Рождественские подарки Рейвену Харту

Размер шрифта: - +

IV

Когда закипел странный черный самовар, светящийся неоново-салатовым светом, присутствующие уже успели обсудить ситуацию и теперь прикидывали, что делать. Рейвен явно не сиял от радости, но хотя бы не кривил лицо, что уже успокаивало Лилит. Дмитрий заговорил что-то про отель, мол, необязательно всем здесь ютиться, единственное, нужен банкомат или хотя бы обменный пункт валюты.
- Покажи мне, как выглядят ваши рубли, - произнес Рейвен и тут же с иронией протянул купюру русского обратно. – В моем мире эти деньги точно никто не обменяет.
- Я могу сделать так, чтобы обменяли даже бумагу, - якобы невзначай заметил Лесков. Все-таки он любил лишний раз напомнить о своей способности, которую, определенно, считал удачной.
- Ну да, напишем второй том «Мастера и Маргариты», Воланд в Америке... Неизвестный черный маг обменивает бумагу на настоящие доллары, - усмехнулся Рейвен.
- Ты читал? – русский не поверил своим ушам.
- Одна из моих любимых книг, - Харт сказал это таким тоном, словно Булгаков – нечто, столь же типичное для американской культуры, как например Кока-Кола. – Какой чай хотите? У меня есть индийский черный, жасминовый, красный. Но последний не советую, так как противный.
- Почему это красный противный? – насторожился Косэй.
- Он кислый. Хотя, если засыпать туда целую сахарницу, может, язык не разъест.
- Пусть будет черный, месье Харт - без всякого интереса определила графиня. – Подскажите, а где можно достать столь интригующую книгу о Черном Маге? Или она похожа на «Сумерки»?
- У меня на полке стоит. И, нет, она не похожа на «Сумерки». А вот главная героиня похожа на тебя, Лилит, - Рейвен наконец слегка улыбнулся, и графиня недоверчиво прищурилась.
- Он прав. Маргарита похожа на вас. Русская ведьма, - ответил Дмитрий, и Лилит стало особенно интересно.
- И она полюбила таинственного темного мага? – продолжала расспрашивать графиня.
- Нет, кота, который ел маринованные грибы. Очень печальная история о неразделенной любви, - усмехнулся Фостер, отчего Лилит тут же нахмурилась.
- Книги вашего мира ужасают, - воскликнула она. - То вампиры блестят на солнце, то ведьмы влюбляются в котов. Кто все это придумывает?
- Фостер, - усмехнулся Дмитрий. – Не верьте ни единому слову. Книга достойна вашего внимания, хотя бы потому, что любила та ведьма не кота.
- Месье Харт, - тут же воскликнула графиня, увидев огромные черные кружки, в которых можно было утонуть. – Не сочтите мои слова невежливыми, но... у вас нет чашек чуть поменьше, с блюдцами? В этих разве что... пиво подают в тавернах.
- Мы – занятые люди, Лилит. У нас нет времени по сто раз заваривать чай в этих наперстках, из которых вы пьете горячие напитки. Золото, фарфор – все это ушло или осталось на столах таких чопорных снобов, как Дмитрий. Без обид, Лесков.
Рейвен опустился на свободный стул, прикидывая, что ему теперь делать с этой оравой.
- Диван у меня раскладывается, но... Я просто не представляю, как вы тут выживете.
- Ваш мир настолько опасен? – сдержанно поинтересовался Эристель.
- Я боюсь, что это вы опасны для моего мира, - усмехнулся Рейвен. – Уже завтра я найду ваши лица в криминальной хронике, а одного из вас мне придется ловить по работе.
- Если мы будем соблюдать определенные правила, думаю, все пройдет хорошо, - ответил некромант, хотя сам уже искренне в этом сомневался. Рейвену он сейчас откровенно сочувствовал. Некромант представил, как находит эту дружную компанию в своем доме, и, главное, как они мешают работать...
- Видимо, придется исписать правилами все стены. Не совать спички в розетки, не обращаться в Феникса, не поднимать с городского кладбища живых мертвецов, не носиться за каждой юбкой... Стоп, а где Ингемар? – только сейчас Рейвен заметил отсутствие златовласого ловеласа. – Надеюсь, я не обнаружу его сейчас в своей спальне с Нефертари?
- Я посчитала, что наличие месье Ларсена скажется на вашем настроении, - начала было Лилит, но Косэй перебил ее:
- Она решила, что я убью его раньше, чем он успеет очухаться.
- Значит, Нефертари тоже нет? – Рейвен произнес это достаточно равнодушным тоном, чтобы ему можно было поверить. Однако для Лилит его тон все же оказался недостаточно убедительным. Неужели он все еще думает об этой девушке? У Рейвена была крайне дурацкая черта – влюбляться не в тех женщин. Сначала Клэр, теперь Нефертари.
– А Ильнес? – почувствовав взгляд Лилит, Харт немедленно задал следующий вопрос, не дожидаясь ответа на предыдущий.
- Я не рискнула использовать на нем темную магию, - ответила Лилит. – Хотя мне он был приятен.
- Кстати, а как Ингемар реагировал на столь яркого конкурента, как Трандуил? – внезапно оживился Эрик. – Ведь если Трандуилу приходилось отбиваться от Нефертари, это означает лишь то, что женщины мчались к нему, перепрыгивая через космического пирата, словно через кочку. – Ладно мы, кривые и убогие, на фоне дивного эльфийского народа обречены на бесславную кончину на любовной обочине, но как сей крах пережил капитан?
- Звон фаберже Светила переливался шепотом крыла ночного облака, - предположил Сфинкс, все это время старательно молчавший.
Лилит усмехнулась:
- Капитан самоотверженно защищал слабых женщин, и слабые женщины самоотверженно благодарили его в меру своих возможностей и ума. Ильнес, в свою очередь, не требовал такой благосклонности.
Рейвен шутки в адрес капитана не поддерживал, но и не пытался никого угомонить. С Ларсеном его отношения испортились, и теперь ему был плевать, кто и что говорит об этом человеке. Его и Нефертари хотелось стереть огромной стеркой с надписью «For really big mistakes».
- Харт, у тебя в холодильнике мышь повесилась, - печально сообщил Эрик, решив, что неплохо бы найти к чаю что-то, кроме шоколадного печенья. В отличие от остальных, Фостер чувствовал себя в квартире полицейского до наглого уверенно, отчего бесцеремонно начал обыскивать кухню на предмет съестного.
- Что, вообще ничего нет? – усомнился Рейвен, открывая дверку холодильника. Затем он засунул руку в морозильник и вытащил замороженную пиццу.
- Нда, на всех не хватит, - сообщил он. В этот самый миг Эристель поднялся с места и приблизился к странному ящику, в котором был холод.
- Удивительный артефакт, - восхитился он. – Как бы он пригодился мне в моих исследованиях.
- Ну да, трупы вообще не портятся, - усмехнулся Эрик.
- Зачем хранить в доме ящик с холодом, если на улице такой же холод? – не выдержал Косэй. – И как ты предлагаешь нам есть этот кусок льда?
Феникс постучал замороженной пиццей по столу и тут же в гневе швырнул ее в Рейвена, благо, тот успел поймать ее:
- Ты издеваешься над нами!!! – прогремел голос фараона, отчего в доме едва не затряслись стены.
- Не ори, тут слышимость нереальная! – шикнул на него Рейвен. – Все решат, что у меня тут алкаши буянят. На меня уже подавала в суд соседка за то, что вид моего носка на балконе оскорбил ее. Еле отделался от этой карги.
Тем временем Эристель едва ли не с благоговейным трепетом изучал морозилку.
- Поразительно. Когда же в будущем случился такой спад, если в мире Ларсена пытают ради энергии, а здесь столько поразительных артефактов? Или ваше будущее более отдаленное, чем его? – поинтересовался он у Рейвена.
- Его более отдаленное..., - хмыкнул Харт, пряча многострадальную пиццу от оскорбившегося Феникса. Вот только убрать сей странный предмет Рейвен так и не успел. Эристель задержал его руку, желая рассмотреть непонятный продукт.
- Видимо, развитие науки затрачивает слишком много сил, отчего настоящая еда оказалась заменена этими ледяными продуктами, - многозначительно произнес он.
- Проклятье, это обычная пицца, - рассердился Рейвен. – Запихиваешь в духовку, и через десять минут ужин готов. У меня нет неработающей супруги, которая будет варить мне грибные супы и запекать баклажаны.
- Так женись на Эристеле, - посоветовал Фостер. – Я уже вижу эту счастливую семью: дорогой, я принес пиццу, но она не влезает в морозилку. Можно я выброшу эти ноги или они тебе еще нужны?
- Я хочу есть! – мрачно перебил его Косэй. – Посмотрев на то, что вы едите в своем мире, я сам пойду на рынок и выберу то, что съедобно.
- В таком виде? На улице минус десять градусов! – Рейвен с иронией посмотрел на легкие ткани на теле Косэя. - А ты вообще красавчик, Сфинкс... Ролевики бы умерли от счастья при виде тебя. Слушайте, я сам схожу в магазин, только скажите, что купить. И, Лесков, умоляю, проследи, чтобы они не разрушили мою квартиру.
Лесков тихо хмыкнул:
- Сомневаюсь, что я послужу для них достойным припятствием.
Тем временем графиня восприняла идею Рейвена оставить всех дома в штыки.
- Хотите сказать, что я недостойна посетить здешний рынок? Сам король Франции приветствовал меня в Версале, а вы не желаете показывать меня обычным крестьянам? Это просто оскорбительно!
- Лилит, ты просто не понимаешь моего мира. Ты похожа на гота, который сбежал с вечеринки на городском кладбище. Сфинкс – это какой-то ролевик, отмороженный настолько, что не чувствует холода. Про Эристеля и Косэя я даже говорить боюсь.
- Я не... гот, - на всякий случай произнесла графиня, боясь даже представить, что означает это странное слово. -Так приоденьте нас, как вам будет угодно. Вы тоже не слишком походили на египтянина, но Нефертари предоставила для вас подходящую одежду. И, окажись вы в моем доме, я бы поступила точно так же.
Дмитрий и Эрик переглянулись. Графиня выглядела настолько обиженной, что дальнейшее развитие событий могло закончится бубонной чумой, метко запущенной в голову Рейвена или, что еще страшнее, истеричными женскими слезами с лозунгом «Все мужики – козлы!»
- В данном случае, адекватных уже трое, - заступился за Лилит Эрик. – Я и Дмитрий понимаем, что по чем. Не парься, Рейв. Опозоримся, так все вместе! Всегда можно списать на рождественский корпоратив, мол, бухие и в роль ударились. Вечер кинофильмов или еще что-то в этом роде.
- Лев сольется с глубиной ночи и будет колосится по ветру в медных глазах интэгрэмного неба, - сдержанно произнес Сфинкс, опуская глаза.
- Я уже не понял, что ты сказал! – вздохнул Харт. – Ладно, Лилит, Эрик и Дмитрий хотя бы одеты по-зимнему, и наряжать их не надо. Разберемся с остальными. Косэй, Сфинкс, Эристель, идемте, попробуем подобрать вам какую-то одежду из моего шкафа. Вот только с обувью придется потерпеть до магазина. Сомневаюсь, что у всех размер ноги, как у меня.
Лилит, Дмитрий и Эрик остались в гостинной, в то время как остальная гвардия удалилась в спальню Харта. Рейвен выложил на свою постель все теплые свитера и джинсы и вопросительно посмотрел на мужчин.
- Эристель точно утонет, - прокомментировал Харт. И рукава слишком короткие. Одни египтяне молодцы. Моей комплекции... Если мне не придется раскошеливаться на обувь, с меня бутылка Хэннеси.
- Хэннеси! – восторженно повторил Сфинкс, молясь всем богам, чтобы его нога залезла в волшебную обувь Рейвена. Он поклялся себе терпеть все неудобства ради заветной бутылки с чем-то неизвестным. На удивление, гардероб Харта критиковать не стали. Когда мужчины вернулись в комнату, то Лилит невольно приоткрыла губы, любуясь столь непривычным внешним видом своих друзей. По ее мнению, Косэй выглядел просто потрясающе, этакий плохой парень в темно-синих джинсах и черном свитере с закатанными рукавами. В качестве верхней одежды Рейвен выдал ему короткую черную дубленку и снял с вешалки шарф. Ярко красные волосы на фоне насыщенного черного цвета делали Косэя до вызывающего ярким, к тому же золотые скобки он снял с волос и завязал волосы скрученной банданой.
Глянув на себя в зеркало в прихожей, Косэй довольно хмыкнул. Одежда мира Рейвена понравилась ему намного больше дурацких камзолом в мире Эристеля, и она была куда менее тесной, разве что джинсы были уж очень плотными.
- Я похож на снежного воина! - озвучил он свои мысли.
- Прям Зимний Солдат. Не хватает только Капитана Америки, - усмехнулся Эрик. – Но да, глаза даже не взорвались. Что у нас на второе блюдо? Некромант – бухгалтер, египтянин – беженец?
Рейвен улыбнулся и кивнул Сфинксу, который тоже облачился в одежду Рейвена. На египтянине были черные джинсы, тонкая белая водолазка без горла и наверх толстая темно-серая вязаная кофта на молнии. На удивление, Сфинкс выглядел настолько счастливым в одежде Инстэгрэма, что и ему шел его наряд. К тому же черное зимнее пальто и серый шарф в качестве верхней одежды еще больше понравились воину.
- Лев колосится низко, задевая пески пустыни и выпивая свет инстэгрэма до дна нильского ила.
- Окей, - только и смог ответить Рейвен.
- Месье Харт, не сочтите мой вопрос за бестактность, но почему у вас практически всё в доме черное, белое и серое? – тихо поинтересовалась графиня. – А как же другие цвета?
- Для других цветов в моем мире есть женщины, - улыбнулся Рейвен. – Ты в красном, и мой дом теперь выглядит куда лучше.
Графиня довольно улыбнулась и принялась ждать Эристеля. Он не стал надевать то, что предложил ему Рейвен, поэтому в отличие остальных несколько задержался. Вышел он в черном костюме, и рукава пиджака, к счастью, оказались ему как раз.
- Слава Богу, что не успел отнести в ателье и подшить, - хмыкнул Рейвен. – Иногда неудачные подарки коллег бывают удачными. Кстати, хороший костюм. От Boss.
- Предпочитаю Prada, - немедленно понтонулся Эрик, за что Дмитрий бросил на него снисходительный взгляд.
В руке Эристель держал галстук, и наемник не сдержал смешка, когда некромант приблизился к Дмитрию и сдержанно попросил его о помощи. Лесков, с каменным лицом повязывающий некроманту галстук, выглядел настолько нелепо, что Фостер не удержался от комментария:
- Это так... пикантно.
- Уймись, - мрачно отозвался Дмитрий.
Затем Эристель надел на себя серое пальто и отчаянно потянул вниз рукава, длины которых все-таки немножко не хватало.
Рейвен оглядел собравшихся. Вроде все выглядели более-менее сносно. Лилит же в зимней одежде была особенно хороша: в полушубке с лисьей опушкой и муфтой хотя и выглядела уж больно по-старинному, все-таки смотрелась отлично.
- Только умоляю вас, не кричите, не ругайтесь и вообще не отвечайте на вопросы посторонних людей, - произнес Харт на выходе. – И не вздумайте потеряться! Проклятье, хоть колокольчики на вас вешай.
Эрик едва не покатился со смеху:
- Ты похож на замученную мамашу, которая ведет своих детей в зоопарк.
- Или зоопарк ведет меня к детям, - огрызнулся Харт. – Все, идемте.
Едва Рейвен и остальные вышли в коридор и заперли за собой дверь, как дверь соседней квартиры приоткрылась, и оттуда выглянула полная темнокожая женщина в спортивном костюме.
- Водит тут всяких..., - прошипела она, глядя на незнакомцев через щель, которую позволяла сделать натянутая цепочка.
- И вам доброго вечера, миссис Джексон, - отозвался Харт, побыстрее пропихивая своих гостей в сторону лифта. Как назло, стоять пришлось достаточно долго. Лифт постоянно останавливался на нижних этажах, но затем шел наверх.
- Чего мы ждем? – поинтересовался Косэй, но удивительно тихо для своей манеры общаться. Но уже через миг он со всей силы постучал по дверям лифта. - Отворяйте! ЖИВО!
- Тихо! – Харт вцепился в его руку. – Это механизм. Пока кнопка не загорится, он не откроется.
- Отойди в сторону, я подожгу!
- Она сама загорается! – теперь уже на помощь пришел Дмитрий. – Вот, видишь? Желтая стала!
В глазах Косэя отразилось удивление, когда двери наконец открылись, но внутри оказался... тупик.
- Тут же стены, глупец! – обратился он к Рейвену. Или...Вы что это, хотите заманить меня в ловушку? Ну давайте, посмотрим, сколько вы продержитесь в бою против меня!
- Нужно было по лестнице идти, - простонал Лесков и первым зашел в лифт. Чуть помедлив, следом за ним шагнул Эристель, затем Лилит. Только когда все оказались в странном ящике, Косэй сменил гнев на милость и зашел в кабину. Затем Рейвен нажал на какую-то кнопку, двери закрылись, и пол начал опускаться. Эристель, Косэй, Сфинкс и Лилит в тревоге посмотрели на потолок, который почему-то по-прежнему находился на месте.
- Мы опускаемся вниз? – как можно более спокойно произнес Эристель.
- Это способ быстро подниматься и опускаться на любую высоту. Здания в нашем мире стали слишком высокими, - пояснил Рейвен.
Слушая этот диалог, Эрик вновь не сдержал смешка. Поход в торговый центр обещал стать самым веселым событием в его жизни.



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться