Рождественские подарки Рейвену Харту

Размер шрифта: - +

XX

Воскресенье выдалось пасмурным, поэтому путешественники во времени старались находиться преимущественно в помещениях. День состоял из ресторанов, игры в боулинг, посещения планетария, дегустации блюд итальянской кухни и походов по магазинам. Рейвен в процессе не участвовал, так как, передав Нефертари в надеждые руки, отправился в участок.
Оказавшись в магазинах, Нефертари и Лилит пошли в разнос, то бишь начали скупать все, что казалось им особенно интересным. Денег было предостаточно, и пока мужчины играли в бильярд, они были предоставлены самим себе. Вот только бильярдную вышеупомянутые мужчины покинули сразу же, как только ушли их спутницы – все бросились разыскивать подходящие рождественские подарки. Дмитрий, который приехал ближе к вечеру, сменил Эрика именно тогда, когда тому уже хотелось убить своих подопечных. Наемника настолько задергали, что он грешным делом подумывал бросить «деток» на произвол судьбы, так как посчитал, что объясниться с Рейвеном по поводу взорванного торгового центра будет проще.
- Лесков, если ты хочешь меня убить , то хотя бы делай это гуманно. Пристрели, отрави или, в конце концов, вели спрыгнуть с крыши. Но то, что ты мне тут устроил, я не заслужил. Я не могу с ними!!! – взвыл Эрик, бросаясь к Дмитрию, точно нищий к крупной купюре. – Они ничего не понимают. Они лезут во все стороны. Они мне ХАМЯТ! Эристель устроил скандал в аптеке, египтяне не вылазят из оружейного, причем они не догоняют, что без разрешения им ничего не продадут, Лилит утонула в шмотках и украшениях. Потом эти ненормальные менялись местами, и я вновь и вновь шел позориться по тем же магазинам. Когда мы наконец свалим за город? Надо сделать так, чтобы Рейвен завтра не пошел на работу, иначе я тут свихнусь.
Лесков с долей иронии выслушал своего подопечного, а затем поинтересовался у Эристеля, зачем ему понадобилось донимать фармацевта.
- У него есть некоторые зелья, которые, судя по их энергетике, мне будут весьма интересны для изучения. Однако этот странный человек требовал какой-то... ре...

- Рецепт, - терпеливо подсказал Дмитрий.

- Верно, благодарю, рецепт. А затем и вовсе начал подозревать меня в том, что я зависим от каких-то странных препаратов. Я попытался доказать ему, что разбираюсь в алхимии. Но он совершенно меня не понимал. Либо он – глупец, либо я совершенно не понимаю законы этого мира. Что за рецепт, Дмитри? Зачем мне идти к лекарю, если я сам являюсь лекарем? И уж тем более я не болен.
- Да, тебе всего лишь триста лет, а выглядишь ты хорошо, если на тридцать. Вот что делает пилатес! – съязвил уже откровенно злой Эрик. – Лесков, я еле уволок его оттуда. Еще чуть-чуть, и самому фармацевту потребовался бы рецепт. А еще там такая очередь собралась, что, я думал, что умру не от пули, а от негативных флюидов разъяренных старух.
- Не преувеличивайте, - чуть нахмурился Эристель. – Старухи не представляют опасности.
- Эти, поверь мне, представляли! Те, кто не мечтают получить тростью в зад, обычно не задерживают очередь в аптеках, поликлинниках и на почте.
Некромант с долей удивления посмотрел на Дмитрия, пытаясь понять, действительно ли пожилые люди современного мира настолько агрессивны. И, главное, почему.
- Пожитожим: вы купили подарки, которые хотели? – прервал их спор Дмитрий.
- Да, - хором ответили его спутники.
- Даже друг другу? – Лесков с иронией вскинул бровь, и на лице собеседников промелькнула озадаченность.
- С Косэем хрен что-то купишь, - опять начал жаловаться Фостер. – Едва я или Сфинкс что-то брали в руки, он уже орет продавцу – заворачивайте это мне!
- Я не виноват, что ты так долго соображаешь, а Сфинкс и вовсе не должен дарить подарки, - довольно фыркнул Косэй. – А я всем все купил. Даже для Полудохлого. Даже для тебя. Мне не жалко.
- Приятно слышать, - Дмитрий едва заметно улыбнулся и перевел взгляд на Сфинкса.
- Лев исходил лапами глубины пустынь и разыскал частицы песчаных небес!
Заметив озадаченность на лице Лескова, Косэй снисходительно «перевел»:
- Он подарит всем то, что символизирует вас в его глазах.
- Жаль, Ларсена нет. Я бы подсказал тебе, где купить особенно символичный подарок. Главное, не забыть комплект батареек, - хохотнул Эрик.
- Хорошо, - согласился Лесков. - Последнее... Где женщины?
- Где-то..., - Эрик неопределенно развел руками, точно желал охватить все пространство торгового центра. – Где-то здесь. Мы договорились встретиться в бильярдной через два часа... Проклятье, мою рубашку можно выжимать.
- Успокойся, главное, что никто не пострадал, - отозвался Дмитрий. – Если с делами все закончили, возвращаемся в бильярдную. И еще, Эрик, мне нужен аспирин, поэтому, если тебя не затруднит зайти в аптеку...
- Затруднит! – рявкнул Фостер, отчего Лесков чуть поморщился.
- Извини. Я не предполагал, что поход в аптеку тебя настолько травмировал.
Пока Лесков покупал таблетки, Эрик и остальная компания отправились в бильярдную. Девушки вернулись в назначенный срок и пока ждали своих спутников, к ним пристали какие-то амбалы, желающие познакомиться с одинокими красотками. Откуда тут взялась группа заезжих дальнобойщиков, история умалчивала, но по-хорошему они отвязываться не хотели. Их было человек пятнадцать, а бармен явно был их знакомым, поэтому не торопился вызывать охрану. Он с иронией наблюдал за стойкой, как девушки вежливо, но настойчиво пытаются отправить ухажеров в отставку. Остальные люди, заметив, что творится, начали потихоньку покидать помещение, не желая ввязываться в историю, которая могла закончиться больничной койкой.
Когда появился Эрик в сопровождении остальной компании, графиня вздохнула с облегчением – не могла же она вызвать демона на глазах у отдыхающих, а Тари - избить надоедливых типов кием. Дальнобойщиков появление жалкой подмоги в виде нескольких задохликов, коими они окрестили Эрика и Эристеля, ничуть не смутило. Косэй и Сфинкс показались им чуть более серьезными противниками, но что они могли сделать против такой оравы?
- Парни, мы не хотим проблем. Вы отдыхаете, мы отдыхаем. Лужайка большая, всем есть место, где пастись, - Эрик попытался было решить вопрос мирно. Он пожалел, что не пошел в аптеку сам, а теперь Дмитрий неизвестно когда вынырнет из бездны старушек, которым надо обязательно уточнить и переспросить, сколько таблеточек до или после еды.
- Вот и паситесь на лужайке, мальчики. Подите, выпейте за наше здоровье, а мы пока с девочками пообщаемся, - ответил ему самый огромный бугай.
- Только без выкрутасов, ладно? – произнес вдруг Эрик, обращаясь к своим спутникам. - Как в детстве, потолкаемся и разойдемся.
В тот же миг один из дальнобойщиков его действительно толкнул, причем с такой силой, что Эрик потерял равновесие и ощутимо ударился об угол бильярдного стола.
- Что ж ты за мразь такая бестолковая? Я же по-хорошему хотел..., - в ярости воскликнул Фостер, хватая со стола бильярдный шар и запуская его точно в лицо обидчику. В тот же миг завязалась потасовка. Лилит и Нефертари едва успели отскочить в сторону и теперь спокойно наблюдали за устроенным спектаклем. Точнее наблюдала только графиня, египтянка же рвалась в бой.
- Я – воин! Я не хочу, чтобы меня защищали. Я сама могу убить их всех!
- Нельзя! В мире Рейвена женщины должны казаться слабыми... Иначе, иначе его казнят! – попыталась угомонить ее Лилит. Угроза о казни все-таки подействовала.
- А Эрик-то хорош, - усмехнулась Нефертари, наблюдая за действиями Фостера. Тот уже умудрился сломать кий о голову одного из противников и вторым ударом повалил его на пол. – Ты только глянь на него!
- Мне есть, на кого посмотреть, - улыбнулась Лилит, делая глоток вина и не сводя взгляда с Косэя. В этой свалке его трудно было разглядеть, но двигался он настолько красиво и легко, будто танцевал. В руке у него тоже был бильярдный кий.
До Эристеля противники каким-то образом даже не доходили. Со стороны было непонятно, что он с ними делает, но те падали друг на друга, едва собирались замахнуться на своего врага.
Увидев, что друзья терпят поражение, бармен попытался нажать на кнопку вызова охраны, но не успел. Что-то забилось ему в горло, не давая вдохнуть, и он потерял сознание. Черные глаза графини вновь прояснились, и, когда Дмитрий вошел в бильярдную, держа в руке пачку аспирина, стонущие и окончательно вырубленные дальнобойщики раскинулись перед ним ковром.
- Эрик, можно тебя на минутку..., - единственное, что смог произнести Лесков, глядя на Фостера, которому все-таки разбили губу.
- Дим, они пристали к нашим девочкам. Болтать с ними до твоего появления у меня не получилось. Я бы и один справился, но эти тоже подтянулись, видимо, решили, что нужна помощь. Как говорят у вас в России: Один в поле – не пони.
- Уходим отсюда! – приказал Лесков, и в этот раз спорить с ним никто не стал. Разбившись на пары, они живенько покинули торговый центр с разных выходов и встретились у ледяной фигуры в форме корабля. Только в такси Дмитрий не смог удержаться и не поправить Эрика:
- Один в поле – не воин, - сказал он по-русски. – Какого черта ты никак не можешь запомнить наши пословицы и уродуешь их?
- Да я не специально, - озадачился Эрик. – Если честно, я их не очень понимаю. Вот этот не воин, например. Пони – как-то логично. Что делать пони одному в поле? Это скорее корова одна будет в поле пастись. А пони довольно дорогие – их без присмотра не оставляют. И почему один в поле не воин? То есть, все твои прежние награды в бою не считаются?
- Нет, Эрик, один в поле – не воин, это означает, что один против армии ничего не может сделать.
- Позвольте не согласиться, - вмешался Эристель.
- Русские крестьяне не встречались с вами, поэтому рискнули слагать пословицы, ориентируясь исключительно на способности среднестатистического человека.
- А если человек с бомбой? – настаивал Фостер.
- Бомб тогда не было, когда эти пословицы придумывали, - пытался достучаться до своего наемника Дмитрий.
- Тогда зачем сейчас их произносить, если они неактуальны? Мне нравится, как звучат, но смысла в них нет.
Дмитрию надоело спорить, и он уставился в окно. Хотелось вернуться в отель, но перед этим нужно было завести Нефертари и Эристеля Рейвену. Когда египтянка выходила из машины, Эрик сунул девушке в руку девушки какую-то маленькую склянку.
- Подлей Рейву утром в кофе. Если не будет пить, придумай способ. В конце концов, накорми песком...
- Что это? – уточнила Тари.
- Он заснет, и мы сможем увести его за город. Будем готовиться к рождеству. Если позвонит телефон...
- Та штука, что в номере Лилит?
- Да, скажи, что Рейвен нездоров. Сильный жар, и он спит.
- Хорошо, сладкий.
- Может, обеспечить ему болезнь на самом деле? – любезно предложила Лилит. – А то он утром будет злиться на нас и все равно в итоге уедет на работу. А мы как раз его днем подлечим и поедем за город. И он доволен, и мы счастливы.
Сидящие в машине переглянулись и дружно закивали. Когда Рейвен вернулся домой, в его гостиной сидели Нефертари, Лилит и Эрик.
- Что-то случилось? – встревожился Рейвен.
- Нет, месье Харт, просто не хотели оставлять Тари одну, - графиня поднялась ему на встречу. – Как прошел ваш день?
- Спокойно, только под вечер какие-то дальнобойщики передрались в бильярдном баре. И как назло все записи с камер видеонаблюдения стерты. А вы где были?
- В планетарии, - со святыми глазами произнес Эрик. – Ладно, мы поехали. Жаль, что тебя с нами не было. Повеселился бы. Косэй получил золотую кеглю в боулинге. Снайпер херов. Двенадцать страйков подряд. Как тебе?
- Классно, - улыбнулся Рейвен. – Как Сфинкс?
- Без тебя уныло. Постоянно молчит и жмется по стенкам.
- Вы его не долбали, надеюсь?
- Нет, он, кстати, самый адекватный в нашей компании. Хоть и несет перманентную ересь.
- А Эристель?
- Да нормально все. Ему нравится.
- А губу тебе кто разбил?
- Кто? Кто? Косэй, кто еще. Я пошутил неудачно.
Рейвен тут же насторожился. Желая проверить, врет ли его собеседник, он положил руку Эрику на плечо и заметно помрачнел:
- Ты что, прячешь энергетику?
- А что ты меня лапаешь, извращенец что ли? Ладно, я поехал. Оставляю тебе твою конфетку. Зацени, кстати, как мы ее переодели. Современные шмотки ей идут.
Лилит приблизилась к Рейвену и внезапно ласково обняла его.
- Очень вас не хватало, месье Харт. Может, вы все-таки завтра с нами отстанетесь? Отпроситесь на денек, для меня это будет лучшим подарком на Рождество?
В тот же миг Лилит посмотрела на Рейвена такими глазами, что полицейский не мог не смутиться. В свою очередь, Эрик пожалел, что не купил Лилит фигурку «Оскар» в игрушечном магазине, а Нефертари даже ощутила укол ревности.
- Лилит, мне правда нужно на работу...
- Месье Харт, никто не будет работать в день перед Рождеством. Я прошу вас. Я умоляю вас. Сошлитесь на то, что вы приболели или... Ну же, ради меня. Ради Сфинкса. Он очень переживает, когда вас нет рядом. Его каждый может обидеть. Он, как маленький мальчик. А мне не хватает вашего тепла во всей этой безумной компании, от которой постоянно кружится голова. Мне сдавливает в груди и трудно дышать при мысли, что даже поговорить не с кем. Косэй хватается за нож, месье Лесков постоянно отчитывает, а Эристель...
- Ну, хорошо, я возьму один день отгула, - неуверенно произнес Рейвен.
- Обещаете? Я приеду за вами рано утром, и если не застану вас дома, никогда вам этого не прощу.
- Вот, слышал, даже если дом загорится, сиди внутри! А то не простят, - не удержался от иронии Эрик, за что Лилит тут же придавила ему ногу каблуком.
- Ладно, обещаю. Скажу, что приболел.
- О, месье Харт, вы самый лучший, самый добрый, самый...
- Да-да, - усмехнулся Рейвен. – Я не понимаю, что вы задумали, но, чувствую, что если я откажусь, от города останется дымящийся кратер.
«Нет, мое очарование, ты всего лишь спас себя от лихорадки», - подумала Лилит, ласково улыбаясь.
- Спокойной ночи, месье Харт. Берегите Тари. У нее разболелась нога, и она едва ходила весь день.
Рейвен бросил обеспокоенный взгляд на египтянку, и та опустила глаза, делая вид, что действительно страдает.
Уже в машине Эрик обернулся к Лилит и произнес:
- Вы самая лицемерная манипуляторша из всех, что я когда-либо встречал. Причем, это комплимент!
Услышав эти слова, француженка довольно улыбнулась.
 



Дикон Шерола (Deacon)

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться