Ро Кассиопеи

Глава 4.

На следующее утро половина лагеря уже гудела, обсуждая ее вчерашнюю выходку. Как гудела и через неделю. Ро была уверена, что за семь дней обязательно уж найдется новость по интереснее, чем обсуждать, как подвыпившая русская девчонка прижала к стенке Дерека Кросса и слилась с ним в французском поцелуе, но нет, оказалось, что не нашлось. Дереку же, по всей видимости, ее выходка понравилась, потому что что ни день тот снова и снова подкатывал к ней. Надеясь на повторение.

Так было и сегодня. Ро намеренно пораньше пришла на завтрак, зная, что сам Кросс любил приходить почти под конец отведенного времени. Однако, кажется, он уже раскусил ее, потому что за ее любимым столиком у окна, мило беседуя с Домиником, сидел именно он. Первое желание было развернуться и уйти, второе - провалиться сквозь землю, потому что Доминик, замечая ее, машет рукой, предлагая присоединиться. Дерек оборачивается и тоже машет ей, а Ро заливается краской. Приходиться приложить немалые усилия, чтобы перебороть себя и сдвинуться с места.

Девушка накладывает в тарелку йогурта и клубники, набирает сока в стакан и с подносом оказывается рядом с парнями.

― Доброе утро, ― бросают они как ни в чем не бывало, Ро переводит глаза с одного парня на другого, и отвечает тем же бодрым тоном:

― Доброго.

Поднос оставляется на столике в гордом одиночестве, а она идет за тостами, почти ощущая, как Доминик буравит ее спину взглядом. «Да что с ним не так?» - мысленно вопрошает она. Он сам ушел в тот вечер куда-то с Рейчел, сам давал виснуть на себе каждый день Алекс, пусть радуется ее успеху с Кроссом. Ро делает вдох и выдох, засовывает в тостер кусочки белого хлеба и ждет, пока он приготовится.

Доминик всю неделю вел себя как ни в чем не бывало. Ро бы даже подумала, что он не знал о ее поцелуях с Дереком, но увы, о таком сложно было не знать, когда говорили все. И самое обидное было в том, что казалось, ему было все равно. Он шутил, как прежде, обнимал ее, как прежде, целовался с другими девчонками, как прежде. Хоть капля ревности, хоть немного, если бы она увидела ее в его глазах, то поняла бы что надежда есть и она не одна из фан-клуба Доминика Престона. Дерек же поменялся на глазах. Невозможно было и шагу ступить, чтобы не оказаться рядом с ним, а Доминик, если был рядом в этот момент, так и пытался слиться в этот момент.

Тостер выкидывает хлеб, и Ро ничего не остается, как вернуться к парням и снова усесться на свое место.

― Мой отец сказал, что еще пару таких запусков и большая часть материка превратится в одно большое поле, на котором мы все будем жить, ― говорит Дерек, как видно, это часть их дискуссии в понедельник с утра.

― Уподобимся Свободным? Никаких благ цивилизации? Лес и мы?

― Ненамного отличается от того, где мы сейчас.

Парни смеются, и Ро изображает некое подобие улыбки. В обществе парней, особенно когда они так “мило” болтают, ей было некомфортно, но когда никто из них не сосредоточен на ней, это еще можно было пережить. Она намазывает джем на тост, когда Доминик все-так обращается к ней, и теперь две пару глаз смотрят на то, как она пытается проглотить кусок тоста с джемом.

― А ты Ро, думаешь Свободные счастливы?

Девушка старается взять в себя в руки, и делает незаметный вдох-выдох. Губы Доминика трогает мимолетная усмешка, словно он замечает это, но усмешка исчезает так быстро, что Ро сложно судить так ли это было. Дерек тоже смотрит на нее не отрываясь, и девушке все же приходиться оставить в покое тост.

― Я... не знаю, ― пожимает Ро плечами. ― Они могут делать все, что им заблагорассудится. Не в этом ли истинная свобода? Они живут сегодняшним днем. На них нет никакого груза ответственности за спасение этого мира, ― Ро пожимает плечами, и возвращается к своему тосты, но Дерек задает новый вопрос.

― О чем ты?

― Мне с детства отец втолковывает, что я должна спасти этот мир, что только я могу сделать это. Будущее человечества в моих руках. Я обязана не думать о себе, как индивидуальности, а думать масштабно.

Дерек усмехается:

― Знаешь, ты не одна такая. Мой постоянно дает мне наставления насчет того, что я могу делать, а что нет. Потому что есть долг, обязанности и прочее. Все отцы такие. Правда, Дом? ― он поворачивается к Доминику, а тот словно бы только сейчас выходит из некоего ступора, качает головой соглашаясь:

― Да, ты прав.

Парень снова замолкает, и снова о чем-то задумывается, ковыряя салат. Между его бровей пролегает морщинка.

― Доминик, все в порядке? ― спрашивает Ро, настораживаясь, он такой с самого приезда, но ответа получить не успевает.

По лагерю прокатывается сирена. Уши закладывает, а внутри все холодеет. Неужели вспышка на солнце?

― Может учебная тревога? - спрашивает сидящая рядом с их столом девочка, но Доминик качает головой, откладывая в сторону столовые приборы. Парень нажимает на тревожную кнопку на часах, и на них тут же начинается обратный отсчет семи минут. Ро повторяет его действия и поднимается с со стула.

Из динамиков расположенных по всему лагерю звучит голос директора - миссис Потс.

― Это не учебная тревога, ― она словно бы угадывала мысли всех находящихся в лагере. ― Меньше минуты назад на солнце произошли несколько вспышек. Они достигнут Земли через семь минут. Геомагнитная буря, которую они вызовут обещает быть в 37 баллов. Пожалуйста, отключите все свои гаджеты. Нажмите на пусковые кнопки на часах, и следуйте за вожатыми к восьмому корпусу. Постарайтесь проследить за младшими отрядами. Не отставайте. Следующие 24 часа мы проведем в общем бункере. Не идите за своими вещами, все необходимое есть в бункере. Повторяю, это не учебная тревога ...

Все начинают суетиться.

― Отключаем все гаджеты, и быстро идем в восьмой корпус, - повторяет распоряжение молодая вожатая, заставляя всех быстро подняться с их мест и оставить еду.



Felicity Vessalius

Отредактировано: 05.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться