Ро Кассиопеи

Глава 7.

После завтрака Ро направилась в сторону озера. Привычка гулять там в одиночестве, когда что-то случается так и не прошла. Она садится на небольшой пирс, с которого когда-то Доминик и толкнул ее в воду, и свешивает ноги. Кеды она снимает, позволяя холодной воде касаться кожи. Солнце сияет как и обычно, словно бы ничего не случалось, словно бы мир был обычным.

Ро задумывается о Доминике на мгновение, но мысли ее быстро переходят к другому. Там в бункере. Когда она была так зла на Престона и Кросса, некая волна вышла из нее. Это была не галлюцинация. Она ощутила ее. Она была уверена, что это не показалось. Волна вышла из нее, и Дереку стало плохо. Ро прикусывает губу. Боль помогает думать.

Она сопоставляет факты. Его сердце колотилось как сумасшедшее, словно на него повлияла геомагнитная буря. А потом и на остальных, но про других она пока не думала. На них подействовало солнце. Или нет? В голове вертятся слова отца: «Ты спасение этой планеты». Ро вздыхает. Все было сложно, и сейчас единственное чего бы она хотела, это чтобы отец обнял ее, но увы. Ро снова хмурится. Возможно, она смогла бы с ним связаться, но не просто по звонку. Ей нужен был не только его голос, ей было нужно увидеть и его лицо. Поделиться с ним всем.

Требовалось забрать свой телефон у вожатой и связаться с отцом. Однако подниматься Ро не торопится. Тишина и одиночество здесь нравились девушке.

― Тебя бы не просто было найти, - звучит за ее спиной голос Доминика, - если бы я не знал, где искать.

Ро усмехается, но так ничего и не отвечает. Шаги парня становятся слышны ближе, и Ро поворачивает голову в его сторону. Он стоит почти рядом, возвышаясь над ней словно статуя Давида. Серые глаза смотрят на нее неотрывно.

― Зачем ты пришел?

―Мне было нельзя? ― спрашивает его бархатный голос, и по коже Ро уже прокатывает табун мурашек. Почему он так на нее влияет. Они же друзья. Просто друзья.

― Нет. После того, что ты сделал ― нет.

― Но тебе же понравилось.

Доминик садится рядом с ней, и это вызывает смешанные чувства. Парень почти повторяет ее движения, разве что не торопится скидывать кроссовки и опускать ноги в воду.

―Это должно было тебя оправдать? ― спрашивает она. ―То, что мне понравилось?

― А тебе понравилось? ― отвечает вопросом на вопрос Доминик.

Ро молчит. Парень тоже. Так длится около минуты.

― Кросс слишком самоуверенный для тебя, ― нарушает тишину Престон.

Ро усмехается:

― А ты нет?

― Я такого не говорил, ― он замолкает на несколько секунд, а после снова заговаривает. ― Что произошло там в бункере с Кроссом?

― Я не знаю. Тебе лучше спрашивать не меня.

― Ты в этом уверена?

Ро напрягается, не понимая, к чему парень клонит, ведь он не знал про волну, которую она ощутила перед тем, как Дереку стало плохо. Ро выуживает ноги из воды, надевает на них носки, а после и кеды, и садится уже напротив Доминика.

― Тебе лучше сказать прямо, что ты хочешь от меня услышать.

― Есть вещи в которых я не уверен, чтобы говорить о них в лоб.

― А, то есть я сама должна догадаться, что ты хочешь, так?

Теперь пришла пора смеяться Доминику, а этот смех заставляет все внутри Ро урчать от удовольствия.

― Ладно, давай забудем об этом.

Ро не отводит пристального взгляда от парня, и пожимает плечами. У нее не было никакого желания продолжать эту тему, как и ту что была до нее. Это означало мир? Снова дружба и никакой романтики?

― Слушай, я не забрала телефон у вожатой, ты не мог бы дать свой, чтобы я позвонила отцу. Если ты его забрал, конечно. Потому что если нет, придется все-так уйти отсюда, а мне этого не хочется.

Доминик несколько секунд просто смотрит на Ро, словно ищет какой-то подвох, но после протягивает гаджет. На губах Ро появляется благодарная улыбка.

―Спасибо,―она берет телефон, а после замирает, снова поднимая глаза на Доминика. ― Ты не мог бы отойти к тем деревьям, ― девушка указывает на ели у кромки воды, ― чтобы я с ним поговорила один на один?

Доминик закатывает глаза, словно это утруждает его, но он поднимается и отходит к началу длинного пирса, чтобы не мешать Ро. Девушка поднимает большой палец, жестом показывая «класс», и утыкается в его телефон. Благо его пароль она знала, и ей не придется в очередной раз дергать Доминика. Номер отца быстро набирается, и идут гудки.

― Леванский, ― звучит уставший голос отца в трубку, а у Ро непроизвольно возникает улыбка.

― Папа! ― вскрикивает она, а после понимает, что излишние радости не всегда необходимы, и берет себя в руки, стараясь дальше говорить спокойнее. ― Как ты там?

― Ро? Это ты? ― звучит уже удивленный голос отца. ― С чьего телефона ты звонишь? Что-то случилось?

― Я. И нет, па, все в порядке. Я просто волновалась за тебя из―за геомагнитной бури.

― Какой бури, дорогая? Геомагнитных не было уже пятнадцать лет.

На секунду возникает ступор, и Ро не знает, что сказать, но после берет себя в руки. «Буря ведь была».

― Вчера же была вспышка на солнце, она вызвала геомагнитную бурю в 37 баллов. Мы сидели в бункере почти сутки.

― Ро такого не могло быть. Солнце гаснет, оно не может больше вызывать вспышки. Последняя была пятнадцать лет назад и то очень слабая, около 19 баллов. Хотя. Ро...Постой, ― отец замолкает, и, кажется, что он ушел, потому что почти минуту Ро не слышит его голоса. Она покорно ждет. ― Ро, малышка, я заберу тебя из лагеря на пару дней, ладно? Я пришлю людей, собери вещи.

― Пап, но что случилось? Пап?

Слышатся только гудки. Ро смотрит еще несколько секунд на телефон, словно отец сейчас перезвонит и скажет что-то еще, но звонка не следует, а Доминик, видя ее обеспокоенное лицо, направляется к девушке.

― Ро, что-то произошло? ― спрашивает парень осторожно, а Ро лишь хмурится еще больше.



Felicity Vessalius

Отредактировано: 05.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться