертву, попавшуюся на острие клинка. Потом резко вскочил и с безумными глазами начал искать свой телефон. Найдя его, наконец, он набрал ее номер.

Она не отвечала.

Он открыл WhattsApp и только тут увидел сообщение от нее.

«Я с самого начала знала, что Орнелла – твоя любовь с юношества. Знала, что ты никогда не мог разлюбить ее, и она всегда стояла между тобой и любой другой женщиной, которая появлялась в твоей жизни. Так было, в том числе, и с Фран… Я надеялась, что смогла исцелить тебя, но, увы, это невозможно.

Теперь она свободна.

Будь счастлив, Ренцо. Будь счастлив со своей наконец-то сбывшейся мечтой.

Не ищи меня. Мне плохо. Но я выживу.

Прощай.»

Далее следовало фото, сделанное вчера, на котором был изображен он и Орнелла. Целующиеся.

Ренцо в ужасе смотрел на это адское сообщение. Оно кислотным огнем выжигало ему сердце.

Он сорвался с места, на ходу натягивая джинсы, и, перескакивая через три ступеньки, слетел вниз по лестнице и вихрем ворвался на кухню, напугав Сильвию до такой степени, что у нее из рук выскочила сквородка и с грохотом упала на плиту.

– Где Алессия?! – схватил он ее за плечи, глядя на нее обезумевшими глазами.

– Я не… знаю… – в страхе пролепетала Сильвия. – Что… случилось?

– Ты не видела ее сегодня?!

– Нет… она не приходила сюда… Может, она пошла с Серджо на рынок? Ренцо, что стряслось?! – наконец-то пришла она в себя и испугалась по-настоящему.

Ренцо молча отпустил ее и изможденно вздохнул. И тут его взгляд случайно упал на ту, что сидела за столом, наблюдая за этой сценой. Глаза Ренцо налились ненавистью. Сильвии показалось, что он сейчас бросится на Орнеллу и убьет ее, потому она двумя руками вцепилась в его локоть.

Sei una merda[1]… – прошипел он сквозь зубы с ненавистью.

– Я люблю тебя, Ренцо, – наполнились слезами и отчаянием ее глаза.

– А я ненавижу тебя… – с убийственным взглядом сделал он шаг в ее направлении, но Сильвия, упершись в пол, повисла на его руке.

– Ренцо, ты что?! Ты спятил?! Успокойся!

– Я спятил?! – повернул он к Сильвии перекошенное лицо. – Она всю жизнь меня ломала! Я всю жизнь не мог дышать свободно! Она даже попыталась убить меня, но я выжил, возродился. Забыл ее. Вычеркнул из головы, из сердца. А главное – я смог полюбить! По-настоящему полюбить, понимаешь?! И эта stronza решила убить эту любовь! – он снова посмотрел на Орнеллу в бессильной ярости. Потом резко выдернул руку из цепкой хватки Сильвии и бросился вон из кухни. На пороге он едва не сшиб с ног Франсуазу, но, не произнеся ни слова, проскочил мимо и бросился во двор.

– Ренцо, куда ты?! – догнала его Сильвия, когда он уже садился в машину.

– Искать Алессию, куда еще?! – нервно воскликнул он.

– Ренцо, подожди! – взмолилась Сильвия, крепко вцепившись ему в предплечье. – Дождись Серджо, может, он видел ее!

– Сильвия, у меня нет возможности ждать, понимаешь?! Если я потеряю ее… – он замолчал, не договорив. – Прости Сильвия, мне надо ехать…

– Возьми хотя бы Лео! Не уезжай один! – глядя на него с лихорадочной тревогой, пыталась остановить Сильвия.

– Нет, Сильвия. Я поеду один. Не волнуйся за меня, – сказал он мягче и с благодарностью. – Если вдруг что-то узнаете, сообщите мне.

– Конечно, – обреченно проговорила Сильвия, чуть не плача. – Будь осторожен… на дорогах… Я прошу тебя, – никогда еще сказанные слова не казались ей такими пустыми.

– Все будет нормально, – ответил Ренцо и впрыгнул в машину. Словно в доказательство своего игнорирования ее просьбы, он как сумасшедший сорвался с места. Из-под колес взметнулся столп дорожной пыли.

Только выехав на дорогу, он понял, что даже не знает куда собрался.

«Аааааа! – сорвался с его губ исступленный крик, похожий на рык раненого животного. – Куда она могла пойти? Поехать?! Отель! Да, ведь там остались наши вещи. Наверняка, она сначала отправилась в Рим!»



Кэтти Спини

Отредактировано: 24.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться