Рождественские подарки Рейвену Харту

Размер шрифта: - +

XVI

История с клубом началась с многозначительного восклицания «Надо одеть их нормально, или пусть позорятся дома!». Разумеется, цитата принадлежала самому гламурному дракону Соединенных Штатов Америки, поэтому именно на него и повесили сию непосильную задачу. Как оказалось уже в магазине, ядовитая фразочка Фостера касалась и самого Рейвена. Полицейский уже хотел было обидеться и послать своего соотечественника к чертям собачьим, как в их диалог вмешалась графиня. Будучи хитрым дипломатом, девушка немедленно расхвалила на все лады костюм, который выбрал для Рейва Эрик, и Харт несколько потеплел. В миг, когда графиня ласково поправила воротничок его рубашки, он и вовсе не сдержал смущенной улыбки.
- Вы удивительно хороши собой, месье Харт, - произнесла Лилит, разглядывая мужчину с ног до головы. – Вам нужно чаще надевать подобные... камзолы.
- Пиджаки, - поправил ее Фостер, с долей иронии наблюдая за выходками француженки. Иногда Рейвен был до невыносимого упрям, но Лилит оказывала на него просто поразительное влияние. Было заметно, что он дорожит мнением этой женщины, но не потому, что хочет ей понравиться, а потому, что ценит ее дружбу. После Египта они очень сблизились, и, возможно, где-то на задворках сознания действительно воспринимали друг друга, как брат и сестра.
- Тысяча семьсот долларов? – вырвалось у полицейского, когда он увидел ценник на пиджаке. – Фостер, иди к черту. У меня квартира в кредит. Знаешь, сколько получает инспектор полиции?
- Сходишь в казино и отыграешь. Тоже мне, проблема, - усмехнулся Эрик.
Консультант в магазине посмотрел на самоуверенного брюнета, как на идиота. Он решил, что сюда заявились те, кто по счастливой случайности сорвали быстрые деньги, играя в рулетку, и теперь транжирят полученное. Все эти люди, что сейчас разгуливали по магазину, казались ему странными, поэтому в зале незаметно появились сразу три охранника. Разумеется, они вежливо улыбались и делали вид, что происходящее в магазине их не касается, однако тем временем они зорко следили за каждым.
Тем временем Лилит никак не могла понять, для кого пошита эта одежда, и уже хотела было предложить померить серый костюм Эристелю, как к ней приблизилась консультант и поинтересовалась, желает ли девушка примерить его сама. Графиня посмотрела на женщину и мигом поняла, что несчастные дамы теперь должны походить на мужчин.
«Видимо, они все наслышаны о капитане Ларсене, и теперь маскируются», - с иронией подумала графиня. Любвеобильный космический пришелец теперь вызывал у нее только такие ассоциации, и девушка уже начала опасаться, как бы такое восприятие не укоренилось у нее навсегда.
- Ты нашла себе достойное одеяние? – услышала она за спиной голос Косэя. Мужчина приблизился к ней и насмешливо добавил: - Надень золото, а то вечно черная, как чума. Мне вот это нравится! Надевай прямо сейчас!
При виде выбранного Косэем платья, графине чуть не поплохело. Назвать эту золотую тряпку, с трудом прикрывающую бедра, достойным туалетом не поворачивался язык.
- Или вот это! – предложил Рыжий. Лилит уже хотела было поблагодарить Бога за то, что фараон опомнился, как увидела второй наряд и помрачнела еще больше. Коротенькой леопардовое платье с черным кружевом на талии напоминало нечто такое, что даже куртизанка устыдилась бы надеть.
- Это предлагается для сна, - попыталась было отделаться она, но консультант немедленно встряла и сообщила, что это платье было одно из самых популярных на показе мод.
«Боже, этот мир настолько же безнравственен, насколько мудр», - в ужасе подумала Лилит. «Возможно, прогресс и впрямь уничтожает все грани приличия, и капитан Ларсен вовсе не выглядит ловеласом в своем времени. Если там все мужчины такие...»
Графиня даже не заметила, как ее спутники окружили ее. Им всем уже стало интересно, что на себя наденет французская модница конца 18-го века.
- Такие платьица носят на трассах, - с пренебрежением заметил Эрик, не оценив восклицаний консультанта. Графиня не поняла, что означали его слова, но мысленно порадовалась, что Фостер вроде как заступился за нее. И через миг нахмурилась, почувствовав какой-то подвох в следующей непонятной фразе касательно выбранного ею наряда: - Но в этом платье, что на вас сейчас, моя дорогая, только Байки из Склепа вести вместе с его очаровательным ведущим. Мамочка из Семейки Адаммс померла бы от зависти.
- Зеленое было бы лучше, - сдержанно сообщил Эристель.
- Не было зеленого, - нахмурилась Лилит. Она перевела взгляд на Рейвена, надеясь, что хоть полицейский проявит солидарность.
- Лилит, мы идем в клуб, а не на похороны, - с трудом пряча улыбку, произнес он. - Там и так темно. Надень белое. Тебе пойдет.
- Я не ношу белое, месье Харт.
- Ну вот же, золотое! – Косэй нетерпеливо потряс платьем перед лицом девушки, точно тореадор, бык которого внезапно уснул прямо во время боя. – Золотое надо! Иначе какой же это праздник!
Дмитрий тактично молчал, не зная, как сказать, что в этом платье Лилит и впрямь не в клуб нужно, а висеть вниз головой в каком-нибудь вампирском склепе. Но графиня осталась непреклонна: длинное кружевное платье черного цвета с расклешенными рукавами, закрытое настолько, что Лилит чудом могла в нем дышать, казалось девушке идеальным.
- Ты похожа на огромное насекомое, - отвесил комплимент недовольный Косэй. – Надо оторвать эти дурацкие рукава и юбку. И золото какое-то на шею и на руки. И на щиколотки. И на волосы! И все равно будет некрасиво!
- А мне нравится, и, если вы не желаете меня видеть такой подле себя, я мигом найду другого спутника, - отрезала графиня. – И совершенно не из нынешнего окружения.
Последнюю фразу Лилит добавила поспешно, так как Косэй уже угрожающе мрачно посмотрел на Эристеля.
- Где у вас прокат машин? – спросил Эрик, обратившись к Харту, который тоже не мог отвести от своего отражения взгляда.
- Ты смеешься? – нахмурился полицейский.
- Нет. Возьмем водителей. Как насчет «Бентли»?
- Хорошо, хоть не «Феррари», - усмехнулся Рейвен. – Я бы посмотрел, как бы ты управлялся с ним по снегу.
Харт бросил взгляд на Косэя, который в черном пиджаке на трех пуговицах выглядел настолько несчастным, насколько это возможно.
- Он тесный! И плевать, что это мой размер. Как можно сражаться в таком?
- Расслабься, женщины будут от тебя без ума, - хохотнул Эрик. - Может, соберешь себе целый гарем.
- Да забей. Посидим там полчаса и поедем домой, - усмехнулся Рейвен.
- Да конечно. Нет, Харт, текила-текила нас ждет. Ты будешь со мной пить.
- Мне детей пасти надо.
- Они сами попасутся. Главное, чтобы у нас Лилит не украли, пока мы напиваемся. Такая девица будет центром внимания, и придется от нее отгонять разных баранов. Еще увезут ее куда-нибудь, потом ищи-свищи.
- Думаю, мы найдем ее по хладным трупам умерших от оспы, чумы, эболы, сифилиса и брюшного тифа. Она уже надела на себя черное платье, остались только кровавые перчатки по локоть.
Эрик вновь весело рассмеялся.
- А вообще, мы чертовски круто выглядим..., - он в последний раз глянул на себя на выходе из магазина, а некромант тем временем уже поймал такси. Выглядело это довольно странно. Машина вроде бы мчалась мимо, но затем вильнула и остановилась.
- Эристель, - терпеливо произнес Лесков, догадавшись, что за трюк выкинул колдун. – Видите, на машине горит красный огонек? Это означает, что такси занято. К тому же, чтобы поймать машину, не нужно делать водителю плохо, достаточно просто вытянуть руку.
В тот же миг из автомобиля выскочил таксист и, жутко кашляя, начал разматывать шарф. Затем он, точно пришел в себя, и в ужасе посмотрел на стоящих у входа в магазин.
- О, боже, чуть не задохнулся, - пробормотал он. – Думал, умру...
Последние несколько часов до «выхода в свет», путешественники во времени провели в отеле. Рейвен вернулся домой один, желая поспать перед предстоящим мероприятием хотя бы жалких шестьдесят минут. Хроническое недосыпание сказывалось, и вместо того, чтобы наводить марафет, Рейвен забрался под одеяло и, наспех поставив будильник, тут же заснул. Сфинкс закрылся в своем номере и, усевшись перед телевизором, принялся листать каналы, желая поскорее освоить поведение людей этого мира. То ли сам Осирис смилостивился над несчастным египтянином, то ли просто удача была на его стороне, но Лев наткнулся на канал, где как раз шел фильм про компанию молодых мужчин, собиравшихся в клуб. Услышав волшебное слово, Сфинкс так ни разу не пошевелился, все полтора часа наблюдая за происходящим на экране.
Тем временем Косэй забрался в горячую ванну, точнее, в откровенный кипяток, и от удовольствия он даже задремал. Но вода быстро остыла, и выругавшись, Косэй подливал себе кипятка, пока не залил пол в ванной. Только потом мужчина понял, что такое слив. В итоге вытирать пол пришлось никому иному, как Сфинксу. Фараону, мол, не положено.
Эристель в свою очередь лежал на постели и хмуро смотрел телевизор. Наткнувшись на сериал «Доктор Хаус», он несколько минут строго взирал на происходящее, но, как только его заинтересовал сам сюжет, серия вдруг закончилась. Подождав еще какое-то время, продолжения заветного фильма Эристель так и не получил, зато нашел канал под названием «Дискавери», где шла программа о новейшем медицинском оборудовании для проведения операций. Вот тут-то некромант и пропал. С этой минуты он внезапно принял для себя решение, что приложит все усилия, чтобы остаться в этом мире навсегда.
Эрик и Лилит тем временем находились в салоне красоты. Графине укладывали волосы и делали макияж, а Фостер, попивая кофе, терпеливо ждал, пока девушке почистят перышки. Француженка была несколько удивлена, что в салоне находятся и мужчины, и женщины, и их никак не разделяют.
- Графиня, вы видели на экране обнаженную женщину, убегающую от привидения! Неужели вы думаете, что расчесать волосы прилюдно – это что-то постыдное в нашем обществе? – усмехнулся Эрик. – Или мне удалиться и мерзнуть на улице? Тут, кстати, «Старбакс» через дорогу. Хотите кофе?
Услышав заветное название, графиня просияла.
- О, вы так любезны, месье Фостер. Могу ли я попросить вас еще об одной милости?
- Смотря о какой, - улыбнулся брюнет.
- Я бы хотела, чтобы вы помогли выбрать мне еще одно платье.
- Вам разонравилось черное?
- Нет, что вы, оно прекрасно. Но, видите ли, я не совсем комфортно чувствую себя одной в сопровождении такого количества мужчин. Наверное, мои слова сейчас покажутся несколько странными в связи с последними событиями, но я бы хотела пригласить к нам еще одного человека... Мне кажется, что я достаточно оправилась, чтобы перенести его сюда.
- То есть, мужчин вам мало, и вы желаете разнообразить нашу армию злодеев и умалишенных еще и прекрасным золотым единорогом в лице капитана Ларсена?
- Давайте оставим капитана в покое. Какими бы везучим он ни был, второй схватки с Косэем он явно не перенесет. К тому же, мне самой хочется отдохнуть от этих ваших поединков. Так что, нет, месье Фостер, я говорю о женщине.
- Адриана мила, но она такая... хм, как бы вернее выразиться... правильная, что вряд ли поддержит нашу вечеринку. Или вы имеете ввиду..., - Эрик невольно вскинул бровь. – Проклятье, Рейв будет в ярости!
- Знаю, - Лилит устало вздохнула. – Но Косэй будет рад ее видеть. В любом случае, ввиду отсутствия капитана, быть может, всё обойдется. И все-таки, месье Фостер, мне нужна ваша помощь.
- А если я скажу «нет»? – Эрик иронично прищурился.
- Тогда надейтесь, что организм дракона достаточно сильный, чтобы пережить проказу, - хмыкнула графиня, и мужчина расхохотался.
- Хорошо, рассказывайте, - отсмеявшись, добавил он.
- Я предпочла бы, чтобы присутствие Нефертари для Рейвена осталось незамеченным. Вы ведь в состоянии скрывать энергетику других людей, так почему бы нам не воспользоваться вашими способностями?
- Потому что я – не мазохист. Рейвен, конечно, не страдает маниакальной страстью к разбиванию чужих черепов тупыми предметами, однако по лицу мне непременно съездит, если узнает, что я участвую в этом заговоре. А он, уж поверьте мне, узнает.
- Кто же вас выдаст? – не поняла графиня.
- Обмануть «энергетика» я еще через пень-колоду могу, если это связано непосредственно с моей собственной энергетикой, и даже могу каких пять-десять минут дурить ему голову на тему энергетики окружающих, как то было в его квартире, когда мы прятались на кухне. Но продолжительное время... Графиня, при всем моем уважении к вам и вашей тяге к интригам, это нереально. Может, мы быстренько найдем вам какую-нибудь другую подружку на вечер? Наверняка, у Рейвена есть знакомые.
- Исключено, - Лилит раздраженно нахмурилась. – Я крайне плохо схожусь с женщинами, и единственный представитель прекрасного пола, который мне идеально подходит в общении, Нефертари.
- Самодовольная стерва-феминистка, страдающая повышенным интересам к ночным приключениям? – Эрик иронично вскинул бровь.
- Женщина, которая знает себе цену и которая ничего не боится. Умная, веселая и привлекательная. То, что нужно. Вы не представляете, сколько сил мне потребовалось, чтобы Нефертари и Рейвен увлеклись друг другом, и все было идеально, пока не появился капитан... И втемяшил же себе в голову, что ему нужна именно Нефертари.
Фостер пожал плечами. Драмы этих троих хоть и были ему интересны какое-то время, но уже откровенно наскучили. Главной виновницей он считал именно Нефертари, ведь если бы она сама не подпустила к себе Ларсена, трагедий не было бы вовсе.
- В данном случае, я на стороне Ингемара, - произнес он. – Ему-то без разницы, с какой женщиной развлекаться, а Нефертари сама поманила его. На месте Рейва я бы давно прибил су... эту девушку. Ларсена бы тоже. Чтобы другим не повадно было.
Графиня невольно усмехнулась. Она знала, что Эрик не относится к святым, однако чтобы так расправляться с изменницами... Впрочем, тут она была с ним солидарна.
- Не вы один, месье Фостер. Но с Тари ситуация довольно специфическая – она попросту боится признаться, что неравнодушна к месье Харту. Поэтому и творит разную бессмысленную чепуху. Месье Харт, в свою очередь, слишком горд, чтобы признаться ей в своей симпатии. Он обманывает себя, ссылаясь на восприимчивость к чужой энергетике. На самом деле, тут все просто, как дважды два. Так вы поможете мне, месье Фостер? Хотя бы частично?
- Начнем с кофе, - ухмыльнулся Эрик, и девушка улыбнулась в ответ. Она наконец позволила парикмахеру заняться ее волосами, и Фостер вышел на улицу и направился в «Старбакс».
Лесков же занялся тем, что решил вопрос с резервацией столика в ви-ай-пи зале, а затем прогулялся до парфюмерного магазина, где купил мужской одеколон. Его несколько тревожило предстоящее событие, но он успокаивал себя тем, что привык встречаться с разными «непонятными» людьми в подобных местах. Единственное, что его по-настоящему пугало, наличие проклятых наркотиков во внутреннем кармане пиджака Эрика.
 



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться